ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ничего я не ожидала! – возразила она, хотя Алекс был наполовину прав. – Мне просто хотелось донести до вас мысль, что помимо работы в жизни существует множество интересных вещей. Наблюдение за облаками или закатом солнца кажется мне вполне нормальным времяпрепровождением.

– Другими словами, вы хотите научить меня ценить аромат розы? – спросил Алекс, и Ханна кивнула. – Но разве вы не замечаете, что я с гораздо большим удовольствием вдохнул бы ваш аромат?.. – пробормотал он и, не успела Ханна догадаться о его намерениях, наклонился и нежно прильнул к ее губам. Поцелуй длился целую вечность, а потом Алекс с негромким стоном прижал Ханну к себе. Его руки стиснули ее в объятьях, а губы продолжали сладко терзать ее губы.

Остановись, приказывала себе Ханна, но разделяющие их барьеры рушились один за другим. Желание боролось в ней со здравым смыслом и, в конце концов, одержало победу. Ханна горячо ответила на поцелуй Алекса. Его язык очертил кромку ее нижней губы, потом погрузился в бархатные глубины ее рта, и Ханна затрепетала от удовольствия. Она упивалась ощущением прикасания могучего торса Алекса к своей груди; стук его сердца перекликался с ее прерывистым дыханием, которое участилось, когда рука Алекса скользнула между их тел и накрыла ее полную грудь, волнующуюся под тонкой материей рубашки.

– О, Ханна… – тихо простонал Алекс. – Я хочу тебя!

Слова были исполнены того же воодушевления, которое она уловила в его голосе, когда он рассказывал об «Уайлдинг Электроникс компани». Туман в голове Ханны начал проясняться.

– Алекс… я… – Она отпихнула его и села. – Мне пора возвращаться… Через несколько минут прибудет пациент… – Посмотрев на часы, она вскочила на ноги. Мириады ощущений вихрем кружились внутри ее, и Ханна – крайне смущенная – покраснела.

Я слишком поторопился, подумал Алекс, читая явное замешательство на ее лице. Я поддался напору своих желаний, отбросил в сторону увещевания здравого смысла, ускорил темп развития событий – и вот результат!

– Хорошо, – проговорил он, притворившись, будто поверил в наспех придуманную Ханной отговорку. – Идите. Я подберу покрывало.

Она кивнула, благодарная за проявленное им чувство такта, за то, что он не стал обсуждать случившееся. Ханна заспешила к дому, но Алекс окликнул ее, и она обернулась.

– Завтра мне нужно будет отлучиться по делам в город, но я все же рассчитываю поужинать с вами в пятницу вечером. Давайте договоримся на шесть часов, хорошо?

Ханна колебалась. Голос рассудка подсказывал, что безопаснее будет отказаться, но она не смогла нарушить обещание и согласилась:

– Хорошо, в пятницу, в шесть.

– Джейкоб заедет за вами.

– Спасибо, но я предпочитаю ходить пешком. – С этими словами Ханна направилась к дому. Она сдержит слово и поужинает с Алексом, только ужин станет завершением их знакомства. Она не позволит человеку, для которого облака складываются в огромные долларовые значки, разбить ее сердце.

Алекс задумчиво смотрел Ханне вслед. В данную минуту она волновала его больше всего на свете. Хотя их разговор был бесхитростен и вертелся вокруг одной темы, Ханна помогла ему на какое-то время забыть о делах и проблемах покупки компании Уайлдинга. С Ханной он пережил нечто совсем новое. Алекс не сомневался, что, прояви он чуточку настойчивости, ему удалось бы склонить Ханну заняться с ним любовью прямо на холме. Но он не хотел овладеть ею таким образом – застигнув врасплох. Он займется с Ханной любовью, только когда она сама придет к нему, полностью отдавая себе отчет в своих действиях и ясно отделяя желание от прочих чувств.

Алекс улыбнулся, вспоминая мягкий бархат ее губ и горячность, с которой она отвечала на его поцелуи. Он дал себе клятву – возможно, самую решительную в своей жизни, – что Ханна рано или поздно будет принадлежать ему.

* * *

К великому огорчению Ханны, пятница наступила слишком быстро. Одеваясь к ужину, она перебирала в уме причины, по которым должна остерегаться Алекса. Однако на фоне воспоминаний о его поцелуе все ее доводы моментально меркли.

