ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Миссис Меррит связалась со мной не просто так. Я уверена, что она пыталась сообщить об опасности.

— Опасности?

— Опасности, грозившей ей. Потому что она знала об этом преступлении президента. — Барри сочувственно посмотрела ему в глаза. — Я позвонила вам ночью, сенатор, потому что мы считаем, что президент совершил… он лишил ее возможности рассказать правду о нем.

— Лишил возможности? — переспросил Клет. — Что вы имеете в виду?

Барри кивнула в сторону больницы. Армбрюстер посмотрел туда сквозь стекло.

— Ее привезли на «скорой» около двух часов назад, — пояснила она.

— Из дома Джорджа Аллана? Барри кивнула.

— Мы проследили за ними.

Армбрюстер больше не выглядел могущественным, уверенным в себе, наделенным властью политиком. Теперь он походил на отца, который только что узнал ужасную весть о своем единственном ребенке. Он вмиг осунулся, на лице еще резче проявились морщины. Когда он заговорил, голос его звучал слабо и устало.

— Я был в этом доме всего несколько дней назад.

— И видели Ванессу? — поинтересовался Грэй. Сенатор пожал плечами.

— Джордж сказал мне, что она отдыхает и просила, чтобы ее никто не беспокоил, даже я. Он заверил меня, что отдых для нее полезнее всего.

— Клет, — настойчиво произнес Грэй. — Джордж выполнит любой приказ Дэвида, как, например, в ту ночь, когда Меррит убил ребенка.

— Но ее же охраняет Служба безопасности?!

— Они не смогли защитить вашего внука. Поверьте, Дэвид тщательно все спланировал, причем с помощью Спенса, я уверен. Ванесса принимает много лекарств. Он, естественно, воспользуется этим. Если она умрет…

— Умрет? — повторил Армбрюстер. — Вы хотите сказать… — Он растерянно переводил взгляд с Грэя на Барри. Позднее Барри никак не могла вспомнить, как они вышли из ресторанчика, как подошли к приемному покою. Агентов Службы безопасности нигде не было. Дежурная сестра, сидевшая в регистратуре, вежливо спросила, не может ли она помочь им.

Сенатор даже не посмотрел в ее сторону. Они все вместе прошли через автоматическую дверь. Доктор Аллан склонился у стены в дальнем конце коридора. Он выглядел не лучше, чем тогда, когда привезли в больницу тело Ванессы. Увидев приближающихся Армбрюстера, Барри и Грэя, доктор побледнел.

— Сенатор Армбрюстер, что… что вы здесь делаете?

— Где моя дочь? — сенатор заглянул через плечо Аллана. — Там?

— Нет.

— Врешь, ублюдок! — Клет оттолкнул Джорджа Аллана в сторону, но тот успел схватить его за рукав.

— Сенатор, пожалуйста! Я не могу вас туда пустить, до тех пор пока там не побывал медицинский эксперт.

Армбрюстер издал звук, похожий на рыдание. Грэй схватил доктора за отвороты пиджака и прижал его к стенке.

— Ты, вонючее дерьмо! Они поджарят тебя за это, если я не успею убить тебя первым!

Вызванный по сигналу тревоги персонал больницы собрался в конце коридора, но даже начальник охраны не осмелился вмешаться.

Армбрюстер распахнул дверь, которую с таким упорством защищал Джордж Аллан, затем неожиданно отступил назад и оперся о косяк, чтобы не упасть. У противоположной стены на столе стояли носилки, по-прежнему прикрытые голубой простыней, но стягивающих ремней уже не было.

— О Господи! — прошептал сенатор. Наконец он заставил себя подойти к носилкам. Барри с Грэем шли рядом, готовые поддержать его. Страстный протест доктора остался никем не замеченным.

Когда они подошли к носилкам, сенатор остановился и посмотрел на простыню, не в силах ее отбросить.

— Клет? — спросил Грэй.

Сенатор слабо кивнул. Грэй осторожно сдернул простыню.

Все онемели от изумления, увидев лицо трупа, лицо Джейн Гастон.

Глава 23

Джейн Гастон была личной сиделкой Ванессы, нанятой Джорджем Алланом для присмотра за ней в Хайпойнте. — Барри лежала на кровати в доме Дэйли, где раньше любил дремать Кронкрайт, и пересказывала хозяину события последней ночи. — Кстати, спасибо за приют.

