ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

– С добрым утром! – весело приветствовал Алекс Ханну, когда она ранним утром следующего дня вышла из спальни.

– Доброе утро, – осторожно ответила она и принялась преувеличенно тщательно разглаживать подол своего черного платья.

– Хорошо выспалась?

Она кивнула и озадаченно поглядела на Алекса. Она ожидала от него чего угодно – взрывов желчного раздражения или, напротив, гробового молчания и надутой мины, но Алекс вел себя так, словно все было в порядке и ночью между ними не случилось ничего неприятного.

– Ты хочешь сначала выпить кофе или нам лучше не терять времени и отправиться домой?

– Лучше поехать домой, – ответила Ханна с легкой гримаской. – Прошлой ночью у меня напрочь вылетело из головы позвонить Эдне. Она наверняка успела поднять на ноги всю Национальную гвардию и бросилась на мои поиски.

– Представляю ее реакцию, когда она услышала от Джейкоба о моих планах провести ночь в городе, – сказал Алекс, потом усмехнулся Ханне. – Да-да, я предупредил Джейкоба, что мы останемся ночевать здесь.

– Мистер Доналдсон, вы были ужасно самонадеянны, – нахмурилась Ханна.

Алекс пожал плечами.

– Парень честно попытался… Ты ведь не станешь осуждать его?

Ханна улыбнулась:

– Думаю, не стану. Алекс, что касается вчерашней ночи…

Он не дал Ханне договорить, мягко опустив пальцы на ее губы.

– Ханна, не буду скрывать, я был разочарован. Я надеялся, что мы совсем по-другому проведем эту ночь. Я хочу тебя, Ханна, а я не из тех мужчин, которые легко сдаются.

Кровь прилила к щекам Ханны.

– Я поступила так, как мне подсказывала интуиция, как было лучше для меня… для нас обоих. Просто прошлой ночью было еще не время.

Алекс шагнул ближе к Ханне и взял ее за руки.

– Я все понимаю. И хочу, чтобы ты тоже поняла: я не намерен отступать. Когда нужно добиться своего, я становлюсь одержимым.

– Алекс, не принимай меня за компанию, которую нужно поглотить, или за пакет акций, которые необходимо приобрести! Ты всегда говоришь, будто перечисляешь параграфы деловой сделки, – упрекнула его Ханна, но Алекс и бровью не повел, а от души расхохотался.

– Ладно, поехали домой, а по дороге обсудим параграфы этой так называемой «сделки».

Позже, когда они переезжали Куинсборо-бридж, Ханна спросила:

– Ты всегда добиваешься своего?

– Естественно, – с потрясающей самоуверенностью ответил он. – Хотя, вообще-то, не всегда. В детстве я мечтал стать бойскаутом. Увы, не получилось.

– Правда, мечтал?

Алекс кивнул.

– Мой лучший друг был бойскаутом и вместе с отцом постоянно занимался разными замечательными штуками: строил шалаши из веток и деревянные гоночные автомобили, ходил в походы и собирал гербарии. – Он помрачнел. – А я? Я целый месяц набирался храбрости, чтобы спросить у отца, могу ли я тоже стать бойскаутом. Я говорил, что тогда мы тоже сможем ходить в походы… но отец высмеял мои мечты. Он сказал, что если я хочу проводить с ним больше времени, то могу приезжать к нему в офис и учиться бизнесу. Господи, мне было-то всего восемь лет!..

Горечь и эхо неосуществленных детских мечтаний, которые зазвучали в голосе Алекса, были до боли знакомы Ханне. Она слишком отчетливо представляла его ребенком, маленьким мальчиком, отчаянно пытающимся обратить на себя хоть чуточку отцовского внимания, которому с детства в результате внушили мысль, что дела – это главное. Ханна протянула руку и погладила его смуглые пальцы.

– Из тебя получился бы замечательный бойскаут.

– Спасибо, – сказал Алекс и благодарно посмотрел на нее.

Продолжая пребывать в этой атмосфере, они доехали до дома Ханны. Алекс остановил машину.

– Спасибо за чудесный вечер, Алекс.

– Я мог бы сделать его в миллион раз чудеснее, – ответил он.

– Нисколько не сомневаюсь, – согласилась Ханна и вышла из машины.

– Как насчет того, чтобы сходить завтра на пикник? – спросил Алекс.

