ЛитМир - Электронная Библиотека

В глазах Алекса засверкали искорки. Он усмехнулся, рассчитывая вызвать ответную улыбку у седовласого старика, но ни один мускул не дрогнул на деловитом, полном достоинства лице Джейкоба.

– Зря я не догадался попросить тебя разбудить меня пораньше.

– Сэр, когда вы прибыли, уже светало, – с невозмутимым видом заметил Джейкоб.

– Просто прежде, чем отправиться в отпуск, я хотел навести порядок в делах и утрясти все проблемы.

– Конечно, сэр, – кивнул Джейкоб.

– Спасибо, Джейкоб. Иди.

Алекс посмотрел вслед покидающему комнату старику. Джейкоб был неотъемлемой частью его жизни наравне с деловыми заседаниями и благотворительной деятельностью, которой Алекс занялся в последнее время. Старик долгие годы служил верой и правдой у отца Алекса в должности камердинера и шофера. После смерти отца два года назад Алекс унаследовал, помимо состояния, компании и недвижимости, еще и Джейкоба, который соглашался работать у наследника Доналдсона в любой должности.

После того как на прошлой неделе строители завершили работы, и Алекс въехал в новенький, роскошно отделанный особняк, он утвердил Джейкоба в должности домоправителя и главного помощника. Старик обладал поистине бесценным даром наставлять Алекса на путь истинный. Сколько бы Алекс ни предпринимал попыток изменить его характер, представления старика о том, как должен вести себя слуга Александера Доналдсона Третьего, оставались непоколебимы. Он строго придерживался собственных правил о том, какие отношения и какая почтительная дистанция должны существовать между ним и его хозяином.

Сидя на постели, Алекс выпрямился и раскрыл газету на разделе финансовых новостей. Нетерпеливой рукой он пролистал страницы и, наконец, наткнулся на то, что искал: на свое собственное черно-белое изображение. Он долго рассматривал фотографию. Ему понравилось, как он на ней получился, но особенно блестяще вышла Миранда. Она должна быть довольна.

Он бегло просмотрел статью. Оказалось, что журналист посвятил ее восхвалению всяческих достоинств Алекса, делая упор на его деловой хватке и проницательности. Странно, обычно после прочтения подобных статеек, где для всеобщего восхищения выставлялась его деловая жизнь, Алекса начинало распирать от гордости и самолюбования, но этим утром он не испытал ничего, кроме непонятного равнодушия. В последние месяцы подобное беспричинное равнодушие стало постоянно окрашивать его отношение к делам. Именно поэтому он и решил взять пару недель отпуска и провести их в новом особняке. Последние два года Алекс был беспощаден к себе, работал на износ и ни разу по-настоящему не отдыхал. Он посчитал, что после таких трудов заслужил право на отдых. Кроме того, если на фирме возникнут какие-то серьезные проблемы, требующие его обязательного присутствия, он с легкостью доберется до своего офиса, ведь от центра Манхэттена его отделяет всего час езды.

Внимательно рассмотрев фотографию Миранды, Алекс отметил, что на снимке ее нос с высокомерной горбинкой получился чуточку длиннее, чем в жизни. Зато изогнутые дуги бровей и длинная шея смотрелись очень выразительно. Миранда Везерфорд… Рано или поздно он женится на ней. У них много общего, они принадлежат к одному кругу, вращаются в одном и том же обществе. Их брак будет символизировать слияние двух могущественных семей, станет союзом золота и власти.

Бросив газету на подушки, Алекс отхлебнул кофе и уставился рассеянным взглядом в окно. Он вспомнил привидевшихся ему утром барана и молодую женщину. Что это было? Видение, порожденное помутившимся от хронического недосыпания и переутомления рассудком? Скорее всего, я просто галлюцинировал, решил он и сделал большой глоток кофе. Поднявшись с постели, Алекс подошел к окну. Когда он оглядел свои владения, на его губах заиграла улыбка. До самого горизонта – ни единого строения, ни души… Он хмыкнул: вид, открывающийся из окон его городского дома на Ист-Сайде, не шел ни в какое сравнение с этим умиротворенным пейзажем.

