ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дистанция спасения
Безбожно счастлив. Почему без религии нам жилось бы лучше
Крушение пирса (сборник)
Любовь на троих. Очень личный дневник
Всеобщая история любви
Клинки императора
Правила магии
Спецназ князя Святослава
Сломленный принц

– Упражнение? – Алекс скептически посмотрел на Ханну. – Чтобы завязать дружеские отношения, надо обязательно выполнить какие-то упражнения?

Ханна весело рассмеялась. Гениальный маневр! Пусть Алекс попробует подладиться под ее жизненный стиль. Если она верно разгадала его характер, долго ему не продержаться. Ханна и ее игры быстро наскучат Алексу, и он вернется в свой прежний мир – перенасыщенный стрессами, гарантирующий немедленные результаты, – в мир, где он думает, что счастлив. Ханна подошла к окну и жестом пригласила Алекса встать рядом.

– Видите разделяющую наши владения насыпь?

Алекс наклонился к ней и посмотрел в указанном направлении. Их головы почти соприкасались. Боже, как восхитительно она пахнет, подумал он. Как экзотический цветок с тихоокеанских островов… Алекс стоял настолько близко, что чувствовал исходящий от ее тела жар, который притягивал его сильнее магнита.

– Видите? – повторила Ханна.

Алекс с трудом прервал сладостную игру воображения, представляя обнаженное тело Ханны среди шелковых простыней своей постели, и ответил:

– Д-да, вижу…

– Я попрошу вас выделить час свободного времени и посидеть там. – Под его пронзительным взглядом Ханна вспыхнула, в очередной раз почувствовав себя вкусной сдобной ватрушкой, которой Алексу не терпится полакомиться.

– Посидеть там и чем позаниматься? – спросил он. Алекс насторожился: уж не подшучивает ли над ним Ханна, но один брошенный на нее взгляд уничтожил сомнения в серьезности ее просьбы.

– Посидеть и постараться проникнуться природой. Расслабьтесь, поразмыслите о самом себе и о том, в какую сторону вы хотели бы измениться.

– И что потом? – продолжал недоумевать Алекс. Лично ему такое «упражнение» представлялось бессмысленной тратой времени.

– Потом мы вместе это обсудим, – ответила она.

– А если я соглашусь посидеть на насыпи… мы обсудим мои размышления за ужином в моем доме? Сегодня вечером? – Если он и потратит целый час на «упражнение», то лишь при условии возместить его ужином в обществе Ханны. Алекс мечтательно улыбнулся, представляя интимный полумрак, свет двух свечей, пенящееся в бокалах шампанское, сломленные запреты, нарастающий водоворот страсти… О, Алекс уже ощущал сладость ее поцелуев…

– Хорошо, – неохотно уступила Ханна. В конце концов, что страшного в обычном ужине? – Я приду, но с условием: вы обязательно исполните мою просьбу.

Алекс кивнул и усмехнулся.

– Тогда я пошел!

– Вы не допили кофе… – пробормотала Ханна, удивленная столь быстрым окончанием визита.

– У меня нет времени на кофе. Моя задача – отправиться на холм и отсидеть там положенный час. – Алекс весело отсалютовал и ушел.

Ханна прошла в гостиную. Задержавшись у окна, она посмотрела вслед спортивному автомобилю Алекса. Все-таки нужно быть сумасшедшей, чтобы согласиться поужинать с ним. Конечно, никакого ужина не будет, если придуманный ею план сработает: проскучав десять минут, сидя на холме, Алекс сочтет это занятие полнейшей бессмыслицей и отменит приглашение на ужин. Он подумает, что отношения с ней принесут больше мороки, чем удовольствия, и оставит ее в покое. Но что будет, если ее план провалится?.. Такого варианта Ханна не предусмотрела – он приводил ее в ужас.

* * *

Алекс нахмурился и раздраженно прихлопнул атакующую его голову муху. Когда между лопатками медленно поползла струйка пота и, достигнув поясницы, впиталась в резинку шорт, Алекс поежился. Он отсидел на насыпи битых полчаса и до сих пор не почувствовал никаких изменений. Впрочем, кое-какие изменения были: у Алекса затекла спина, и он в кровь расчесал искусанные муравьями ноги. Вдобавок яркие солнечные лучи резали не привыкшие к дневному свету глаза. Такое времяпрепровождение определенно не доставляло Алексу удовольствия.

Он наморщил лоб и попытался осмыслить многочисленные события своей жизни. Вроде именно этого хотела Ханна… хотела, чтобы его разум прояснился и осознал… осознал что?

