ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты блефуешь! Ты не сможешь вытащить Ванессу оттуда без риска для ее жизни — так же как и я. Независимо от того, вмешаюсь я в ход событий или нет, ты все равно будешь сражаться против ФБР и кого угодно, будешь штурмовать эту крепость и рисковать ее жизнью.

— Возможно, один раз. Не больше.

— Нашел себе другую девчонку, ха? Барри Трэвис?

Клет не рассчитывал, что он клюнет на эту удочку. Они не клюнул.

— Во многих отношениях Ванесса — замечательная женщина. Но она слишком эгоистична.

— Слушай меня внимательно. — Клет погрозил перед носом Бондюранта пальцем. — Я не потерплю, чтобы ты или кто-то другой критиковали мою дочь.

Проигнорировав эту реплику, Бондюрант продолжил:

— Она слишком рано научилась прикрывать только собственную задницу, и в этом деле у нее был чертовски хороший учитель в твоем лице. Ванесса всегда отдавала своей персоне высший приоритет, а особенно в тот момент, когда я отказался от своего поста в Белом доме. Она предоставила мне удовольствие стать главной мишенью для слухов на наш счет, ни разу не сказав ни слова в мою защиту, ни разу не переговорив на эту тему с Дэвидом.

— Так зачем же ты теперь суетишься, чтобы спасти ее?

— Патриотизм. Клет расхохотался.

— Это больше похоже на самолюбование. Герой, спасающий первую леди. Пожалуй, против этого никто не устоит.

— Все обстоит не столь романтично, как ты изображаешь, Клет. Умер ни в чем не повинный ребенок. Разве убийца не должен понести наказание? Я также хочу прекратить разговоры о своей причастности к президентству Дэвида. Этот вопрос следует закрыть раз и навсегда. А это невозможно сделать до тех пор, пока не полетит его администрация и не будет вскрыта вся их подноготная. И если Ванесса как женщина меня больше не интересует, то это вовсе не значит, что она заслуживает смерти.

— Святой Грэй! — фальшиво воскликнул Клет. Бондюрант встал, давая понять, что он сказал все, что хотел. Рядом со столиком он выглядел очень впечатляюще. Клет в очередной раз испытал дискомфорт, сравнивая себя с ним. Здоровье и сила молодых мужчин заставляли его лишний раз чувствовать себя старым и слабым.

— Ну, так чего мне ждать, Клет? Я начинаю операцию по спасению?

— Я подумаю.

— Нет, так не пойдет! Давай звони Биллу Йенси. Сейчас. Или я исчезаю, и жизнь Ванессы с этого момента будет зависеть только от тебя. Ты достаточно ловок и коварен, ты сможешь победить Дэвида и выжить. Она не выживет.

Клет никогда не капитулировал. Никогда. Но еще с тех времен, когда Армбрюстер играл в футбол, он знал, что в иные моменты благоразумнее упасть на спину и отдать мяч другому.

Когда она направлялась от свежей могилы к своей машине, сзади к ней подошли двое, по одному с каждой стороны.

— Мисс Трэвис?

— Да.

Они показали ей удостоверения ФБР — Мы хотели бы задать вам пару вопросов.

— Прямо сейчас? — недоверчиво спросила она. — Может быть, вы не заметили, но мы находимся на "кладбище.

— Заметили, — откликнулся один из них. — Нам очень жаль мистера Фриппа. У нас были проблемы с вашим местонахождением, и мы решили, что вы объявитесь здесь.

— Ваша бесчувственность не заслуживает прощения, — сказала она.

Всего лишь несколько человек посетило короткую светскую процедуру погребения Хови Фриппа — таков был печальный итог его жизни. Почти все присутствовавшие сотрудники телеканала использовали похороны в качестве повода для того, чтобы прихватить лишний час к обеденному перерыву.

Выполнив свой моральный долг, они шумными группками поспешили к своим машинам, чтобы провести остаток времени в хорошей компании.

Барри же плакала и скорбела искренне. Ей на самом деле было очень грустно не только оттого, что Хови погиб ужасной смертью, но еще и потому, что эта смерть не отомщена, да и, по правде говоря, никому до этого не было дела.

Один из агентов прервал ее печальные мысли:

— И даже несмотря на то что время и место действительно не самые подходящие, мы все-таки хотели бы с вами поговорить.

