ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Барри с Грэем невольно подслушивали печальный разговор расстающихся бедолаг. Наконец эта сценка завершилась, незнакомец забрался в кабину, и машина тронулась.

Как только они поехали и вновь заговорило радио, Грэй сбросил накрывавшее их стеганое одеяло.

Он старался не смотреть на Барри. Ведь что бы это ни было — сейчас все закончилось. Он чувствовал себя точно так же, как и тогда в детстве, когда проповедник в самый интересный момент застукал свою дочь в его объятиях. Тогда они, лежа среди персиковых деревьев, были заняты сравнительным анализом двух самых удачных творений Господа Бога.

Грэй спрыгнул с импровизированного насеста и скомандовал:

— Мигом слезай и одевайся!

Пожалуй, это звучало слишком грубо, но он не мог вымолвить ничего другого. Она сумела сделать так, что он напрочь забыл все свои тренировки. Он знал, как противостоять пыткам, как отвлечь свое сознание от физической боли… В морской пехоте одному лишь его, увы, не научили — как противостоять Барри Трэвис.

Она тем временем спустилась с топчана. Гарт Брукс в динамиках напевал о том, как хорошо пить пиво и виски с друзьями в самых удивительных местах, и Грэй был благодарен этому шумовому оформлению. Оно помогало скрасить то неловкое молчание, которое длилось все время, пока Барри облачалась в форму медсестры. Грэй снова надел пиджак, натянул комбинезон, застегнул молнию и нахлобучил на голову кепку.

Барри села на скамейку, а Грэй покопался на топчане и, достав оттуда сумку, протянул ее Барри. В полутьме он увидел, как она, широко распахнув глаза, смотрит на него.

— Сегодня ты впервые поцеловал меня по-настоящему…

— И?..

— Давай поговорим об этом.

— Нет.

— Но почему?

— Потому что нам предстоит попытаться похитить первую леди Соединенных Штатов. Нам надо обдумать операцию.

— Операцию? Но я женщина, Грэй, а не один из твоих мордоворотов!

— Ты же сама напросилась! Если тебе не нравится мой стиль руководства, ты можешь отойти в сторонку и помолчать. Я должен сконцентрироваться. Так что…

— Всего один вопрос. Можно?

— Чего тебе еще?

— Тебе было хорошо, дорогой? Он попытался сдержать улыбку, но ничего не смог с собой поделать и потому тихонько засмеялся.

— Барри, помолчи!

— Я так и думала.

Она улыбнулась той нежной, удовлетворенной, понимающей улыбкой, которая обычно появляется на лице женщины, когда она знает, что достигла цели. Больше они не разговаривали и не произнесли ни слова до тех пор, пока пикап не затормозил. Подруливая к блокпосту службы охраны, водитель выключил радио.

Грэй посмотрел на Барри и прошептал:

— Ну вот и приехали.

Глава 40

Двое из трех преследователей подошли к машине Дэйли со стороны водительского места. Третий встал с противоположной стороны. Дверцы открылись одновременно.

— Мистер Уолш?

— А вы кто, собственно, такие?

Его схватили за руку и стянули с переднего сиденья.

Послышался легкий хлопок и тонкий свист. Стало ясно, что Долли больше нет. Ее убили ударом ножа в грудь.

— Эй, ребята! — крикнул Дэйли. — Что за дела? Что вы там себе думаете? — Нелегко быть грубияном, когда каждый вдох дается с огромным трудом. Его слова прозвучали так безобразно тихо, что он готов был смеяться над самим собой.

Однако эти трое смеяться не собирались. В действительности эта компания была самым мрачным трио из тех, что он имел несчастье лицезреть. Еще одного такого же сурового паренька, и они с успехом сошли бы за четырех всадников из «Апокалипсиса».

— Мы думаем, что мы из ФБР. — Ему под нос сунули значки.

— Ну и что теперь? — саркастически усмехнулся он. Похоже, эти ребята из самых крутых у Спенса.

— Мы следим за вами весь вечер, мистер Уолш, — начал тот, который, видимо, был у них за главного. — Вы что, и впрямь подумали, что мы влюбились в вашу дебильную куклу? Но мы же не полные идиоты! Что нам делать с женщиной, которая не говорит и не двигается?

