ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Экспедиция в рай
НЛП-техники для красоты, или Как за 30 дней изменить себя
Русский язык на пальцах
«Я всегда на стороне слабого». Дневники, беседы
Награда
Бунтарь. За вольную волю!
Вторжение
Морган ускользает
Шестнадцать против трехсот

Алекс уловил в словах пожилой матроны предупреждение и задумался в поисках подходящего ответа.

– В мои намерения вовсе не входит обижать Ханну, – вымолвил он, наконец.

Эдна долго рассматривала Алекса, потом кивнула, словно удовлетворенная ответом.

– Постарайтесь придумать способ, чтобы как-нибудь помочь ей с соседями. Утром Ханна упоминала о переезде.

Темные брови Алекса сошлись на переносице.

– О переезде?

– Она говорила что-то насчет севера штата и Коннектикута. – Эдна поморщилась. – Стара я стала, чтобы переезжать… Я здесь пустила корни, и в другом месте они не приживутся.

У Алекса неожиданно пропал аппетит, и он отставил тарелку с пирогом на кофейный столик. Потом встал и вернулся к окну. Мысли забурлили в его голове в поисках разрешения проблем Ханны. Алекс выглянул в окно, и тут его внимание привлекло мелькание какого-то белого пятнышка. Пятнышко промелькнуло очень быстро, появившись и сразу исчезнув за розовыми кустами. Алекс на миг принял пятнышко за плод своего воображения, а потом вдруг узнал его – то был кролик!

– Я сейчас вернусь! – сказал он Эдне и вылетел из дома.

Алекс помчался к розовым кустам, спиной чувствуя недоумевающие взгляды Ханны и маленькой Кэрри. Он встал на четвереньки и заглянул в розовые заросли.

– Где ты, маленький гадкий кролик… – заговорил он, раздвигая колючие ветки. – Ай! – выругался Алекс, когда неосторожно дернул рукой и острые шипы вонзились в его ладони. – Вылезай, ты, чертов кролик! – зашипел Алекс и стал ворошить соседний куст. В это мгновение из розовых кустов выскочил кролик и прыгнул в заросли высокой травы рядом с деревянной стеной сарая. Алекс метнулся за ним, уверенный, что ловит именно Питера. Он хотел поскорее добраться до зверька и вручить его Кэрри и Ханне, которые встали и напряженно следили за его попытками.

Подкравшись к зарослям, Алекс замер неподвижно, как статуя. Он терпеливо ждал, когда кролик пошевелится. Вдруг слева зашелестела трава, Алекс сделал гигантский прыжок… и схватил руками пустоту. Ему достались только царапины на коленках.

– Алекс, осторожнее! Двигайся медленнее, иначе ты испугаешь его! – посоветовала Ханна и поощрительно улыбнулась ему.

Алекс закивал головой в знак согласия и, поменяв тактику, осторожно пополз вперед.

Ханна наблюдала за ним с нежностью. При виде совершенно невообразимой картины – Алекс, в сшитом у известного портного костюме и дорогом галстуке, продирается сквозь заросли сорняков, словно мальчишка, который играет в охотников и изображает тигра, – ее распирало от смеха.

– Я вижу его! – заорал Алекс и на глазах Ханны и Кэрри снова нырнул в траву. На этот раз трава накрыла его с головой. Только громкий шорох и покачивание головок сорняков выдавали энергичные поиски Алекса. Потом Алекс вскочил на ноги: галстук его съехал набок, в волосах запутались сухие травинки, полоса грязи пересекала щеку его победно сияющей физиономии. А руки Алекса гордо протягивали толстого, пушистого кролика Питера. – Поймал-таки!

– Питер! – завопила Кэрри. Она побежала навстречу Алексу, и, что самое удивительное, она громко смеялась.

* * *

– Эдна, я никогда в жизни не ел такого вкусного, сладкого и во всех отношениях замечательного пирога с вишней! – провозгласил Алекс. Кэрри уже забрали домой, и теперь он сидел за кухонным столом в компании Эдны и Ханны.

– Ох, будет вам!.. – воскликнула раскрасневшаяся от похвалы Эдна и подлила Алексу еще кофе.

– Правда, очень вкусно! В жизни не пробовал такого восхитительного пирога. Может, поделитесь рецептом с Джейкобом?

– Так Джейкоб-то и поделился со мной этим рецептом! – заявила Эдна и хитро посмотрела на Алекса. – А вы не останавливайтесь, продолжайте нахваливать мои пироги.

Лицо Алекса залилось краской, и Ханна рассмеялась. Чувствовала она себя превосходно. Когда Алекс поймал кролика, она поговорила с Кэрри и поняла, что выздоровление девочки не за горами.