— Ну, конечно, теперь, когда я окружена со всех сторон, что мне еще остается делать? Но вы не против, если мы немного отойдем от могилы?

— Да, да, конечно Когда они подошли к ее машине, она в последний раз промокнула глаза и повернулась к ним:

— Я уже рассказала полиции все, что знаю об убийстве мистера Фриппа. Они взяли у меня показания еще на месте преступления.

— Мы здесь по другому поводу, — сказал один из агентов.

— По другому? — воскликнула она, пытаясь изобразить сильное удивление. — Так о чем же мы будем говорить?

— О Грэе Бондюранте.

— Ах, о нем, — произнесла она упавшим голосом. Скрестив руки на груди, Барри постаралась принять скучающую, но тем не менее раздраженную позу. — И что же джентльмены хотели бы знать о нашем бывшем национальном герое?

— Для начала где он находится.

— Не знаю. И знать не хочу. Прячется где-нибудь. Агенты обменялись каким-то странным взглядом. Один из них сказал:

— Мы знаем, мисс Трэвис, что вы с мистером Бондюрантом проводите очень много времени вместе.

— Да, правильно, проводим. Вернее, проводили.

До вчерашнего дня, когда вдруг выяснилось, что он является одним из самых главных преступников во всей Америке. Как будто у меня своих проблем мало! — выдохнула она, закатывая глаза. — Сначала взорвали мой дом, убили собаку. Потом у меня начались соревнования с сенатором Армбрюстером — кто громче крикнет. По-моему, он победил, потому что в результате меня уволили с работы. Затем я доставила себе маленькое удовольствие… ну вы понимаете, — застенчиво сказала она. — У меня были некоторые отношения с этим парнем. Ну а какая женщина устояла бы на моем месте? Он же национальный герой в конце концов! К тому же такой сильный, немногословный. Очень сексуальный. А глаза какие!.. — Она даже задрожала в поддельном восторге. — Что ж, во всяком случае, мы неплохо проводили время, и вдруг вчера я вижу в новостях его физиономию. Напугали меня до смерти. С кем, думаю, связалась? Короче, я вышвырнула его на улицу, и он куда-то испарился. — Девушка тоскливо вздохнула. — Можно было бы и самой догадаться, что он наболтал про себя слишком много хорошего, чтобы все это оказалось правдой.

— Когда вы видели его в последний раз?

— Я уже говорила, вчера.

— В какое время?

— Хм, секунду. В полдень.

— А можно поточнее?

— Нет. После того что я увидела в новостях, мне было не до точного времени.

— И чем вы занимались?

Она одарила его многозначительным взглядом.

— Так, понятно. У вас было, э-э… Свидание? Она захихикала.

— Да, но оно было очень эксцентричным.

— И где это происходило?

— В каком-то мотеле, названия не помню.

— Местонахождение?

— Это сложно. Мы ехали по какому-то пустынному шоссе, это точно. Но я не обращала особого внимания, куда мы едем.

— Вы даже не можете сказать, в какой части города это происходило?

Наклонив голову, она оттянула нижнюю губу, что должно было означать сильное замешательство.

— Я, э-э… О Боже! Мне так неудобно. Грэй, мистер Бондюрант сидел за рулем, понимаете? А я… О Господи! Могу я просто сказать, что по дороге в этот мотель я сидела не непосредственно на сиденье и голова моя находилась ниже приборной панели?!

Агенты в очередной раз обменялись понимающими взглядами, при этом у одного из них бровь выгибалась так высоко, что терялась в его шевелюре.

— Я даже не уверена, что у этого мотеля вообще есть название, — продолжала она. — Он сам выбирал, куда ехать. Между нами говоря, местечко довольно паршивое. Ну, вы знаете такие заведения. Комнаты снимаются на часы. Белье не всегда чистое. И в таких условиях сидеть верхом на парне, которого разыскивают копы?! Ой! Простите, ребята. Я не хотела вас обидеть. В общем, этот Бондюрант — такой примитивный! В первый же день потащил меня смотреть какую-то порнуху. Ну вы прикиньте! Если бы он не был столь хорош в постели и не эти голубые глаза, я бы с ним еще тогда завязала.

69
{"b":"4631","o":1}