ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Барри посмотрела на Грэя.

— Если Ванессе срочно понадобилась медицинская помощь, почему они не доставили ее в больницу вертолетом?

В этот момент дверцы «скорой помощи» распахнулись, и оттуда появился Джордж Аллан. Доктор выглядел растрепанным и утомленным. Рукава рубашки закатаны до локтей, волосы взъерошены. Доктор Аллан, водитель «скорой помощи» и еще какой-то врач извлекли из машины носилки.

Под простыней на этих носилках лежало тело, стянутое ремнями.

— О Боже, нет! — воскликнула Барри.

Врачи закатили носилки через стеклянную дверь внутрь здания. За ними последовали двое из правительственной машины.

Доктор Джордж Аллан наклонился, и его вырвало на тротуар.

Глава 21

Клета Армбрюстера разбудил телефонный звонок. Он недовольно посмотрел на часы, стоявшие на ночном столике.

— Черт подери! — Звонок в этот час не предвещал ничего хорошего. — Да?

— Сенатор Армбрюстер?

Он приготовился выслушать сухое официальное сообщение, однако был поражен, услышав мягкий, бархатистый женский голос, более подходящий для сексуальных общений, чем для объявления плохих новостей. Ирония заключалась в том, что этот голос заставил его запаниковать.

— Кто говорит?

— Барри Трэвис. Подруга Ванессы. Репортер. Сенатор Армбрюстер раздраженно скинул одеяло и, свесив ноги, сел на кровати. Непонятно, зачем этой Барри Трэвис понадобилось называть себя другом Ванессы, да к тому же еще и репортером! Более того, для сенатора до сих пор было загадкой, почему его дочь согласилась на то интервью.

— Что вам надо? — спросил он.

— Нам надо поговорить. Речь идет о Ванессе.

— А вы знаете, который час?! И вообще откуда у вас мой номер телефона? Разве референты не оповестили вас, что я не стану обсуждать проблемы моей дочери с представителями прессы?

— Это совсем не то, что вы думаете.

— Вы меня не поняли? Спокойной ночи.

— Сенатор! Пожалуйста, не вешайте трубку. Тревога, звучавшая в ее голосе, заставила его помедлить. Взяв аппарат в руку, он прошел в туалет.

— Что случилось? Еще один взрыв?

— Нам обязательно надо встретиться.

— Зачем?

— Я не могу сказать по телефону. Сенатор представил себя, стоявшего сейчас у писсуара, рядом Барри, и это рассмешило его.

— Едва ли смогу вам в этом помочь.

— Уверяю вас, сенатор Армбрюстер, это вовсе не журналистские трюки и совсем не смешно. Так как насчет того, чтобы встретиться?

Он почесал затылок и сказал:

— Ну хорошо. Пусть потом я и пожалею об этом, ну да ладно. Позвоните завтра мне в офис, договоримся о встрече.

— Нет, вы меня не поняли! Нам надо встретиться прямо сейчас.

— Сейчас?! Вы знаете, который час?

— Пожалуйста! Я звоню из ресторана в Шинлине. Это на углу Линкольн-стрит и Пауль-Мидоу-роуд. Я вас жду.

Барри повесила трубку, а сенатор, ударив кулаком по стенке, зло выругался. Отставив телефон, он вернулся в спальню, достал из-под кровати бутылочку «Джэк Даниеля» и плеснул в стакан. Затем залпом выпил, и ему страшно захотелось забыть обо всем на свете и снова уснуть.

Но он почему-то тревожился. Что, черт возьми, знает эта репортерша о Ванессе и почему нельзя было подождать до утра?

Сенатор взглянул на телефон так, словно это был его злейший враг. Да, теперь ему уже не заснуть. К тому же поразительная настойчивость, с которой эта Трэвис просила о встрече, насторожила его.

Через десять минут сенатор уже ехал в Шинлин. Он знал этот город, ибо не раз бывал в Хайпойнте.

Армбрюстеру почему-то вдруг вспомнилось еще одно событие, когда он, как сейчас, был разбужен посреди ночи. Это произошло восемнадцать лет назад. Он проводил отпуск на своей ферме вблизи Миссисипи. Жизнь там тянулась медленно и беззаботно. За исключением той грозовой ночи.

Он проснулся от настойчивого звонка в дверь. Экономка, на ходу затягивая пояс халата, уже бежала к двери, но Клет оказался в прихожей раньше.

