ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поднял голову и, прежде чем продолжить, посмотрел в глаза слушателей.

— Мы вычислили, что снайперский огонь велся из открытого окна жилого дома. Кто-то предложил выпустить по нему управляемую ракету, но еще раньше Дэвид настаивал на том, чтобы мы по мере возможности воздерживались от разрушений гражданских объектов. Эта операция замышлялась как миссия спасения, а не как акт агрессии, который мог бы вызвать отрицательный резонанс в мире.

Единственной возможностью вырваться из западни куда нас загнал снайпер, было убрать его самого. Я предложил себя в качестве приманки, и ребята метким выстрелом сняли стрелка. Однако во время этой заварухи один парень из моей команды, некто Рэй Гаррет, направил оружие на меня.

Гаррет был родом из Алабамы, а сам я вырос в Луизиане, и все частенько шутили по поводу того, что мы оба южане. Я сам взял его в команду, мы совместно разрабатывали стратегический план операции, вместе занимались на тренажерах, но при всем при этом он собирался меня убить. И сделал бы это, если бы не наткнулся на мой взгляд.

Все было написано на его лице, он колебался всего секунду, но вражескому снайперу хватило и этого.

Грэй на мгновение задумался и, глубоко вздохнув, произнес:

— Через шесть часов этого кошмара мы наконец добрались до нашего вертолета. Мы даже перенесли тело Гаррета, которого впоследствии похоронили как героя.

— Вы могли и ошибиться, — отважилась заметить Барри тихим голосом. — В этой неразберихе…

— Не было никаких сомнений в его намерениях. Он находился всего в трех метрах, и, кроме меня, выражения его глаз никто не видел.

— Помните ту речь президента? Грубейшая ошибка! — вклинился в разговор Дэйли. — Меррит, объявив, что во время этой миссии погиб всего один американец, стал вас восхвалять, считая, что это именно вы.

— А я и забыла об этом! — всплеснула руками Барри. — Но та его ошибка была тут же забыта после вашего геройского возвращения. Все вокруг ликовали и радовались. Впрочем, я помню, в каком замешательстве пребывал Далтон Нили. Он созвал пресс-конференцию по случаю успешного завершения миссии и возвращения живыми всех заложников. Затем зачитал короткое обращение президента, в котором тот пел дифирамбы вашему самопожертвованию ради своих соотечественников. В нем говорилось, что не было лучшего солдата и патриота, чем Грэй Бондюрант, и не было у него лучшего, чем вы, друга. Все кругом плакали, переживая утрату. И тут появляетесь вы собственной персоной!

— Просто-напросто Дэвид, услышав о единственном человеке, погибшем во время этой миссии, посчитал, что подосланный им убийца успешно справился со своей задачей, то есть прикончил меня. Меррит сделал это заявление, не проверив факты.

— Откуда они узнали, что этот молодой человек падок до денег? — поинтересовался Дэйли.

— Вряд ли они его подкупили, — отозвался Грэй, удивив этим Дэйли и Барри. — Его нельзя было «взять» чем-то материальным. Я уверен, что Спенс прикрывался именем президента, когда вышел на Гаррета и выставил меня в глазах бедного парня предателем, шпионом, угрозой демократии или чем-то вроде того.

Гаррет был прекрасным морским пехотинцем, и не более. Целясь в Бондюранта, он выполнял приказ верховного главнокомандующего. Ничто другое не смогло бы заставить его предать меня, даже под угрозой смерти. Я не виню его, он был пешкой в руках Дэвида и Спенса. Это они его убили, и в этом нет никаких сомнений.

— Вы говорили потом с Мерритом с глазу на глаз? — спросила Барри.

— Бог свидетель, я хотел этого, но не мог позволить себе стать беззащитным, полностью раскрывшись перед ним.

— Но вы смогли тем не менее благополучно выйти из игры, — заметил Дэйли.

— Я ушел в отставку не потому, что струсил, — раздраженно произнес Бондюрант. Дэйли тотчас поднял обе руки вверх.

— Не обижайтесь, я не это имел в виду.

— Я оставил Белый дом только потому, что не хотел служить Дэвиду Мерриту.

— Однако вы до сих пор вызываете у него раздражение. Вайоминг, который вы неожиданно для всех выбрали местом проживания, не столь уж недосягаем из Белого дома.

Грэй кивнул утвердительно.