Ребята из компании по продаже земельных участков постарались на славу. Он обрисовал им свою мечту – побольше деревьев и цветов, – и они не подкачали. По крайней мере, обеспечили ему дюжину молодых деревьев, посаженных аккуратными рядками в непосредственной близости от дома, и небольшой садик, распустившийся сейчас пышным цветом. Вдруг его темные брови сошлись на переносице. А где, собственно, садик?.. Еще вчера там бушевало настоящее неистовство красок – петунии, фиалки, львиный зев соперничали друг с другом в яркости и свежести цветов. Однако этим утром его цветочный садик сровнялся с рыхлой темно-коричневой землей. Ошеломленный Алекс не увидел ни единого бутона, ни единого цветка. Что еще за катастрофа?..

Краем глаза Алекс заметил мимолетное движение в глубине сада. Пока он гадал, верить глазам или нет, его изумленному взору предстал уже знакомый баран. На изогнутом роге животного болталась растерзанная бледно-розовая петуния с облепленными землей лепестками.

– Джейкоб! – взревел Алекс. Его затрясло от негодования: одно дело, когда баран будит вас стуком в окно, и совсем другое – когда наглеет настолько, что начинает уничтожать влетевшие вам в копеечку насаждения!

– Сэр? – В дверях появился Джейкоб. Судя по непроницаемому выражению лица, он решил не обращать внимания на то, что его хозяин разгуливает у окна в абсолютно голом виде.

– Кому принадлежит этот монстр? – обвинительным тоном спросил Алекс.

Джейкоб подошел поближе и выглянул в окно.

– Смею предположить, что его владелицей является живущая за холмами женщина, – произнес Джейкоб. – Кажется, ваши цветы пришлись ему по вкусу, – прибавил он сдержанно, в своей обычной суховатой манере.

– Держи, – Алекс сунул Джейкобу в руки недопитую чашку кофе. – Я не потерплю таких нахальных выходок! Я разберусь с владельцами этого прожорливого чудовища, и они навсегда запомнят, что мои лужайка и цветы заведены не для его пропитания! – Алекс решительно развернулся и размашистыми шагами направился прочь из спальни.

– Сэр?..

Остановившись, Алекс нетерпеливо бросил через плечо:

– Что еще?

– Вы позволите предложить вам надеть перед уходом платье?

Алекс вспыхнул и со словами «Отличное предложение, Джейкоб» торопливо натянул джинсы и хлопковую рубашку.

* * *

Минутой позже его спортивная машина уже огибала выбоины на грязной ухабистой дороге, держа путь к ближайшему соседскому дому. Подъехав к огороженным строениям, Алекс чертыхнулся. За оградой находился целый зоопарк – он построил свой особняк рядом с мини-зоопарком! Алекс стиснул рулевое колесо. Давая ему на подпись договор о покупке, агент по продаже недвижимости и словом не обмолвился о таком малоприятном соседстве. Он припарковался прямо напротив небольшого приземистого домика и не успел выбраться из машины, как из окна веранды выглянула полная седовласая женщина, вытирающая руки цветастым кухонным полотенцем.

– Эй, это вы владелица барана? – с ходу потребовал ответа Алекс.

– Упаси меня Господи, разумеется, нет, – ответила женщина и с достоинством выпрямилась. – Я всего лишь работаю на хозяйку всей этой живности. Ее зовут Ханна Мартиноф.

– И где мне найти эту Ханну? – спросил Алекс и наградил пожилую матрону ответным суровым взглядом.

– Она сидит там, за теми деревьями. Только сейчас ее нельзя беспокоить. Слышите, она…

Развернувшись, Алекс энергичным шагом направился к небольшой рощице, расположенной прямо за огороженной территорией двора.

– А ну-ка вернитесь! Я же сказала, она занята, не вздумайте ее беспокоить! – Колыхаясь пышным телом, женщина сбежала с веранды, но ее короткие ноги не поспевали за ним. В результате, Алекс первым добрался до шелестящей зеленой листвой рощицы.

– Вы – Ханна? – требовательным тоном спросил он женщину, которая сидела в зарослях высокой травы рядом с белокурой девочкой. Женщина изумленно воззрилась на него.

– Ханна, я предупреждала, что ты занята, но он все равно пошел сюда! – Запыхавшаяся от бега седовласая матрона замахнулась на Алекса кухонным полотенцем, которое приобретало в ее руках вид самого грозного оружия.

3
{"b":"463","o":1}