ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, из Миранды получится очень удобная жена. Так почему же он считает часы и минуты до наступления завтрашнего утра, когда сможет вновь встретиться с Ханной? Когда Ханна согласилась стать его другом, Алекс уговорил ее пригласить его на чашечку утреннего кофе, и таким образом сделать первый шаг на пути к дружеским отношениям. Разумеется, Алекс меньше всего желал получить от Ханны дружбу. Он рассчитывал завязать с нею нечто менее продолжительное и обременительное, зато куда более волнующее.

Ханна, конечно, не бриллиант. Ее непредсказуемые вспышки страстности или неожиданного гнева придают ей больше сходства с опалом, в сердцевине которого переливается горячее свечение. Из нее никогда и ни при каких условиях не выйдет удобной корпоративной жены. Ханна никогда не поймет первостепенного значения работы и сил, двигающих жизнь мужчины – такого, как он сам. Он знает, что Ханна совершенно ему не подходит, так почему же он так томится в ожидании завтрашнего утра?

* * *

Ханна села за стол и, раскрыв толстый блокнот, стала составлять описание предыдущего занятия с Кэрри. Писать было почти нечего, и она нахмурилась. Она привела с Кэрри уже несколько сеансов, но девочка по-прежнему молчала, хотя и становилась с каждым днем все более открытой и все сильнее привязывалась к кролику Питеру.

Вчера Ханне позвонил отец Кэрри с претензиями, почему в состоянии его дочери до сих пор не наблюдается прогресса. Ханна объяснила, что лечение требует времени, и его результаты не могут проявиться после трех сеансов. Он же в свою очередь заявил, что через две недели у него запланирована деловая поездка – не будет ли Ханна добра разрешить проблемы Кэрри к этому времени?

Она отложила карандаш и потерла ладонью лоб. Чего он хочет от нее? Чтобы она взмахнула волшебной палочкой – и все получилось? Чтобы выдала ему результаты – немедленные, словно приготовленный из полуфабриката пудинг? Возьмите попавшего в беду ребенка, добавьте щепотку психотерапии, перемешайте и поставьте в духовку – успех гарантирован, Придется отцу Кэрри сделать неприятное открытие, что дела так быстро не делаются.

Ханна захлопнула блокнот. Ее мысли переключились на другого человека – виновника ее бессонных ночей. Алекс. Вчера она страшно разозлилась на него, когда открылась придуманная история про арахнофобию. Подсознательно Ханна с самого начала сомневалась в правдивости Алекса, но, когда он открыто сознался во лжи, она почувствовала себя преданной, раздавленной, словно пешка в непонятной игре без правил. Но потом, когда Алекс попросил ее дружбы, какая-то частичка ее сердца оттаяла после долгих лет холода и расцвела. Однако на следующее утро Ханна призадумалась: а не совершила ли я ошибки, согласившись на столь рискованную дружбу?

Хотя Ханна не доверяла астрологии и гороскопам с безоговорочностью Эдны, она все-таки верила, что определенным астрологическим знакам присущи определенные характерные черты. Эгоизм, нетерпеливость, беспокойность… Годы, прожитые с Эдвардом с его замашками Овна, отбили у нее охоту связываться с очередным представителем этого знака.

Такая связь будет похожа на дружбу кролика и скорпиона. Рано или поздно скорпион обнажит свое жало, проявит свою кровожадную натуру. Так и Алекс рано или поздно причинит ей страдания и проявит свою натуру… или нет?

Она открыла газету на разделе светской хроники. Ее взгляд упал на фотографию Алекса и Миранды Везерфорд, снятых днем раньше на премьере бродвейского спектакля. Уже второй раз за неделю их фотографировали вместе. Неужели у Алекса серьезные намерения насчет этой надменной блондинки с холодными колючими глазами? Похоже, что так.

Ханна резким движением сложила газету вчетверо и нервно затеребила ее в руках. Какая ей разница, с кем встречается Алекс! Какая ей разница, на ком он женится, с кем проведет оставшуюся жизнь! Алекс попросил ее дружбы, но у нее создалось впечатление, что такие отношения, какую бы новизну они ни несли в себе, мало его интересуют. Ханна прекрасно представляла развязку: по окончании отпуска Алекса затянет в обычный водоворот дел, а с ней он за ненадобностью распрощается.