Уже давно Ханна не испытывала такого жгучего, всепоглощающего желания. Она никогда не занимала много места в сердце Эдварда даже в их лучшие времена, но поцелуи и ласки Алекса возродили в ее памяти исполненные бурных страстей романтические фантазии, в которые она верила, пока не столкнулась в замужестве с жестокой действительностью.

Несмотря на твердое намерение положить конец своим отношениям с Алексом, Ханна одевалась с большой тщательностью. Перемерив несколько нарядов, она остановила выбор на легком салатном платье, которое подчеркивало ее тонкую талию и придавало ее глазам невероятно яркий зеленый оттенок.

– Ого! Дня простых соседских посиделок вы что-то больно вырядились! – высказалась Эдна при виде вошедшей гостиную Ханны.

– Вовсе я не вырядилась, – начала оправдываться Ханна. Ее пальцы нервно теребили подол платья.

– Я чую неприятности… ох, помяните мои слова, неприятности… – мрачно предрекла Эдна.

– А может, твой нос учуял совсем не неприятности, а запах противоартритной мази?.. – ядовито осведомилась Ханна, не желая оставаться в долгу. – Что-то в последнее время тебя так мучают артриты, что ты взяла привычку ездить в бакалейную лавку на машине Джейкоба.

– У меня и вправду ноет нога, – принялась обороняться Эдна, но румянец выдал ее с головой. – Еще раз предупреждаю: с этим Александером Доналдсоном держите ухо востро. Мне вовсе не хочется снова видеть вас несчастной.

Ханна чмокнула старушку в морщинистый лоб.

– Пожалуйста, не переживай. Я буду полностью контролировать ситуацию. – Она посмотрела на часы и спохватилась: – Мне пора идти.

– Разве Джейкоб не заедет за вами?

Ханна покачала головой.

– Я предупредила Алекса, что приду пешком. Сейчас стоят такие дивные вечера, что грех не прогуляться.

Эдна проводила ее до двери.

– Ступайте, но будьте осторожны. Желаю приятного аппетита и надеюсь, что ужин пройдет отменно… только, упаси вас Бог, стать на нем десертом! – наказала Эдна, вызвав взрыв хохота у своей хозяйки.

* * *

Ханна чувствовала себя абсолютно спокойной, когда Алекс собственноручно открыл ей дверь. Но он был так великолепен в белоснежной рубашке с серой ленточкой и темно-серых слаксах, что ее решительный настрой заметно пошатнулся.

– Проходите, – пригласил Алекс и окинул ее с головы до пят восхищенным взглядом. – Вы просто неотразимы, – не преминул заметить он и повел ее в гостиную.

Ханна обнаружила, что Алекс предусмотрительно позаботился об интимной атмосфере – рассеянный свет нескольких свечей создавал в комнате мягкий полумрак, а приглушенное звучание музыки дополняло впечатление. Алекс предложил ей сесть, потом открыл створки бара.

– Выпьете?

Она кивнула.

– Бокал вина, пожалуйста. – Ханне было безразлично, что пить. Главное – занять чем-нибудь руки, унять их беспокойную дрожь. Рассеянный свет и тихая музыка придавали обстановке интимность, но Ханна не собиралась ловиться на такие штучки.

Алекс подал ей бокал красного вина, и она пробормотала слова благодарности. Потом он сел рядом с ней на диван.

– Надеюсь, вы пошли на поправку, – промолвила она.

Алекс улыбнулся.

– Положа руку на сердце, отвечу: ваша Эдна сотворила чудо. Не знаю, какими снадобьями она меня напичкала, но они помогли. История с ядовитым плющом осталась в прошлом.

– Я рада за вас. – Ханна глотнула вина.

Взгляд темных глаз Алекса прожигал ее. – Надеюсь, ваша поездка в город прошла удачно.

– Замечательно. Кажется, мы почти справились со стариной Максом Уайлдингом. – Он внимательно посмотрел на Ханну, но слов похвалы не услышал.

Вместо этого Ханна равнодушно повела плечами.

– Поздравляю… если, конечно, вы именно этого добивались.

Столь сдержанный отклик поставил Алекса в тупик: он неожиданно понял, что запутался в собственных стремлениях. В самом деле, чего он добивался?.. Вчера, когда его адвокат обсуждал с ним условия будущей сделки, Алекс поймал себя на том, что витает далеко-далеко в облаках. Зачем ему покупать очередную компанию, когда он и так пашет за четверых, чтобы только удержаться на плаву?

17
{"b":"463","o":1}