ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но разве можно пренебрегать своими обязанностями?

— В этом-то и смак! Они ими не пренебрегают.

Если их спросят, они ответят, что ты эмоционально неуравновешенная личность и за тобой невредно понаблюдать.

— Если не сказать большего.

— Послушай, пора спать.

Он встал, выключил лампу и, вернувшись к окну, выглянул на улицу. Минут пять осматривал место для парковки в поисках чего-либо подозрительного. Наконец, удовлетворенный тем, что им удалось избавиться от преследователей, обернулся и, заметив на себе взгляд Барри, слегка смутился.

— Я думал, ты уже спишь.

Барри по-прежнему лежала на боку, правда, подложив руки под голову.

— Кто ты, Грэй Бондюрант?

— Я? Никто.

— Не правда, — сонно пробормотала она. — Ты должен быть кем-то.

— Спи.

— Тебе тоже нужно отдохнуть. Кровать широкая, запросто хватит места двоим.

Разве можно, оказавшись рядом с ней, удержаться от того, чтобы не ласкать?

— Я посижу еще немного.

— Зачем?

— Мне надо подумать.

— О чем?

— Спи, Барри.

— Можно еще один вопрос?

— Давай, — вздохнул он.

— В то утро в твоем доме, то, что было между нами… правда?

— Правда.

Она отвела глаза, а потом снова посмотрела на него.

— Хорошо нам было тогда в постели.

— Хорошо было, — улыбнувшись в темноту, повторил он.

— Но ты почему-то не целовал меня в губы. Почему?

— А это уже второй вопрос. Спокойной ночи.

— Джордж?

Казалось, что голос его жены донесся с другого берега океана выпитого шотландского виски. Доктор Аллан поднял голову, и увидел на пороге кабинета ее фигуру. Она выглядела милой, желанной и сильной. Он не мог вынести ее вида. Сила женщины делала его слабость еще более заметной.

Аманда подошла к столу, взяла в руки бутылку и посмотрела на остатки содержимого. Несмотря на то что был изрядно пьян, он уловил ее молчаливое осуждение.

Джордж раздраженно спросил:

— Что тебе, Аманда?

— Значит, ты пока помнишь, кто я. Ну слава Богу. Может, помнишь еще, что у тебя есть сыновья?

— Почему ты спрашиваешь?

— Твой старший сын с каждым днем все больше замыкается. Я просила его поделиться со мной своими сомнениями, но он лишь угрюмо молчит в ответ. Это заметили и учителя в школе. Он так похож на тебя! Это меня пугает. — Она перевела дыхание. — Я только что отошла от постели твоего младшего сына. Слушала, как он молится. Он попросил Бога помочь папочке, а затем заплакал. И мне пришлось обнимать и качать его, пока он не уснул.

Джордж потер уставшие красные глаза.

— Я попозже зайду поцеловать их на ночь.

— Ты не понял. Я вовсе не хочу, чтобы ты желал им спокойной ночи. По крайней мере не сейчас, когда ты в таком состоянии. Ты же знаешь, они ребята умные и понимают, что с тобой что-то не то. Пьянство не в счет.

— Пьянство? Ты думаешь, это подходящее слово?

— Становится подходящим. Что с тобой?

— Ничего.

— В самом деле? Ты считаешь свое поведение в течение последних сорока восьми часов нормальным? Ты явился домой вчера утром, словно призрак из фильма ужасов. Вспомни хотя бы, сколько ночей ты уже не спал? Ты ни единым словом не обмолвился, где так долго отсутствовал и почему так выглядишь. Ты даже не поинтересовался нашими семейными делами, а сразу же прошел к себе и вот уже два дня сидишь взаперти. — И, как бы резюмируя, она с громким стуком поставила бутылку на стол. — От тебя несет алкоголем, и из-за этого я злюсь на тебя! Я слышала, как ты плакал, и мне больно. Как я могу помочь тебе, если ты не говоришь, что произошло?

— Ничего.

— Черт возьми, Джордж, когда ты изменил свое отношение к браку?

— Что ты имеешь в виду?

— Если ты не доверяешь мне, значит, мы больше не муж и жена. В том смысле, в котором клялись в свое время. Но формально я еще твоя жена. И я, черт возьми, хочу знать, в чем дело!

— Господи, ты что, оглохла? — заорал он. — Ничего не случилось.

Но растущая ярость мужа не испугала ее. Она холодно произнесла:

— Не лги мне, я слишком хорошо тебя знаю!