– Ханна, я тут размышлял о твоих проблемах, – начал Алекс, доедая кусок пирога и убирая тарелку в раковину, – и кое-что придумал. Я не знаю, поможет ли этот способ разрешить твои трудности, но думаю, что право на жизнь он имеет.

– Какой способ? Сейчас я готова испробовать все.

– Попробуй пригласить соседей в гости, познакомиться с ними, объяснить, кто ты и чем занимаешься. Расскажи им, что животные – важное подспорье в твоей работе.

– Даже не знаю… – задумчиво промолвила Ханна. Идея казалась ей непривлекательной. – Я ни с кем здесь не знакома. Я даже понятия не имею, кого приглашать.

– Я могу раздобыть для тебя список всех людей, проживающих в нашей округе. Я, конечно, не гарантирую, что такой способ поможет как-то разрешить твои проблемы, но надо с чего-то начинать.

– А мне ваша идея нравится! – воскликнула Эдна, вложив в слова максимум убежденности. – Я приготовлю кофе и напеку пирогов. Обычно люди перестают делать гадости тем, с чьего стола они получили угощение.

– Я даже не знаю… – колебалась Ханна. Мысль о том, что ей придется изображать радушную хозяйку перед лицом враждебно настроенных соседей, приводила ее в содрогание. – Идея, конечно, неплоха…

– Особенно если учесть, что она единственная, которая имеется в нашем распоряжении, – поддакнула Эдна.

– Ханна, мы ведь не собираемся бросать тебя им на растерзание, – добавил Алекс. – Рядом с тобой будет Эдна, буду я… – Он протянул руку и накрыл сильной ладонью ее пальцы.

– Хорошо, – уступила Ханна и крепко стиснула его руку. – Приноси список имен, и я разошлю приглашения в гости на следующую субботу. – Она выдавила нерешительную улыбку, но при мысли о том, что ей придется выступить перед толпой совершенно незнакомых людей, желудок ее снова скрутился в тугой узел. Но Ханна чувствовала теплое пожатие руки Алекса, видела его искреннюю заботливую улыбку и знала: если Алекс будет с ней рядом, она вынесет любое испытание и посмотрит в лицо кому угодно.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

– Жалко, я не догадалась приготовить холодные напитки и что-нибудь из овощей, – проговорила Ханна. Она хлопотала вокруг стола, на котором красовались особые шоколадные пирожные Эдны, и разрезала каждое из них на несколько частей.

– Ох, и разошлись вы! – фыркнула Эдна, расставляя на столе чашки и блюдца. – Вы ведь не устраиваете торжественный ужин из первого, второго и третьего, а просто пригласили соседей на чашку кофе с пирожными. И большего они не получат.

– Скажи честно, я хорошо выгляжу? Платье подходит к такому случаю? Может, пока не поздно, пойти переодеться во что-нибудь менее официальное? – Ханна одернула подол платья цвета зеленой мяты, ее тонкие брови беспокойно нахмурились.

– Вы выглядите великолепно, – энергично заявила Эдна и всплеснула руками. – Прекратите вы так переживать! В конце концов, к вам придут всего лишь соседи, а не шайка карателей. Лучше присядьте и до прибытия гостей постарайтесь успокоиться. И прекращайте тискать свое платье, вы его изомнете!

Ханна сложила руки вместе, словно пай-девочка. Потом прошла вдоль стены и выглянула в окно. Лужайка была аккуратно подровнена, а состриженная трава убрана. Они с Алексом несколько дней трудились, не покладая рук, и к концу недели маленький дом и окружающая его территория стали выглядеть опрятными и подготовленными к сегодняшнему событию. Для Ханны было чрезвычайно важно, чтобы соседи приняли ее в свое общество, чтобы согласились на ее предложение заключить перемирие в объявленной ими войне.

– Скорей бы приехал Алекс… – вдруг пробормотала Ханна.

– Он пообещал, что выедет на Лонг-Айленд, как только разберется со своей деловой встречей, – напомнила ей Эдна о недавнем звонке Алекса.

– Хоть бы он успел приехать раньше, чем начнут прибывать гости… – едва слышно прошептала Ханна. Присутствие Алекса было для нее необходимо. Он должен быть рядом, когда первые гости постучат в ее дверь. Алекс обязательно приедет, сказала она себе и осторожно, стараясь не помять пышное платье, присела на софу. Алекс обещал мне приехать, думала она, а раз обещал, значит, обязательно приедет. Он знает, как я переживаю из-за этой встречи, как важно для меня, чтобы она прошла гладко. Он обязательно приедет.

30
{"b":"463","o":1}