ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все в порядке, Эдна, – успокоила ее Ханна.

Алекс пропустил мимо ушей их короткую беседу. Он был как громом поражен, узнав сидящую на траве женщину. Это была она – ищущая своего барашка Мэри, что мелькала сегодняшним утром за окном его спальни. Алекс узнал ее по запавшей в память копне густых темно-каштановых волос, на которых сейчас лежали яркие солнечные блики. Но если тогда ее лицо показалось ему некрасивым и заурядным, то теперь Алекс понял, что сильно ошибался. Женщина была прекрасна. Утром оконное стекло помешало Алексу разглядеть, что у нее удивительно красивые зеленые глаза – зеленые, цвета новеньких, свеженапечатанных банкнот, – а кожа имеет мягкий светящийся оттенок золотого слитка. Черты лица женщины были тонкие и изящные, и только рот был широким, чувственным, с полной нижней губой.

– Он явился поговорить насчет Шермана, – объяснила Эдна.

Ее резкий голос вывел Алекса из состояния задумчивости. Взгляд его сузившихся глаз, до сих пор оценивающе блуждавших по лицу женщины, что сидела у его ног, прояснился.

– Спасибо, Эдна, иди, – пробормотала Ханна.

Эдна направилась к дому, но прежде смерила Алекса настолько презрительным взглядом, что тот вздрогнул. Потрясающе!.. Мало того, что баран подчистую сожрал его цветы, теперь еще какая-то старуха имеет наглость бросать на него злобные взгляды… Он выждал, пока Эдна скроется из виду, потом повернулся к Ханне. Первоначальное восхищение ее привлекательной внешностью уступило место прежнему раздражению.

– Я правильно понял, баран принадлежит вам? Баран, то огромное омерзительное чудовище?

– Вы не возражаете, если мы обсудим эту проблему позже? Сейчас я занята более важным делом. – Протянув руку, женщина погладила белокурую кроху по ладошке.

Алекс неожиданно заметил на коленях у девочки большого белого кролика и нахмурился. Умение терпеливо дожидаться чего-либо не входило в число его привычек. Кроме того, было не похоже, чтобы женщина действительно была занята чем-то важным. Господи, да она просто-напросто сидела в тени деревьев с ребенком, который тискал кролика, только и всего!

– А я предпочитаю обсудить эту проблему прямо сейчас, – с нажимом произнес Алекс.

Ханна быстро вскинула голову и посмотрела на него. Эта властная манера выражаться, этот непререкаемый, тон человека, не привыкшего встречать отпор, были слишком хорошо ей знакомы…

Так вот каков мой новый сосед, подумала она. Красивый, с подстриженными по последней моде волосами – темными и густыми, с глазами цвета красного дерева; но помимо гармонии черт его лицо дышало агрессивностью, а вспышки хищной энергии в глубине черных зрачков мгновенно заставили Ханну насторожиться и приготовиться к обороне.

Его лицо и манера поведения смутно напоминали ей кого-то, и Ханна терялась в догадках, где и когда могла столкнуться с ним в прошлом. А может, он был просто олицетворением всего того, что она оставила позади после окончательного разрыва с Эдвардом? В любом случае одно было очевидно – незнакомец обладает силой и могуществом и привык в любой ситуации поступать по-своему. Пускай, на Ханну такие качества уже давно перестали производить впечатление.

Она встала и аккуратно разгладила складки на длинном, по щиколотку, хлопковом платье.

– Прошу вас… – Она жестом позвала его пройти за собой и отошла на некоторое расстояние от ребенка, потом повернулась к Алексу лицом. Взгляд Алекса встретился с взглядом ее зеленых глаз – холодных и недосягаемых, точно глубинные воды океана. – Вижу, вы не поняли. Я же ясно сказала, что занята. Сделайте одолжение, отнеситесь к моим делам с уважением и зайдите через час. Обещаю, что тогда я выслушаю все ваши претензии относительно моего барана.

– Да за этот час ваш сумасшедший баран снесет на корню все уцелевшие после его утреннего нашествия насаждения в моем саду! – не уступал Алекс.

Ханна залилась краской.

– Я приношу извинения за причиненный Шерманом ущерб и с удовольствием возмещу все убытки, только потом. В данную минуту я не могу отложить дела, которые имеют для меня первостепенное значение.

