ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я встречался с Эдвардом. Вот. – Он торжествующе вытащил из кармана рубашки бумаги. – Держи, это тебе. – И он вручил бумаги Ханне.

Ее обуревала злость, но она все-таки взяла их. Интересно, в каком бизнесе между Алексом и Эдвардом может быть задействована она?.. Ханна развернула бумаги и сразу поняла, что держит в руках документы на владение ее домом и близлежащими землями – документы, которые Эдвард долгие годы упорно отказывался передать ей. Горький комок застрял у Ханны в горле. Боже, что Алекс наделал!..

Она аккуратно сложила документы и вернула их Алексу.

– Когда я была маленькой, отец никогда не удосуживался посещать мои дни рождения. О, он каждый раз клятвенно обещал прийти, но каждый раз на время моего дня рождения выпадали какие-нибудь важные переговоры, и он не приходил. Вместо себя, он присылал расчудесные дорогие подарки. Потом, когда я вышла замуж за Эдварда, когда он перестал появляться на важных для меня встречах или вечеринках, история повторилась. Эдвард обычно дарил мне в возмещение своего отсутствия какое-нибудь украшение – бриллиантовое колье или рубиновую брошь. – Ханна улыбнулась, но ее улыбка не содержала тепла. – Я должна радоваться. Ставки на меня повышаются – теперь вместо кукол и драгоценных безделушек меня стали оценивать в целое поместье. – Ханна успела заметить, как на лицо Алекса легла тягостная печать разочарования и неприятного удивления, потом отвернулась и положила на поднос оставшиеся грязные тарелки.

– Ханна, ты не поняла… Я купил эту землю для тебя… для нас обоих. Чтобы нам больше не беспокоиться из-за соседей, которые заставляли Эдварда выселить тебя вон. – Алекс двинулся вперед и зажал Ханну в пространстве между собой и кофейным столиком, чтобы хоть таким способом удержать ее от бегства. – Ханна, пожалуйста… – Он снова стиснул ее руку. – Прости, что я не смог прийти, просто мне показалось более важным уладить дела с Эдвардом.

Самообладание Ханны, которое она воздвигла неприступной стеной после прибытия Алекса, неожиданно рухнуло. Она выдернула свои руки из его крепкого пожатия и развернулась к нему лицом. Теперь ее глаза гневно сверкали.

– Более важным? – Она расхохоталась горьким, саркастичным смехом. – Ах, Алекс, разве ты ничего не понял? Для меня-то было важнее всего на свете, чтобы ты сдержал обещание – приехал и поддержал меня, когда я выступала перед теми людьми. Ты пообещал, что будешь рядом, а сам не пришел! Как не приходил мой отец, как не приходил Эдвард! А потом поступил в точности, как делали они: купил мне какой-то подарок вместо того, чтобы одарить меня своим вниманием! – выкрикнула она дрожащим голосом и с ужасом почувствовала, как закипают в глазах соленые слезы.

Она перевела дыхание, отчаянно стараясь взять себя в руки.

– Я с самого начала знала, что даже попытка построить какие-то отношения с таким человеком, как ты, обречена на провал, и все-таки не удержалась от глупости попытаться. Эдна предупреждала меня. Она тысячи раз повторяла, что Овны и Раки несовместимы. Я знала, что играла с огнем, но, как последняя идиотка, не переставала надеяться, что у нас все получится. – Ханна печально посмотрела в глаза Алексу. – Теперь я поняла, что ты, Александер Доналдсон, безнадежен, и я больше не желаю тебя видеть!

Алекс потерял дар речи и вперил в нее ошеломленный взгляд.

– Ты не отдаешь отчета в своих словах, – промолвил он таким низким голосом, что Ханна едва расслышала его.

Ей пришлось собрать в кулак все свое самообладание, чтобы посмотреть ему в лицо, прямо в его потрясенные глаза.

– Алекс, я полностью отдаю себе отчет.

