ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
64
Кодекс Прехистората. Суховей
Помолвка с чужой судьбой
Последний Фронтир. Том 2. Черный Лес
Попрыгунчики на Рублевке
Шепот пепла
Земля лишних. Горизонт событий
Зеркало, зеркало
Против всех
A
A

— Когда у вас впервые появились эти подозрения? — спросил Грэй. — Мисс Трэвис?

— Простите, — сказала она, растирая виски. — Услышав свою версию из уст другого человека, я уже воспринимаю ее как реальность. Какой кошмар!

— Особенно для человека, занимающего Белый дом. Расскажите мне все по порядку, — сказал Грэй. — Когда вы впервые заподозрили неладное?

— Во время траура Ванесса позвонила и попросила меня о встрече. Мне сразу стало ясно, что она держится только усилием воли.

Он с большим вниманием выслушал Барри, она же рассказала все, что случилось после той первой встречи, и объяснила предпринятые ею шаги для создания телевизионного сериала.

— Я видел небольшой фрагмент вашего сериала. Интервью с Ванессой.

— Та Ванесса Меррит, которая давала интервью перед камерой, была полной противоположностью той жалкой несчастной женщине, с которой я встречалась неделями раньше.

— Неудивительно, — откликнулся Грей. — Ванесса страдает маниакально-депрессивным синдромом.

Полные губы Барри раскрылись от удивления.

— Вы отдаете себе отчет? Когда ей поставили диагноз?

— Давно. Вскоре после того, как они поженились, я думаю.

Барри, по всей видимости, была ошарашена.

— Как им удавалось скрывать такой факт все эти годы?

— За ней хорошо ухаживали и тщательно направляли. Ее маниакальные эпизоды делали ее прекрасным участником выборной кампании. Она всегда была наготове. Всегда в деле. Конечно, ее держали на литиуме, чтобы регулировать скачки ее настроения, пичкали антидепрессантами и антипсихотическими лекарствами. Сидя на таблетках, она держится в рамках. В одном только Спенс не солгал — смерть ребенка действительно вывела ее из равновесия. Едва увидев Ванессу на экране, я сразу же понял — что-то тут не так.

— Значит, вы ее хорошо знали. Он оставил ее слова без внимания, правда, заметил:

— Дэвида я знаю лучше.

— Вы и впрямь считаете, что они с советником ответственны за взрыв моего дома?

— Вы что, меня не слушали? Черт возьми, конечно, я так думаю! Спенс, должно быть, установил все еще до отъезда в Джексон-Хоул. Обнаружив, что жертвой стала лишь ваша собака, они попытаются избавиться от вас другим путем.

У нее перехватило дыхание. Каким-то не своим голосом она прохрипела:

— Значит, моя жизнь не стоит бумаги, на которой я печатаю.

— В общем, да. Она потерла лоб.

— Меня сейчас вырвет.

— Не надо, — резко выдохнул он. — Сейчас нельзя устраивать сцены. Дышите глубже, через рот. Грэй весь напрягся и так и сидел, пока у нее не прошла тошнота. Через Некоторое время она попросила воды, и он позвал официантку. Та заметила, что Барри плохо.

— Она в порядке?

— Интоксикация, — ответил Грэй, думая, как, должно быть, он глупо выглядит с фальшивой улыбкой на лице.

— О, это скоро пройдет, милочка. На каком вы месяце?

— На третьем, — отозвался Грэй. Похлопывая Барри по плечу, официантка предложила ей чашечку горячего чая.

— Ничего не надо, — отказался за нее Грэй. — Но все равно спасибо.

Официантка успокоилась и ушла. Барри выпила воды.

— У вас хорошо получается водить людей за нос.

— А у вас нет.

— Я знаю.

Грэй понял, что она до сих пор в шоке, на глаза вот-вот навернутся слезы.

— Я втравила вас во все это, да, мистер Бондюрант?

Он бесстрастно пожал плечами.

— Да! — с волнением воскликнула она. — Из-за того, что я к вам приехала, ваша жизнь тоже в опасности. Вы в курсе того, что они не могут позволить предать огласке. — Чем больше она говорила, тем более ее охватывало волнение. — Вы подвергаетесь ужасному риску, приехав сюда! Вам надо было остаться в Вайоминге. Если вы уедете домой прямо сейчас, может быть, они забудут о вас. Будут думать, что вы мне отказали.

Грэя забавляла ее наивность, но выражение его лица оставалось непроницаемым.