– Звучит заманчиво. Договоримся на двенадцать?

– Идет. Увидимся завтра.

Ханна посмотрела вслед его машине, которая развернулась и исчезла в клубах взметнувшейся под колесами пыли.

* * *

– Сдается мне, что Шерман не единственное безответственное существо в нашей округе!

Ханна обернулась и увидела стоящую на веранде Эдну. Руки старушки были сурово скрещены на дородной груди, а брови в знак осуждения сошлись на переносице.

– О, Эдна, прости, что забыла позвонить тебе вчера вечером и предупредить о наших планах переночевать в городе! Прости!

– Чего это вы передо мной извиняетесь? – с негодованием фыркнула Эдна. – Я ведь просто экономка, почитай, никто в вашем доме! Кроме того, мне рассказал о ваших планах Джейкоб. Вот он не хотел, чтобы я всю ночь беспокоилась из-за вас.

Ханна подбежала к пожилой матроне и крепко обняла ее.

– Эдна, милая, ты же прекрасно знаешь, что значишь для меня гораздо больше простой экономки! И я прошу у тебя прощения. Я была обязана предупредить мою добрую старую подругу Эдну!

Эдна немного смягчилась.

– Да уж представляю, чем вы занимались прошлой ночью, если вам было не до звонков, – сказала она, и Ханна поняла, что старушка продолжает обижаться.

– Эдна, если это поможет тебе успокоиться, то знай: моя честь не пострадала. В квартире Алекса есть комната для гостей, и этой ночью мы оба крепко спали. В разных постелях.

Эдна с заметным облегчением вздохнула:

– Ох, голубушка вы моя, ничего не могу с собой поделать… Я очень переживаю за вас.

Ханна звонко расцеловала ее в пухлые щеки.

– Потому-то я и люблю тебя! – воскликнула она и направилась в дом.

– Вы слишком влюбчивы! – заявила в ответ Эдна, следуя за Ханной по пятам. – Я просто хочу удостовериться, что вы не совершаете ошибки с Алексом. Уж больно он похож на Эдварда.

– И вовсе Алекс не похож на него… по крайней мере, не очень, – запротестовала Ханна и опустилась на софу. Эдна уселась в кресло напротив. – Хорошо, я вынуждена признать: поначалу мне показалось, что Алекс – вылитый Эдвард. Он обладает всеми отрицательными чертами характера, которые помогли Эдварду уничтожить наш брак, но множество его положительных качеств с лихвой покрывают все плохое. – Ханна даже подалась вперед в горячем порыве поведать Эдне о своих чувствах к Алексу. – Эдна, Алекс – хороший человек. Он просто забыл, что гораздо приятнее быть живым существом из плоти и крови, чем помешанным на бизнесе роботом. Но он меняется! Меняется прямо на глазах, с каждым днем все больше познает себя и открывает новый мир.

– Нельзя рассчитывать на мужчину, который меняется в угоду женщине, – насмешливо бросила Эдна.

– Алекс меняется не ради того, чтобы угодить мне, – глубокомысленно промолвила Ханна. – Он даже не меняется, нет. Он просто становится тем Алексом, каким мог бы стать, если бы не оборвалась жизнь его матери.

– Дай-то Бог, чтобы вы оказались правы, голубушка… Однако опыт подсказывает мне, что не способен человек пойти против того, каким ему предначертано быть по звездам. Александер Доналдсон – Овен, и он разобьет ваше сердце, в точности как это сделал Эдвард! – Сделав такое заявление, Эдна поднялась и скрылась на кухне.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Ханна… вставай! Просыпайся, животные разбежались!

Скороговорка Эдны, непрекращающаяся и настойчивая, растревожила глубокий сон Ханны. Прекрасные видения рассеялись как дым, и сонная Ханна раздасадовано застонала.

– Потом покормлю их… – пробормотала она и с головой накрылась одеялом.

– Ханна, не сможете вы их покормить. Их нигде нет.

– Как нет? – Ханна села на постели и, стряхивая последние остатки сонной паутины, потерла глаза. Она посмотрела на будильник и с ужасом увидела, что его стрелки показывают девять утра. Так поздно она уже давно не просыпалась! Ханна повернулась к Эдне, которая стояла у изголовья ее кровати. Руки старушки искрутили и смяли кухонное полотенце до неузнаваемости.

27
{"b":"463","o":1}