— Куда же тебе идти?

— Не знаю. Я изгой. Будь я прокаженной, и то меня не избегали бы так, как это делают сейчас. Может, привязать на шею колокольчик, чтобы предупреждать людей о своем приближении.

— Это не смешно, — грустно заметил Дэйли.

— Да уж куда там. — Голос ее дрожал от невыплаканных слез. — Как бы то ни было, вернемся к нашему разговору. По-видимому, вчера днем Джейн Гастон перенесла сердечный приступ в доме доктора Аллана в Хайпойнте. Он попытался привести ее в чувство, но безуспешно.

Некоторое время в комнате слышалось лишь тяжелое дыхание Дэйли. В этой маленькой, заваленной вещами каморке Барри теперь держала свою одежду, купленную уже после взрыва и лежащую в коробках.

Дэйли сел на край кровати и без особого энтузиазма стал массировать через теплые носки ноги Барри.

— Если сиделка умерла днем, почему они ждали темноты? — спросил он.

— Доктор Аллан договорился о перевозке Ванессы назад в Вашингтон, не желая лишний раз причинять ей травму. За Ванессой выслали вертолет, но к тому времени она уже узнала о смерти миссис Гастон, и это потрясло ее до глубины души. Как говорит доктор, они необычайно привязались друг к другу. К тому же сын миссис Гастон жил в этом же городке, однако его не сразу нашли. А доктор не хотел отвозить труп в больницу, не оповестив его.

— Но это происходит сплошь и рядом.

— Но не тогда, когда покойная является личной сиделкой первой леди. Доктор Аллан боялся, что история получит огласку до того, как найдут сына. Ион по-своему прав.

— Пожалуй, — пробормотал Дэйли. — Но, на мой взгляд, все это выглядит как-то натянуто.

— Как бы то ни было, доктор Аллан подождал с вызовом «скорой помощи», пока не почувствовал, что дальше тянуть нельзя. Мыс Грэем случайно увидели их на дороге и поехали следом. Когда мы увидели это мертвое тело… — Она вздохнула.

— Ты сделала выводы, исходя из предположений, вместо того чтобы основываться на фактах.

— Не сыпь мне соль на рану.

— Я не могу поверить, что ты действительно вызвала Армбрюстера.

— Да уж. И Армбрюстера, и оператора с нашего телевидения, который обладает невероятной способностью быстро появляться на месте событий. Вот он и появился через несколько секунд после того, как стало ясно, что я жестоко ошиблась. Для потомства теперь останутся записи моего изумления и близкого к коллапсу состояния Грэя и Армбрюстера, а также прибытие Ральфа Гастона — сына покойной, который, казалось, был больше поражен тем, что происходит, чем известием о смерти своей матери.

— Какие все же садисты работают в этой больнице, — продолжила Барри. — Кто-то из персонала известил местную прессу, а та уж расстаралась вовсю… Ну ладно, развязку ты знаешь. Мы попали на первые полосы газет. Слава Богу, что все закончилось до того, как появились телевизионщики. Я скрылась с единственной видеозаписью происходящего.

Она молча вытерла слезы и высморкалась. После того, как ей досталось от сенатора Армбрюстера, Барри уже рыдала в голос. Не обращая внимания на окружающих, тот отругал ее за то, что она выставила его на посмешище. Сказал, что ее следовало бы отхлестать за пережитый им кошмар, и предупредил, что она дорого заплатит за свое глупое, непростительное, непрофессиональное поведение. Барри близко к сердцу приняла его предупреждение.

Эта угроза висела над ней, словно сверкающее лезвие гильотины. Теперь она обречена, это лишь вопрос времени. С другой стороны, ей бояться репрессий со стороны сенатора не стоило, ведь само ожидание этого полностью деморализует ее. — Господи, Дэйли, — тяжело вздохнула она, вытирая слезы, — как я могла так ошибиться? Все говорило за то, что президент Соединенных Штатов совершил одно, а возможно, и два убийства. Надо переосмыслить обстоятельства еще раз.

— Откровенно говоря, сомневаюсь, что только с помощью логики можно разобраться в этом деле, — сказал он с сочувствием. — Обратимся к истории — назови мне хотя бы одного великого, который бы не плюнул в лицо логике.

41
{"b":"4631","o":1}