И все-таки в глубине души она надеялась, что поможет Алексу обрести внутреннее спокойствие, которого достигла она сама. Ханна хотела открыть для него новую систему ценностей, которые сделали бы его жизнь по-настоящему богатой и полноценной и отвлекли от привычного мира денег и деловых сделок.

* * *

– Доброе утро.

Услышав приветствие Алекса, возникшего в дверях кухни, Ханна вздрогнула от неожиданности.

– Здравствуйте. Я не слышала, как вы вошли.

Его внезапное появление слегка взбудоражило Ханну, особенно если учитывать, что последние несколько минут она только о нем и думала.

– Эдна оказала мне необычную любезность и позволила войти.

Он сел напротив нее. Ханна в очередной раз буквально кожей ощутила исходящую от него притягательную силу. Более того, под его пристальным взглядом она начинала остро ощущать себя женщиной. Алекс пробудил в ней истинную женственность, о существовании которой она раньше даже не подозревала. Ханна пока что не разобралась, нравится ей это новое волнующее ощущение или нет.

– Налить вам кофе? – спросила она и привстала, но твердая рука вошедшей следом Эдны усадила ее обратно.

– Сидите, сама налью. – Схватив кофейник, Эдна плеснула в чашку кофе и поставила ее перед Алексом. – Сегодня утром я встретила в магазине вашего человека.

– Моего человека? – переспросил Алекс, потом усмехнулся. – А, вы говорите о Джейкобе. – Он придвинул к себе чашку.

Эдна закивала:

– Совсем выживший из ума старикан, правда?

Алекс поперхнулся кофе. Он вообразил себе священный ужас Джейкоба, если бы тот услышал такое определение собственной особы.

– Все же, откуда он родом? – полюбопытствовала Эдна.

Удивленный вопросом, Алекс долго смотрел на Эдну. Еще более удивительным было то, что он, оказывается, не знает ответа.

– Джейкоб поступил на службу к родителям задолго до моего рождения.

– У него есть семья?

– Понятия не имею.

– А вам никогда не приходило в голову поинтересоваться, женат ли ваш слуга, есть ли у него дети? – спросила шокированная Ханна.

– Приходило, конечно, но Джейкоб испытывает такую неловкость, когда к нему пристают с расспросами о личной жизни. Он полагает, что мне совершенно незачем беспокоиться и вникать в детали его жизни.

Ханна со вздохом промолвила:

– В этом и заключается разница между нами, нашими приоритетами и нашими жизненными позициями.

Краем глаза она увидела, как Эдна тихонько притворила за собой кухонную дверь. Как похоже на Эдну! Заварила кашу и отбежала на безопасное расстояние – пусть Ханна расхлебывает! И все-таки Ханна была благодарна ей. Подняв столь щекотливый вопрос, старушка лишний раз напомнила, что Ханну и Алекса разделяет чудовищная пропасть, что им бессмысленно даже пытаться найти взаимопонимание и завязать дружеские отношения.

– Алекс, – нерешительно заговорила она, – мы принадлежим к абсолютно различным мирам. А без какой-нибудь связующей основы дружбы не построить.

– Мы соседи. Чем не основа? – спросил он. Ханна печально улыбнулась и покачала головой.

– Вчера вы сказали, что у вас нет друзей. Я убеждена: если человек стремится с кем-то подружиться, прежде он должен стать другом самому себе. А вы, по-моему, пока что себе не друг.

– Что-то я не совсем улавливаю вашу мысль. – Алекс сделал последний глоток кофе и с сосредоточенным видом приготовился слушать. Он плохо понимал, к чему клонит Ханна, однако интуиция подсказывала: дело пахнет лишними проблемами, да такими, которые потом придется очень долго разгребать.

– Вспомните, когда в последний раз вы уделяли время только самому себе?

– Я только себе и уделяю время… – запротестовал Алекс.

– Я о другом. Когда в последний раз вы погружались в мечты и надежды? Строили планы и принимали решения – причем такие, которые не имеют ни малейшего отношения к бизнесу? – Озадаченный вид Алекса вызвал у нее улыбку. – Да-да, вы не ослышались. Планы и решения, не имеющие ни малейшего отношения к бизнесу. – Она наклонилась вперед, пристально глядя на Алекса. – Если вы не лукавите и действительно желаете стать моим другом, то подружитесь сначала с самим собой. Я попрошу вас выполнить упражнение, которое поможет вам в этом.

12
{"b":"463","o":1}