A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
92

Однако Грэй Бондюрант тоже был не без недостатков. Он любил замужнюю женщину. Его жену.

Мысль о том, что именно Грэй стал причиной, по которой Спенс не вышел на связь, испугала Меррита и привела в ярость. Взбешенный, он набрал на компьютере другой пароль, который соединил его с некоей фирмой на другом конце города'. Получив ответ, подтверждающий, что соединение прошло успешно, он набрал единственное слово: Бондюрант.

Человек, находившийся на другом конце провода, был одним из лучших боевиков Спенса, и, получив такое сообщение, он знал, что делать дальше. Он немедленно отправится в Вайоминг для выяснения ситуации. Мерриту ничего не оставалось, как только сидеть и ждать ответа.

Нет, в действительности у него было много дел. Он попросил своего секретаря соединить его с директором Бюро по вопросам алкоголя, табака и огнестрельного оружия.

После обмена любезностям и Меррит спросил:

— Ваши ребята продвинулись в расследовании вчерашнего взрыва в округе Дюпон?

Его интерес к этому делу привел директора в замешательство, но он без промедления ответил:

— Мы только что приступили к расследованию, мистер президент. В настоящий момент идет проработка всевозможных версий причин взрыва.

— Барри Трэвис — близкая подруга миссис Меррит. Моя супруга очень обеспокоена этим происшествием, и если уж быть до конца откровенным, ей противопоказаны всякие стрессы. Я обещал Ванессе узнать подробности этого дела. Не хочу быть назойливым, но вы должны знать, как все обстоит на самом деле.

— Конечно, мистер президент, я все понял. Пожалуйста, передайте миссис Меррит, что у нас все под контролем.

— И что вы постараетесь, как можно быстрее закончить это расследование?

— Да, это будет наша приоритетная задача, мистер президент.

— Мы с миссис Меррит по достоинству оценим ваши старания. Кстати, сегодня утром кто-нибудь разговаривал с мисс Трэвис? Каково ее душевное состояние?

— Прошу прощения, сэр, но я не знаю. Она не появлялась на людях с момента взрыва. Свидетели, видевшие ее сразу же после взрыва, говорят, что она была чрезвычайно расстроена. От взрыва погибла ее собака.

— Хм. Ужасно! Держите меня в курсе.

— Конечно, мистер президент. Меррит повесил трубку, однако на душе у него было муторно. Спенс должен был похоронить все следы. Но, несмотря на это, лучше бы следствие велось кое-как.

Очень неприятное сегодня утро.

Меррита не испугали угрозы его тестя! Сенатор не был так уж грозен, как он сам считал. Многие из его друзей и врагов или ушли в отставку, или умерли, или просто-напросто не станут выступать против популярного в народе президента.

К тому же если сенатор захочет поднять шумиху вокруг президента, то не сможет этого сделать, не навредив самому себе. Их связывали общие тайны, раскрывать которые не в интересах Клета, несмотря на все высказанные им угрозы.

Впрочем, сенатор не успокоится, пока не удостоверится, что с Ванессой все в порядке. Надо что-то предпринять, чтобы успокоить тестя. Чуть позже надо будет посоветоваться со Спенсом…

Он громко выругался. Накопилось столько дел, требующих внимания Спенса! Куда, черт подери, он подевался?

Дэвид, конечно, догадывался, но верить в очевидное не хотел.

Глава 17

Я никогда не был им очарован, но до сих пор не могу поверить, что он способен на такое.

— Отчего же? Запросто.

— О ком вы говорите? Кто способен и на что? — спросила Барри, входя на кухню, где Дэйли с Грэем Бондюрантом пили кофе. Она наполнила чашку и подсела к ним. Барри избегала смотреть Бондюранту в глаза. Как он и предсказывал, она прекрасно выспалась.

Кивнув ей, Дэйли ответил:

— Грэй убеждал меня, что наш президент способен совершить убийство.

— Я не располагаю доказательствами, — высказался Грэй. — Можете считать меня параноиком или откровенным лгуном.

— А можем и поверить, — произнесла Барри. Он повернул голову и впервые за это утро их глаза встретились. По телу девушки пробежали мурашки. Резко наклонив голову, Барри стала размешивать кофе.