На пороге стоял Дэвид Меррит. Вымокший под дождем до нитки, он всем своим видом взывал к милосердию. При вспышках молнии налицо его видны были длинные кровоточащие царапины.

— Что, черт возьми, с тобой произошло? — воскликнул Клет.

— Извини, что разбудил, но мне необходимо было срочно тебя увидеть.

— Что случилось? Ты попал в аварию? Дэвид настороженно взглянул на экономку. Клет тотчас попросил ее оставить их наедине, затем провел Дэвида в кабинет, включил настольную лампу и , налил молодому человеку бренди. Дэвид сел на подоконник и, обхватив бокал обеими руками, залпом выпил.

— Такого я еще не видел, — покачал головой Клет, передавая ему носовой платок, чтобы тот смог приостановить кровотечение. — Ну, что там еще за новости, давай выкладывай!

Дэвид встал и принялся вышагивать по кабинету, в то время как Клет вытянулся в кресле и, открыв коробочку, стоявшую на столе, достал оттуда сигару.

— Все из-за той девчонки.

— Понятно, — кивнул Клет, погасив спичку, от которой прикурил сигару.

— Я познакомился с ней, когда мы отдыхали здесь прошлым летом.

— Значит, местная? И где же вы познакомились? Как ее зовут? Кто ее родители?

— Зовут ее Бекки Старджис, но ты ее не знаешь. Так, обычная рвань, никто. Я подцепил ее в одном баре у скоростного шоссе. Она уже здорово набралась. Мы приглядели друг друга во время танцев, потом познакомились, обнялись. Все произошло так быстро! Она прямо-таки вцепилась в меня и не давала выйти. Мы стали смущать своим поведением окружающих, и я повлек ее к выходу. Не успела закрыться дверь, как девица прильнула ко мне, и мы занялись любовью чуть ли не на пороге бара!

Пожалуй, было бы лицемерно с его стороны осуждать своего протеже за сексуальные безумства. Когда Клету было столько же, сколько сейчас Дэвиду, он и сам не раз куролесил. Однако на сей раз, видимо, произошло что-то серьезное.

— Я знаю некоторых известных в прошлом государственных деятелей, чья политическая карьера закончилась из-за того, что они не умели держать язык — за зубами, связавшись с женщинами легкого поведения.

— Я все понимаю, — с трудом произнес Дэвид. — Клянусь богом, она казалась безобидной. Была привлекательной, сексуальной и беззаботной. Жила одна, работала диспетчером на маслодельне, семьи у нее не было. Я уверен, она ни с кем не обсуждала наши с ней отношения.

Клет скептически поморщился:

— Если она такая, как ты говоришь, безобидная, то что же привело тебя в такой час к моему дому? Посмотри-ка на себя: весь в крови, вид такой, словно ты разлил суп на восточный ковер, подаренный мне моей нежной супругой.

— Я… я убил ее.

Клет был настолько поражен этим неожиданным признанием, что чуть не выпустил зажженную сигару изо рта. Понемногу, правда, пришел в себя, подошел к бару, налил бренди и залпом осушил бокал, как несколько минут назад это проделал Дэвид. Надежды Клета, которые он связывал с этим молодым человеком, таяли прямо на глазах.

Во время избирательной кампании Дэвид Меррит проявил себя в самом выгодном свете, и вскоре ему предложили хорошо оплачиваемую работу в команде сенатора. Клет впервые столкнулся с Дэвидом, когда тот демобилизовался из морской пехоты. Он был дисциплинирован и обладал неплохой интуицией. Любое поручение выполнялось им качественно и в срок, причем без всякого руководства сверху.

После избрания в сенат Клет предложил Дэвиду работу в своей команде. В последующие два года молодой человек обогатился уймой полезных навыков. Меррит схваты вал все на лету и начал отлично разбираться в хитросплетениях большой политики. Клет строил в этой связи грандиозные планы, так как считал, что Дэвид обладает всеми необходимыми большому политику качествами.

В свободное время он изучал право и государственное управление, заполнял пробелы в знаниях по экономике. Он имел замечательные отзывы о службе в морской пехоте, был красив, умел ясно выражать свои мысли и, кроме того, до сегодняшней ночи не был замешан ни в одной скандальной истории.

38
{"b":"4631","o":1}