ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как?

— С кем я могу поговорить? С сенатором Армбрюстером?

Дэйли покачал головой.

— Если даже он и поверит, то все равно будет до последнего вздоха защищать кампанию по переизбранию президента. Он политик до мозга костей и не станет вредить своему человеку из Белого дома, будь это даже Джек-Потрошитель. Тем более мужу его дочери. Ему практически без посторонней помощи удалось посадить в кресло президента Дэвида Меррита.

— А кто еще знает Мерритов? Может, есть кто-то из его команды, кто сейчас по каким-либо причинам вышел из нее. Или кто-то, кто… — Внезапно ей в голову пришла идея. — Вот именно… солдат, который спасал заложников!

— Бондюрант?

— Бондюрант! Да! Гарри Бондюрант.

— Грэй — Верно, Грэй. Он был дружен с Мерритами. Возможно, он согласится поговорить со мной.

Барри испытала чуть ли не физическую боль, когда услышала смех Дэйли.

— С таким же успехом ты могла бы взять интервью у одного из тех, кто высечен на скале Рашмор. Они куда дружелюбнее и словоохотливее, чем Бондюрант, который расточает любезности, словно кобра.

— Слушай, а он вообще-то откуда взялся? Дэйли пожал плечами.

— Можно только догадываться об этом.

— Он ведь не мог материализоваться из ничего, когда Меррит назначил его советником, — задумчиво произнесла она.

— А выглядит именно так, — заметил Дэйли. — И Спенсер Мартин очень скрытен. Что о них известно? Кем они были до прихода в администрацию Меррита? Я думаю, что они сознательно поддерживают эту атмосферу таинственности.

— Зачем?

— Создают впечатление.

— Что делал Бондюрант до той спасательной миссии?

— Планировал ее, мне думается. Трое из них — Мартин, Бондюрант и Меррит — прошли подготовку в морской пехоте. Из них троих только президент обладает изысканными манерами. Он политик от природы. Спенсер Мартин — хитрая бестия. Он в точности соответствует то и роли, которую сейчас выполняет. А Бондюрант… Он самый сложный из всех троих. Хочешь узнать правду? Он всегда внушал мне страх. Думаю, президент тоже его боялся.

— Я считала, Меррит уволил его потому, что ему импонировала Ванесса. Дэйли громко фыркнул:

— У тебя устаревшая информация! Где тебя носило, когда все это произошло? Совсем ведь недавний случай.

— Хови рассердился на меня за что-то и, обвинив в плохом исполнении служебных обязанностей, надавал кучу заданий. Вот я и упустила из виду ответную речь Бондюранта, впрочем, знаю, что он выехал из Вашингтона.

— В действительности ты мало что упустила. Бондюрант расстроил планы многим журналистам. Он избегал камер и отказывался давать интервью. Бульварные газеты печатали, как обычно, всякую чушь и не могли осветить событие правдиво.

— А что было на самом деле?

— Не знаю. Но если Меррит думал, что Бондюрант симпатизировал первой леди, тогда зачем было поручать ему эту спасательную миссию? Он сделал Бондюранта национальным героем. Ревнивый муж так бы не поступил, не правда л и?

Дэйли многозначительно поднял указательный палец и продолжил:

— Ты допустила еще одну неточность: президент не увольнял его. Впоследствии он просил Бондюранта занять ту же должность в Белом доме, однако тот, поблагодарив, ответил отказом.

— Откуда тебе все это известно?

— Ты не единственная, у кого есть информаторы. Пусть я и стою одной ногой в могиле, но другая все еще в состоянии разгуливать по некоторым местам в Вашингтоне.

— Если ты такой всезнающий, то скажи, где сейчас находится Бондюрант?

— Переехал куда-то на запад. В один из тех честных штатов.

Глава 8

Она зашла так далеко, что пригласила Хови на обед. И они завалились в его любимый ресторанчик. Барри не стала торопить своего начальника, позволив ему поесть, прежде чем заговорила о том, ради чего затеяла весь этот спектакль.

— Хови, пожалуйста, дай мне «зеленую улицу». Всего на несколько дней.

Он не спеша выпил стакан сока, затем отправил в рот последний кусок пиццы.