– Сэр? Ваш ланч готов.

Алекс обернулся. Позади с обычным непроницаемым выражением лица стоял Джейкоб.

– Джейкоб, не желаешь ко мне присоединиться? – Он похлопал рукой по траве. – Ханна утверждает, что размышления на свежем воздухе приносят душе пользу.

– Да, сэр. – Джейкоб аккуратно расстегнул пуговицы черного форменного пиджака и осторожно опустился на землю рядом с Алексом.

Мужчины просидели несколько минут в абсолютном молчании.

– Твои ощущения, Джейкоб? – первым нарушил молчание Алекс, с любопытством поглядывая на старика.

– Чувствую себя крайне нелепо, – ответил тот.

– Я тоже, – сказал Алекс и испустил тяжелый вздох разочарования. – Вернемся в дом. – Он встал и принялся растирать зудевшие ноги, но раздражающий зуд никак не желал проходить.

– О, сэр! – неожиданно воскликнул Джейкоб. Впервые за многие годы его лицо исказила паника.

– Что такое? – спросил Алекс, наклоняясь и снова почесывая ноги.

– Видите растение, на котором вы сидели? – спросил Джейкоб. – Видите, какой формы его листья? – Алекс кивнул, и Джейкоб продолжил: – Боюсь, сэр, вы сидели в самых зарослях ядовитого плюща!

ГЛАВА ПЯТАЯ

Ханна и Эдна посиживали в гостиной за привычной полуденной чашечкой кофе. Когда раздался стук в дверь, Ханна вскочила на ноги и, не давая Эдне опомниться и запротестовать, воскликнула:

– Я открою!

За дверью стоял Джейкоб. Ханна нисколько не удивилась при виде высокой худощавой фигуры старика. Она ожидала, что он придет передать решение Алекса отменить ужин и прекратить с ней всяческие отношения. Первые же слова Джейкоба подтвердили правильность ее предположения.

– Мистер Доналдсон поручил мне передать вам свои извинения. Он вынужден отложить вашу встречу за ужином.

– О, какая жалость! – притворно огорчилась Ханна и про себя усмехнулась. Ее расчеты оправдались: Александер Доналдсон не относится к тем, кто способен напрягаться ради гармоничных дружеских отношений. Если за ними не слышен звон монет, то для него игра не стоит свеч.

– Боюсь, мистер Доналдсон заболел, но через пару дней он должен поправиться.

– Ах, мистер Доналдсон болен? Я надеюсь, ничего серьезного? – поинтересовалась Ханна. Какая неуклюжая отговорка – прикинуться больным!

– Доктор уверяет, что в скором времени мистер Доналдсон поправится.

– Доктор? – переспросила возникшая из-за спины Ханны Эдна и встала рядом. – Какая такая болезнь его подкосила, если понадобился доктор?

Джейкоб замялся, явно смущенный перспективой обсуждать заболевание хозяина в присутствии двух дам.

– Ради Бога, раскалывайся поскорее, старик! – нетерпеливо воскликнула Эдна.

Щеки Джейкоба покрылись багровыми пятнами.

– Мистер Доналдсон дышал свежим воздухом и, сидя на холме, наслаждался природой. К несчастью, прямо под ним оказались побеги ядовитого плюща.

Ханна была готова поклясться, что заметила в глазах Джейкоба сардонические искорки, но затопившая ее волна угрызений совести отвлекла ее внимание. Она одна виновата в приключившемся с Алексом несчастье! Она, и только она, отправила Алекса на насыпь.

– Ядовитый плющ? – повторила Эдна и презрительно фыркнула: – Вот дурень-то, честное слово! Не мог, что ли, отличить плющ от травы?

– Видимо, не мог, – чопорно ответил Джейкоб.

Эдна, прищурившись, смерила его взглядом, потом опять фыркнула.

– И что назначил ему доктор?

– Доктор прописал мистеру Доналдсону таблетки.

– Таблетки, ба-а!.. Таблетки – ерунда. Ждите меня здесь, – приказала Эдна и скрылась на кухне. Тотчас загремели ящички кухонных шкафов.

Ханна тем временем предложила Джейкобу войти, но старик вежливо отказался. Он переминался с ноги на ногу и теребил в руках шляпу, очевидно чувствуя неловкость. Ханна постаралась найти подходящую тему для разговора.

– Мистер Доналдсон сильно разозлился? – спросила она.

– Только на самого себя, – откликнулся Джейкоб. – Он почувствовал себя в глупом положении, а такого мистер Доналдсон жутко не любит.

13
{"b":"463","o":1}