— Оставь меня в покое.

— Не оставлю. — И она решительно тряхнула головой. — Ты мой муж, и я люблю тебя. Я буду защищать тебя до последнего вздоха. Но для начала скажи, почему ты из прекрасного врача, мужа и отца превратился в рыдающего пьяницу.

Он посмотрел на нее с яростью, но она умела быть безжалостно упрямой.

— Это связано с Дэвидом, верно? И не трудись лгать. Я знаю, что причина в нем.

— Перестань, Аманда.

— Что он просил тебя сделать?

— Я сказал, перестань.

— Что за власть он имеет над тобой?

— У него ее нет!

— Есть! — тоже крикнула она. — И если ты не сумеешь от этого избавиться, он тебя погубит.

Он вскочил на ноги и стукнул кулаком по столу.

— Та сиделка умерла.

— Что?

— То, что слышала. Теперь ты знаешь, что случилось. Ну что, счастлива? Удовлетворена?

— Ты говоришь о медсестре?

— Да, о ней. Той самой, которая три дня назад умерла в нашем доме у озера. Внезапная смерть от сердечного приступа.

Он обхватил голову руками.

— Я пытался ее спасти, но не смог. Не смог, и она умерла.

Он всхлипнул.

— Ты был пьян?

— Нет, я только принял таблетку валиума.

— Ты сделал все, что смог? Он кивнул.

— В течение получаса я пытался оживить ее, пока агенты Секретной службы не оттащили меня от трупа, сказав, что все кончено.

Аманда вздохнула и положила голову ему на грудь.

— Прости, Джордж, — мягко произнесла она. Ему так не хватало ее сочувствия! Он знал, что, несмотря на сердитые слова, которыми они обменялись, она будет крепко обнимать его и в этих объятиях он сможет на мгновение скрыться от терзающей его душу действительности.

Впрочем, он знал, что не заслуживает ее сочувствия и прощения. Джордж отстранился, убрал ее руки с плеч.

— Что ты мог сделать?

Отвернувшись от нее, он потянулся к бару. Его руки не слушались, когда он открывал новую бутылку виски. Наконец Джордж справился и плеснул себе еще.

— Нет, подожди, — вдруг остановил он Аманду. — Ты ведь можешь ре шить любую проблему, разве нет? Можешь достигнуть всего, чего захочешь. Твой девиз — «Достижение цели».

Он знал, что эти слова причинят ей боль, но не смог удержаться. Пусть еще кому-нибудь будет также плохо, как и ему! Поблизости оказалась Аманда.

Но она не поддалась на провокацию и не взвилась.

— Я не могу разрешить твою проблем у, Джордж, я могу лишь посочувствовать. Случалось, и раньше у тебя погибали пациенты. Естественно, что ты так тяжело переживаешь, ты ведь врач. Но никогда раньше ты не доходил до такого.

Она заглянула ему в глаза. И несмотря на то что был пьян, Джордж тем не менее почувствовал, что она может прочитать в его глазах то, что знать ей вовсе ни к чему. Испугавшись, Джордж отвернулся. Но не слишком поспешно.

— Ты мне не все рассказал. Что еще случилось в доме у озера?

— С чего ты взяла?

— Я знаю тебя, Джордж, и вижу, что ты утаил самое главное.

— Самым главным была смерть медсестры. И больше ничего.

— Это касается Ванессы, ведь так?

— Нет.

— Тогда почему смерть этой женщины…

— Что ты от меня хочешь?! — взорвался он. — Ты спросила, что со мной, и я сказал. А теперь убирайся к чертовой матери и оставь меня одного.

Он никогда не разговаривал с ней так грубо, это было неожиданностью даже для него самого. Неужели он опустился так низко?! От этой мысли Джордж стал еще отвратительнее сам себе. Он залпом осушил стакан.

Аманда с презрительной миной двинулась к двери. Выходя, она повернулась:

— Кричи, Джордж, ругайся, если тебе от этого легче. Я крепкая, выдержу.

Она подняла левую руку так, чтобы ему было видно обручальное кольцо.

— Дэвид Меррит давал клятву, когда вступал в должность. Но и я клялась у алтаря в день нашей свадьбы. Клялась, что, кроме смерти, ничто нас не разлучит. Ты мой муж, и я люблю тебя. И не отдам тебя без боя. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не дать этому человеку погубить тебя, пусть даже он президент Соединенных Штатов.

49
{"b":"4631","o":1}