— Поездки нынче дороги, сама знаешь. У нас нет лишних денег, — ответил он, пережевывая пищу.

— Командировка за мой счет! Я сохраню все квитанции, и позже, при условии, что репортаж понравится, руководство канала сможет мне их оплатить.

Она надеялась, что он оценит ее самоотверженность. Ей хотелось разрыть нечто исключительное, что могло бы наэлектризовать нацию. Барри казалось, что до цели осталось всего несколько шагов. И только ради этого она заставила себя пойти в ресторан с Хови Фриппом.

Он пережевывал головку лука и размышлял вслух.

— Куда поедешь?

— Пока сказать не могу.

— Интересно, куда едешь — не говоришь, что за историю собираешься выдать — молчок, и после всего этого думаешь, что я вот так запросто тебя отпущу?

Она понизила голос до шепота и, несмотря на исходящий от него едкий запах лука, придвинулась к нему поближе.

— Все не так просто, — ответила она. — Если станет известно, что я занимаюсь этим делом, то может статься, что каждый, кто хоть немного знает об этом, окажется в опасности.

— А почему ты не попыталась продать эту чепуху Эн-би-си? — спросил он. — Наверняка кто-нибудь бы да нашелся и купил информацию.

— Спасибо, Хови. Я так и знала. — Она протянула руку за сумочкой.

Застигнутый врасплох, Хови зло прищурился.

— Странно, что ты не рассердилась, — удивился он.

— Теперь я могу с чистой совестью пойти к Дженкинсу. Мне не хотелось нарушать субординацию, поэтому сначала я обратилась к тебе. После того как ты отклонил мое предложение, стало ясно, что надо идти к Дж. М.

Одно лишь упоминание имени генерального менеджера их телевизионного канала вселяло в Хови Фриппа ужас.

— Дженкинс скажет то же самое, — произнес он, пытаясь держаться уверенно. — Эта твоя наглая просьба просто рассмешит его.

— Сомневаюсь, — весело откликнулась Барри. — Не помню, говорила я тебе или нет о его записке в мой адрес.

Хови снова прищурился.

— Этакая яркая рецензия на мой сериал о СВДС, — продолжила она. — Он советовал мне чаще заниматься специальными репортажами, такими, как этот. Написал, что не стоит растрачивать мой талант на всякие чепуховые истории. А также заметил, что будет рад увидеть меня в качестве ведущей ток-шоу, где будут подниматься подобные проблемы. — Она сделала вид, что задумалась. — Странно, я почему-то решила, что он уже сообщил тебе. Нет? Видимо, здорово занят и просто-напросто забыл.

Она поднялась и сделала было шаг вперед, как вдруг Хови, недовольно буркнул:

— Ладно, я подумаю.

— Не стоит. В самом деле! Не бери в голову, я поговорю с Дженкинсом.

— Постой! Погоди! Ну хоть минуту. Ты свалил эту новость мне на голову без всякого предупреждения!..

Обещаешь, что эта история вызовет большой резонанс? — уточнил он.

— Гигантский, — ответила она.

Он подмигнул проходившей в этот момент мимо женщине и, взяв с тарелки еще один маринованный огурец, почесал у себя под мышкой.

— Ладно, дам тебе несколько дней, — наконец согласился он. — Но тебе лучше меня не отталкивать.

Барри содрогнулась при одной только мысли об этом.

— Добро пожаловать в Пондероса! — проговорила Барри себе под нос, через открытые ворота направляясь к дому Грэя Бондюранта.

Проделав весь путь под вымышленным именем, используя фальшивое удостоверение личности, специально изготовленное для нее бывшим мошенником — одним из самых неприятных ее информаторов, — и везде расплачиваясь наличными, чтобы не оставлять следов, Барри поздним вечером добралась до места назначения. Она втайне смеялась над принятыми ею мерами предосторожности, но предпочла не рисковать.

Даже по местным меркам считалось, что эта собственность Бондюранта на северо-западе Вайоминга была удалена от проезжих дорог. Одноэтажное здание, напротив — осиновая роща, которая только-только засверкала эффектными красками осени, ручей с чистой водой неподалеку.

14
{"b":"4631","o":1}