Он едва заметно побагровел. Его глаза тревожно всмотрелись в ее лицо в поисках какой-нибудь слабинки, за которую можно ухватиться, но Ханна вызывающе вскинула подбородок. Их взгляды были по-прежнему скрещены. Ханна понимала: если она проявит перед ним хоть чуточку уязвимости, Алекс неминуемо прорвется сквозь стены, которые она между ними воздвигла. А стены были необходимы. Ханна больше никому не позволит разбить ее сердце. Если Эдвард был всего лишь болезненным учащением сердцебиения, то Алекс будет для нее смертельным сердечным приступом. Она должна немедленно избавиться от него, иначе губительная химическая реакция станет необратимой.

В конце концов, Алекс сердито выпалил:

– Ханна, ты просто дура! – Он швырнул документы на кофейный столик. – Забери – они составлены для тебя! – С этими словами Алекс развернулся и тяжелыми шагами промаршировал вон из комнаты. Потом с грохотом захлопнулась входная дверь.

Ханна подошла к окну. Отодвинув занавески, она смотрела, как Алекс садится в машину, рывком захлопывает дверцу; как машина, взревев мотором, срывается с места и на опасной скорости исчезает вдали.

– Ты ошибаешься, Алекс, я не дура, – прошептала она, прижавшись лбом к оконному стеклу. – Просто я хочу выжить… – закончила она, и дальнейшие слова потонули в бессвязных всхлипываниях.

* * *

Алекс на бешеной скорости пролетел мимо своего особняка и направил машину на северо-восток, прочь с Лонг-Айленда. Бушевавшая внутри его слепая ярость понуждала его мчаться и мчаться вперед – в никуда.

Ханна Мартиноф. Кому нужна такая свихнувшаяся сумасшедшая? Другая женщина онемела бы от счастья на ее месте при виде такого роскошного подарка – документов на владение собственностью. У нее были неприятности, и Алекс постарался устранить их единственным известным ему способом. Чего вообще она от него хотела? Вопрос был чисто риторическим. Ханна не хотела от него ничего. Она вообще не хотела его больше видеть. И замечательно! Ему же лучше! Он достаточно натерпелся от этой сумасшедшей и ее идиотского барана. Хватит с него наблюдений за облаками и разговорчиков о несовместимых астрологических знаках.

Сейчас ему необходимо заново сосредоточиться на работе. После отпуска, после рокового знакомства с Ханной, он совершенно забросил дела и позабыл, как удобен и безопасен мир бизнеса – мир, в котором он привык вращаться и который никогда не подводил его. Пришло время вернуться туда и перестать тратить силы на бесплодные ухаживания за этой заблудившейся в собственных теориях женщиной, запросы которой он так и не смог удовлетворить. Приняв такое решение, Алекс повернул машину на главное шоссе и помчался в направлении своих офисов в Сити – Нью-йоркском центре коммерции и финансов.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Ханна стояла на веранде и махала рукой вслед лимузину, который увозил маленькую Кэрри. Они добились немалых успехов. Кэрри с каждым днем все больше и больше раскрывалась, но почему Ханна не чувствовала себя счастливой? Счастье… это чувство перестало быть для нее доступным с тех пор, как две недели назад она вычеркнула Алекса из своей жизни.

Ей пора было возвращаться в дом. Эдна наверняка уже разложила по тарелкам приготовленный ужин, но Ханна все медлила. Ей не хотелось расставаться с красотой вечерней природы. За прошедшие две недели наступило лето. Оно наполнило воздух благоуханием распустившихся буйным цветом растений, запахом прожаренной солнцем земли, жужжанием пчел и сонными шорохами полуденной жары. Лето было ее любимым временем года, но в этот раз Ханна почти не радовалась его приходу.

Разве могла она предположить, что без Алекса ее существование станет пустым и тоскливым? Несмотря на все принятые Ханной меры предосторожности, несмотря на ее осмотрительное поведение, она совершила невообразимый поступок: влюбилась в Алекса. Теперь ей предстояло вычислить способ борьбы с пронзительной тоской, которая атаковала ее всякий раз при мысли об Алексе.

– Ханна, вы идете ужинать? – выглянула на веранду Эдна.

– Спасибо, я не голодна, – ответила она и выдавила некоторое подобие улыбки.

– Вы должны поесть! – настаивала пожилая матрона. – И нечего мне пудрить мозги всякими улыбками! Меня не проведешь. Я-то вижу, что у моей голубушки от горя разрывается сердце… Ах, с каким удовольствием я бы свернула шею этому негодяю!

32
{"b":"463","o":1}