— Хорошо, давай послушаем, — сказал Дэйли.

— Дэвид тогда назначил меня командиром отряда по освобождению заложников. Хороший повод.

— Вы подходили на эту роль?

— Было много других претендентов, но он послал на гибель именно меня.

— В связи со слухами о вас с Ванессой? — уточнила Барри.

— Да.

Он замолчал, словно пытаясь что-то восстановить в памяти, а потом продолжил.:

— Я выбрал тридцать человек, лучших из лучших морских пехотинцев. Этим ребятам любое дело было по плечу.

На задание мы отправились на вертолете — поднялись с борта авианосца, курсировавшего в Персидском заливе. Эскадрилья самолетов «ф-16» выполнила отвлекающий маневр, мы спокойно десантировались. Три мили до города группа шла пешком. Мне трудно передать словами то зловоние, которое преследовало нас повсюду. Вокруг плескались сточные воды, казалось, что идет непрерывный процесс гниения. Все средства из национального бюджета этой страны ассигновались на войну, и ничего не выделялось на санитарный надзор и на повышение уровня жизни.

Мы направлялись в старый район города, улицы там были узкими и зачастую заканчивались тупиками. Однако Секретная служба снабдила нас подробной картой, и мы точно знали, где расположена тюрьма и как до нее добраться. Был у нас с собой и план здания. Бывшие заключенные рассказали нам, как оно охраняется. Хотя охрана и не имела спецподготовки, но она составляла часть вооруженных сил страны и потому была хорошо вооружена. Знали мы и номера камер, где содержались заложники. Нет необходимости говорить, что в период подготовки к заданию мы много репетировали и потому точно знали, сколько времени нам понадобится.

Все шло как по маслу: бесшумно убрали караул при входе, и когда добрались до заложников, я поначалу испугался, что они все испортят, но ребята оказались смышлеными и без лишних вопросов сразу подчинились. Среди них было много раненых, слабых от постоянного недоедания и болезней, но тем не менее они как-то передвигались.

Кошмар начался, когда мы направились в обратный путь. Внутренняя охрана обо всем догадалась и, затащив в свободную камеру маленького мальчика-заключенного, спряталась вместе с ним. В коридоре не осталось ни одного охранника, но, когда наша команда поравнялась с этой камерой, на нас обрушился шквал огня. Первым, кого я убрал, был этот самый мальчик.

Наступила тишина. Барри с Дэйли сидели не шелохнувшись и во все глаза смотрели на Грэя.

— Он… ему было лет девять или десять. — Грэй закрыл глаза и большим пальцем стал их массировать. — По ноге бедняги стекала кровь, пол блестел от красной жижи. Его внутренности были разорваны. Эти ублюдки… Мальчик кричал. Он потерял слишком много крови, надежды на спасение не было. Началась агония, и я выстрелил, чтобы прекратить его мучения.

Барри сквозь слезы смотрела, как он потянулся за кофе, но пить не стал, а лишь накрыл своей ладонью чашку.

— Мы все были потрясены тем, что сделали с мальчиком эти изверги. Заложники заволновались, испуганно таращились на автоматы у нас в руках.

Но погибать в этой дыре не хотелось: мы чудом вырвались из тюрьмы, однако армия уже была приведена в боевую готовность, и нас окружили вооруженные до зубов солдаты. Эти сукины дети стреляли в любую движущуюся цель, вплоть до того, что не щадили своих, и только затем, чтобы убить нас.

Из временного укрытия по рации я связался с вертолетом и попросил пилота найти способ забрать нас оттуда. Но летчик не мог спуститься ниже оговоренной заранее высоты. Если бы их подбили, то все мы погибли бы.

Один из моих людей провел разведку и обнаружил улочку, которая казалась свободной. Мы помчались по ней, не зная, что нас ждет впереди. Справедливости ради следует заметить, что у нас было одно-единственное желание — убраться поскорей и подальше оттуда.

Но как только мы выскочили из щели, где прятались, сверху открыли снайперский огонь. Мои ребята открыли ответный огонь, впрочем, за каких-нибудь пять минуту нас практически не осталось никакого прикрытия. И тогда произошло ужасное.

31
{"b":"4631","o":1}