– Леди, если для вас на первом месте стоит час болтовни с дочерью, а не проблема нарушения границ частной собственности, то странных же вы придерживаетесь приоритетов. – Что-то промелькнуло в презрительном, направленном прямо на него взгляде женщины, отчего гнев Алекса закипел пуще прежнего. – Я требую, чтобы вы немедленно разобрались со своим бараном!

Ее глаза вспыхнули холодным изумрудным пламенем.

– Предъявляйте требования в своем мире, а не в моем! Прошу не забывать, что сейчас вы стоите на моей земле… впрочем, кажется, вы попали ногой не только в нее.

Секунду Алекс тупо смотрел на усмехающуюся женщину. А когда до него дошел смысл сказанного, то поспешно опустил глаза и увидел, что – о, проклятье! – его ботинок из лучшей итальянской кожи искусной выделки наполовину увяз в куче лошадиного навоза…

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Оказывается, наш новый сосед – настоящая знаменитость! – оповестила Эдна, и в качестве доказательства на кухонном столе в мгновение ока развернулась газета. – Тут пишется, что на прошлой неделе он отмечал свой день рождения. – Она нахмурилась. – Из этого делаем вывод, что он – Овен. – Эдна произнесла последнее слово с такой неприязнью, будто оно было синонимом слова «убийца».

– Знаю, я тоже читала статью, – отозвалась Ханна. Она встала из-за стола и, наполнив чашку очередной порцией кофе с плиты, вновь погрузилась в размышления о человеке, что так бесцеремонно повел себя с нею утром. – И я ни капли не удивлена. Того короткого утреннего разговора мне хватило, чтобы понять: он агрессивен и имеет привычку повелевать и навязывать свою волю… типичный Овен.

– Хм-м, теперь понятно, почему Шерман с таким упорством рвался в его владения. Символ Овна – баран, – поддакнула Эдна.

– И в самом деле, – согласилась Ханна.

Она была удивлена, что Алекс так и не вернулся после окончания ее сеанса с Кэрри. Странно, в ее душе поселилась уверенность, что, хотя Алекс и не пришел, последнее слово все равно останется за ним. Ханна на собственном опыте убедилась, насколько мстительными становятся такие властные и могущественные типы, когда дело касается причиненного им ущерба. А ведь он был жутко зол, когда уходил утром с миной оскорбленного достоинства на надменном лице. Ханна не удержалась от смешка, вспомнив, как ему посчастливилось вляпаться в самый центр одного из «милых сюрпризов» Гарриет.

Она вернулась за стол и села напротив Эдны, продолжая рассеянно попивать кофе. В том, что Алекс напоминал ей Эдварда, была своя логика – оба они родились под одним и тем же зодиакальным созвездием.

– Что-то в нем неуловимо напомнило мне Эдварда, – задумчиво изрекла Ханна – Я заметила в его глазах похожую непримиримость, похожий безжалостный блеск… – Ее – внезапно охваченную непонятным унынием – передернуло. – Мне искренне жаль женщину, которая когда-нибудь отдаст ему свое сердце. Мужчинам его типа незнакомо чувство любви.

– Хотя приходится признать – он просто писаный красавец, – заметила Эдна.

Ханна кивнула. Да, она была вынуждена признать этот факт – Александер Доналдсон обладает весьма привлекательной внешностью. Однако, помимо красоты, его лицо излучало и гипертрофированную самонадеянность, лучше всяких слов свидетельствующую: Алекс прекрасно осознает, что природа щедро одарила его красотой и мужественностью, и абсолютно уверен в своей победе на любом поприще. С таким типом опасно связываться, подумала Ханна, ведь в обмен на свою милость он потребует беспрекословного подчинения, а сам в то же время никогда не раскроется целиком, желая сохранить контроль над ситуацией полностью в своих руках.

Стук в дверь прервал цепочку ее размышлений.

– Сидите, – настояла Эдна. – Сама открою. В конце концов, моя это работа или ваша?

Когда ее дородная фигура выплыла в холл, Ханна улыбнулась. Милая старушка Эдна… Она имела чересчур строгие представления о том, в чем должны заключаться ее обязанности экономки Ханны, и не желала поступаться ни одним из них. Однако за последние годы грань между экономкой и ближайшим другом и советчиком Ханны практически полностью стерлась.

4
{"b":"463","o":1}