ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда голова ее перестала кружиться, стало ясно, что она находится в компании Срэя Бондюранта.

— У вас с собой есть очки?

Грэй держал направление к пригороду Мэриленда. Он вел машину умело, точно в пределах ограничения скорости. Чего ему меньше всего хотелось, так это быть остановленным за нарушение правил дорожного движения. Время от времени Бондюрант посматривал в зеркало заднего вида, впрочем, уже через несколько кварталов успокоился — погони не было.

Никто не следил за ними. Пока.

Поняв, что его вопрос до пассажира не дошел, Грэй взглянул на Барри. Она не моргая ошеломленно глядела прямо перед собой.

— У вас есть очки? — повторил он.

Барри повернулась к нему, непонимающе уставилась прямо в глаза, затем кивнула. Странно, и как это она умудрилась удержать на плече свою сумку?

— Выньте из глаз контактные линзы и наденьте очки, — приказал Грэй.

Барри облизала пересохшие губы, потом сглотнула.

— Как вы узнали?

— Не важно. Делайте, что я говорю. Соберите волосы под эту бейсбольную шапочку. — Он достал шапочку и положил на сиденье между ними.

— Что… Почему?..

— Не стоит рисковать. Вас могут узнать.

— Кто?

— Ребята, которые разнесли ваш дом на мелкие кусочки. А кто, вы думаете?

— Мой пес умер.

Голос Барри сорвался. Огни движущихся навстречу машин отражались в ее глазах. Она тихо заплакала. Грэй молчал. Он не был силен в такого рода вещах, но она ему больше нравилась плачущей, чем действующей как зомби.

Он продолжал движение, не выделяясь из потока машин. Когда она немного успокоилась, он припарковался к круглосуточно работающему кафе.

— Нам нужно о многом поговорить, — начал Грэй. — Я не пойду с вами в кафе, если вы собираетесь скандалить и привлекать внимание.

Он не двигался, пока она удаляла контактные линзы и надевала очки. Очки Грэй заметил, когда обыскивал ее сумочку, в то время как Барри спала на софе.

— У вас есть платок?

— Нет.

Барри вытерла нос рукавом.

— Пожалуй, я готова. Но шапочку я не надену. Меня и так никто не узнает.

И прежде чем Грэй опомнился, Барри уже открыла дверь и вылезла из машины. Он нагнал ее в тот момент, когда улыбающаяся хозяйка выскочила им навстречу. Грэй отказался от вложенного в пластик меню.

— Только кофе, пожалуйста.

Здесь было полутемно.

В основном столики пустовали. Ползала было перегорожено, запах вымытого до блеска линолеума конкурировал с запахами отбивной и кондитерского сиропа.

— Мистер Бондюрант, как получилось, что вы похищаете меня через несколько секунд после того, как мой дом взорвали?

Он воздержался от ответа, пока официантка, налив им кофе, не отошла.

— Я не делал этого, если вы меня имеете в виду.

— Именно это я и имею в виду.

— Вы ошибаетесь, — опустив глаза, он добавил:

— Жаль вашу собаку.

— И это я слышу от человека, который даже кличек не дает своим лошадям?! — удивилась Барри.

— Слушайте, я оказал вам услугу, вытащив вас оттуда.

— Но почему «вытащив»? Почему вы просто не попросили меня пройтись?

— Потому что вы были не в состоянии прислушаться к доводам. Я должен был вас увести оттуда, и это был скорейший путь. Я предполагал, что они возьмутся за вас, и был прав. Но если вы хотите, чтобы мы расстались, возражать не буду.

— О чем вы говорите! — воскликнула она тихим голосом, чтобы не привлекать внимания.

— Так почему бы вам не заткнуться и не дать мне объяснить?!

Она откинулась на спинку пластмассового стула и скрестила руки на груди. Он отпил из чашки.

— Во-первых, я хочу точно знать, что произошло. Логично предположить, что Бринкли…

— Кронкрайт.

— Кронкрайт вошел в дом первым.

— Там… был…лаз для собаки, в двери с обратной стороны дома.

— Именно через нее вы обычно входите, через заднюю дверь?

— Обычно да.

— Тогда, возможно, они поставили взрывное устройство туда.

Барри перегнулась через стол.