— Дэвид знает, что у меня на него зуб. Во-первых, из-за Гаррета, а теперь к тому же из-за ребенка Ванессы. Я представляю для него неразрешимую проблему, и поэтому он подослал Спенса, чтобы тот разрешил ее раз и навсегда.

— Это все из-за меня, — тихо произнесла Барри.

— Рано или поздно это все равно бы произошло. Я очень долго ждал этого момента. Дэвид ведь не мог так просто уничтожить меня — я же стал национальным героем и был у всех на виду! И потому он предпочел разделить эту славу со мной.

В последнее время интерес общества к моей персоне поутих, и он посчитал, что настал подходящий момент расправиться. Так что, Барри, с вами или без вас — это был всего лишь вопрос времени.

— Ну а теперь, когда мы знаем, в чем проблема, каковы будут наши действия? — спросил Дэйли. — Жить мне осталось недолго, но это не значит, что я готов провести последние дни в федеральной тюрьме за попытку уничтожить президента.

— Если в один прекрасный день правда о смерти ребенка Ванессы станет достоянием гласности, то нынешняя администрация умрет естественной смертью, — заверил его Грэй.

— Правильно, — согласилась Барри. — Именно так и случится. Сейчас меня больше всего волнует судьба Ванессы. В данный момент именно она представляет для Меррита реальную угрозу.

— Я ни на секунду не поверил во весь этот вздор по поводу ее уединения. Дэвид просто держит ее в изоляции.

— С какой целью, Грэй? — спросил Дэйли.

— Запугать, чтобы держала язык за зубами. Ход его мыслей ясен. Для него нынешнее состояние здоровья Ванессы ничуть не хуже прежнего, и потому Дэвид постарается заставить ее поверить в то, что она сама повинна в смерти ребенка и что ради спасения своей репутации наговаривает на мужа. От выбора метода убеждения будет зависеть ее жизнь.

— Метод убеждения?

— Не хочу даже думать об этом.

— А что с Армбрюстером? Имеет ли он отношение ко всей этой грязи?

— Мне тоже хотелось бы это знать, Дэйли. Но до тех пор пока я не выясню факты, лучше не отвлекаться на него.

— Что вы собираетесь предпринять? — спросила Барри.

— Так, есть кое-какие планы. Видимо, Грэй Бондюрант отнюдь не склонен был делиться ими.

— Что ж, можете использовать мой дом как базу для ваших действий, — произнес Дэйли.

— Спасибо, но я не хочу подвергать опасности еще и вас.

Дэйли рассмеялся.

— А что я теряю? К тому же это безопасное место. Никому и в голову не придет искать вас у меня.

— То же самое говорила мне вчера вечером Барри, — откликнулся Грэй.

— Нашу дружбу она держит в строжайшем секрете, — объяснил Дэйли.

— Почему?

— Это наше с Дэйли личное дело, — резко произнесла Барри.

— Грэй, можете поверить мне на слово, для вас это самое безопасное место, — повторил Дэйли.

— А как у вас с работой? — спросил Грэй у Барри.

— Уже возникли проблемы, — ответил за нее Дэйли. — Приходили федералы и расспрашивали о ней.

Грэй нахмурился.

— Уверен, что это были не-агенты федеральной службы, а люди Спенса. Барри, сколько людей на вашем телевидении знают об этом деле?

— Я ни с кем не разговаривала на эту тему.

— А как же друзья?

— Ни с кем, кроме Дэйли.

— Любовники?

Почувствовав насмешку в его вопросе, она коротко ответила:

— Нет.

— Ладно, — произнес Грэй. — Чем меньше людей знают, тем лучше.

— После всех этих происшествий, я думаю, ей нелишне будет на время лечь на дно, по крайней мере до тех пор, пока мы не узнаем правду о миссис Меррит, — заметил Дэйли.

— Вот именно. — Грэй повернулся к Барри. — Оставайтесь здесь, у Дэйли, и постарайтесь не показываться никому на глаза. Я сам займусь этим делом. Обещаю, что вы первой узнаете всю правду.

— Вы обещаете? У меня нет слов, чтобы выразить вам свою благодарность! — Она испепеляющим взглядом пронзила их обоих. — Вы оба говорите обо мне так, словно меня не существует. Вы даже умудрились зайти столь далеко, что решили за меня, что и как мне делать. Ну что ж, спасибо, но я не нуждаюсь в этом. Уж как-нибудь разберусь сама!

32
{"b":"4631","o":1}