— Они не забудут. И не оставят концов. География не имеет значения. Чтобы ни случилось с ребенком и с Ванессой, им надо глубоко похоронить все и навсегда. Вместе с вашим любопытством.

— Как вам удалось добраться так быстро?

— Я перетряхнул компьютер Спенса и вернул нанятый им автомобиль, опустив ключи и бумаги в ящик быстрого просмотра в аэропорту. Затем использовал его обратный билет.

Зная, что существует ограниченное число коммерческих рейсов в Джексон-Хоул, Барри спросила:

— Вы были в моем самолете?! — Он кивнул. — Я вас не видела.

— Так и должно было быть.

— О! — Она задумалась, стараясь вычислить, как же он выпал из поля зрения. — Почему вы просто не предупредили меня где-нибудь по дороге? Может быть, Кронкрайт остался бы жив.

— Я просчитался. Не ожидал, что их первое предупреждение станет смертельным. Я думал, они начнут со скрытых угроз, вроде тех, которые, возможно, получил ваш информатор в госпитале. Но они уже пошли ва-банк и не хотят пугать вас, чтобы заставить замолчать, — они хотят убить вас.

— Это ваше мнение. — Она провела по щеке. — Где вы отделались от Спенса?

— Что вы имеете в виду?

— Я насчет того, как вам удалось овладеть его авиабилетом? Как удалось избежать встречи с ним?

Он долгое время держал ее взгляд, размышляя, как много он должен был бы ей сказать. Наконец он вымолвил только одно:

— Я этого не делал.

Глава 15

Дэйли, это Грэй Бондюрант. Грэй, это Дэйли Уолш. — Барри представила их друг другу.

Она любила Дэйли за то, что он не сделал трагедии из их появления на пороге его дома в два часа утра. Он не ругался и не заваливал их вопросами, просто буркнул что-то себе под нос, отступив в сторону, и жестом пригласил войти.

Видимо, они подняли его с кровати. Седая шевелюра на лысеющей голове вздыбилась, как шипы короны у статуи Свободы. На нем болтались поношенная майка да боксерские шорты, которые доходили ему почти до узловатых колен. Черные носки отнюдь не украшали его белые, почти лишенные волос ног.

Перед тем как покинуть кафе, они решили где-нибудь отдохнуть и наметить дальнейший план действий. Грэй, руководствуясь указаниями Барри, доехал до дома Дэйли. Сейчас она с уверенностью могла сказать, о чем он думал: если самым лучшим было укрыться у больного журналиста, то им действительно есть чего опасаться.

Маленький дом Дэйли едва ли мог служить крепостью, и на первый взгляд сам выглядел как страшно больной человек, жизнь которого зависит от скромной пенсии и дыхательного аппарата. К сожалению, так оно и было.

— Я знаю, Дэйли, мы тебя ужасно стесняем, — сказала Барри, пока он включал лампы в гостиной, — но нам больше некуда идти… Они убили Кронкрайта.

Рука больного замерла на выключателе.

— Убили Кронкрайта?! Кто?

— Это долгая история.

— Впереди целая ночь.

Боль, с которой он произнес эти слова, соответствовала ее чувствам. Он развел руки, и она упала в его объятия. Обычно она обнимала его, а он скупился на ласки и отвергал ее проявления любви.

На сей раз он не только обнял ее, но и долго гладил по спине, правда, неловко, но зато искренне.

— Сукины дети! Что они сделали, отравили? Поймать бы их!.. Кто это сделал?

Барри отстранилась и, сняв очки, вытерла глаза.

— Можно долго рассказывать об этом. Дэйли машинально двинулся к креслу, потянув за собой баллон с кислородом. Она, как обычно, расположилась на софе. Грэй же все еще стоял. До сих пор Дэйли не проявлял любопытства по поводу того, почему отставной национальный герой оставил свое затворничество и сейчас, посреди ночи, стоит у него в комнате.

Он наконец кивнул в сторону Грэя.

— Что он здесь делает?

— Мой дом взорвали сегодня ночью, — отозвалась Барри, не обращая внимания на его вопрос.

— Взорвали?! Что, настоящий взрыв?! — Он посмотрел на нее, потом перевел взгляд на Грэя и снова на нее.

— Дом исчез, Дэйли. Разрушен. Все исчезло, в том числе и моя видеотека, — горько вздохнула девушка, думая о невосполнимости видеолент, которые она собирала годами. — Бондюрант предполагает, что была заминирована задняя дверь. Кронкрайт вбежал первым через собачий лаз.

27
{"b":"4631","o":1}