— Кто? И что здесь делаете вы? Почему преследовали меня до самого Вашингтона? Вы ведь преследовали меня, да?

— Я приехал предупредить вас, что вы задаете не те вопросы и не тем людям. Вы унюхали запах какой-то истории, которую президент не хочет афишировать.

Барри слегка побледнела и нервно закусила губу.

— Откуда вы знаете?

— Меньше чем через двадцать четыре часа после вашего отъезда меня посетил Спенсер Мартин.

— Он как-то связан с Белым домом?

— Можно сказать и так. После Дэвида Меррита он самый влиятельный человек в стране.

— Так почему же мы не слышим и не видим его?

— Потому что он не хочет, чтобы вы его видели и слышали. Он передвигается по Белому дому, как призрак, и именно это его устраивает, потому что неизвестность делает его еще могущественнее. Он держится в тени, но он главный советник Меррита.

— Вы что-то путаете, мистер Бондюрант. Главным советником президента является…

— Забудьте о Фрэнке Монтгомери. Он подставное лицо, лакей. Меррит кидает ему кость, он ее ловит. Он получил титул, красивый офис и привилегии, на самом деле Спенсер — второе «я» Дэвида. Дэвид в туалет не сходит, не посоветовавшись со Спенсом. Мартин участвует во всех решениях, не важно, больших или малых. Он является тем, кого вы назвали бы чистильщиком.

— И чем же он занимается?

— Грязной работенкой. Барри выгнула бровь.

— Той, которая могла бы скомпрометировать президента, если бы он занялся ею сам. Он мог бы и не произносить этого.

— Другими словами, существуют темные пятна в обязанностях, выполняемых Спенсером Мартином для президента. И вы знаете это, потому что сами были…

— Чистильщиком.

— Понятно.

Глаза ее, словно зеркало его совести, взирали на него сквозь стекла очков.

— Но я уволился. Я не видел и не слышал о Спенсе больше года, с тех пор, как покинул Вашингтон. Но на следующий день после вашего визита он явился.

— Совпадение?

— Нет. Он приехал повидать меня, потому что догадывался или знал, что вы здесь были и задавали вопросы о Ванессе.

— Что вы ему сказали? Обо мне, я имею в виду.

Грэй понял, почему она спросила, — девушка хотела знать, хвастался ли он своей последней сексуальной победой перед своим дружком. Рука Бондюранта там, где она его укусила, здорово ныла. Через несколько секунд после их встречи она залепила ему пощечину. В некоторых случаях эта самая Барри Трэвис была очень даже мужественной и храброй. Но в данный момент она выглядела очень беззащитной, и, черт возьми, ее собаку только что убили, поэтому, несмотря на прекрасную возможность обнять ее снова, он воздержался.

— Я сказал Спенсу, что вы приезжали вынюхивать о Ванессе с безумной мыслью о том, что она убила своего ребенка и выдала это за СВДС.

— Вы ему сказали?! — воскликнула она. — Неудивительно, что они сожгли мой дом.

— Если бы я отрицал, что что-то знаю, он все равно разглядел бы ложь, поэтому лучше было играть честно. Но я сразу понял, что вы напали на след. Иначе с чего бы Спенсу нервничать до такой степени, чтобы явиться в Вайоминг и проверить, что мне известно?

— Вы уверены в этом?

— Да, — откликнулся Бондюрант. — В его нагрудном кармане был билет коммерческой авиалинии в оба конца, из Вашингтона до Джексон-Хоула.

— Ну и что?

— Да то, что Спенс сказал, что ездил в Сиэтл по поручению президента. Для любого путешествия вроде этого он взял бы правительственный самолет. Плюс билет оказался на вымышленное имя. Потом в Джексон-Хоуле он нанял автомобиль по фальшивым документам. Короче говоря, у него не было намерения ехать в Сиэтл. Нет, мисс Трэвис, его поручение не было официальным. Сведения, которыми вы располагаете, представляют чрезвычайную угрозу для администрации, и они не остановятся ни перед чем, чтобы не допустить огласки.

— Боже! — прошептала она, прижимая бескровные пальцы к губам. — Мы только-только что-то раскопали. Я была права. Ребенок умер не от СВДС.

26
{"b":"4631","o":1}