— Я что, должен отвечать на вопрос или это просто комментарий к вашей половой жизни?

Его остроумный ответ не вызвал никакой реакции. Один из них грубо развернул его лицом к машине, заломил ему руки и, связав их пластиковым кабелем, обыскал.

— За что вы меня арестовываете? Я ничего не сделал. Разве что вышел запрет на надувных кукол. Что вам от меня надо?

— Мы бы хотели поговорить о ваших квартирантах.

— Каких квартирантах?

— Я думаю, он будет куда сговорчивее, если выдернуть у него из носа трубку, — подкинул кто-то из них своему лидеру интересную идею.

Дэйли впал в панику. Если его отсоединят от кислородной подушки, то очень скоро он просто умрет.

— В этом нет необходимости, — откликнулся главарь. — По крайней мере пока. — У Дэйли от облегчения колени дрогнули, но уже следующие слова бандита показали, что приговор лишь отложили на некоторое время. — Нашему шефу плевать на тебя и твои проблемы со здоровьем.

— Точно так же, как и мне на него. Что же Спенсер Мартин не заехал за мной лично? Или он побаивается Бондюранта?

— Спенсер Мартин?! — повторил один из них, изображая недоумение. — Ты что, телевизор не смотришь? Мистер Мартин временно не может исполнять своих обязанностей в Белом доме.

— Ах, да, конечно. Похоже, он уже по сусекам начал скрести, если не нашел для своей команды ребят омерзительнее, чем вы.

Троица обменялась многозначительными взглядами.

Дэйли грубо расхохотался:

— Что? Сюрприз для вас? А вы-то думали, что это секрет?..

— Старина, ты, наверное, плохо понимаешь ситуацию, — продолжил главный. — С твоей стороны было бы разумнее нам помочь. Где находятся Барри Трэвис и Грэй Бондюрант и что они делают?

— Поцелуй меня в задницу, придурок.

Вне себя от злости главный сделал было уже шаг вперед, но один из подручных удержал его:

— Где они, Уолш?! — рявкнул он.

Дэйли понял, что дело его — табак. Даже если рассказать им все, чего они хотят, вряд ли они предоставят ему возможность встретить следующий восход солнца. Эти парни отнюдь не следователи, эти парни — его палачи.

Теперь его задачей было задержать этих славных ребятишек как можно дольше, давая возможность Грэю с Барри освободить Ванессу Меррит из Табор-Хауса. Пока он дышит, он будет стараться выполнить это задание. Это вряд ли можно назвать смертью в сиянии славы, но какая-то частичка доблести здесь присутствовала.

Грубость срабатывала не очень хорошо, и Дэйли решил изменить тактику. Он притворился, что находится в полуобморочном состоянии:

— Что-то я неважно себя чувствую.

— Расскажи, где они, и мы позволим тебе передохнуть.

"Ага, предоставите мне вечный отдых».

— В каком-то мотеле, — пролепетал он.

— Что за мотель? Где?

— Не знаю.

— Где?!

— Там, в названии, кажется, есть слово «Вашингтон».

— Знаешь, сколько здесь мотелей со словом «Вашингтон» в названии?!

— Нет, — невинно ответил Дэйли, — и сколько? Громила схватил его своими лапами за грудки и приподнял так, что носки его ботинок едва касались тротуара.

— Если хочешь увидеть мисс Трэвис и мистера Бондюранта живыми и здоровыми, то лучше напряги свою память да поскорее.

— Это… Это где-то по направлению к Эндрюс, — запинаясь, произнес Дэйли. — Я как-то раз был там с ними. Я не помню точно, где это, но, может быть, смогу вспомнить, когда увижу.

— О'кей, поехали. — С этими словами он толкнул Дэйли с такой силой, что трубка выскочила у него из ноздри.

— Мой кислород! — закричал он. — Я не могу без него. — Он неистово и тщетно пытался вырваться.

— Успокойтесь, мистер Уолш. В наши намерения не входит дать вам задохнуться. По крайней мере пока вы не расскажете, чем планируют заняться сегодня ваши друзья.

Они вставили ему в нос трубки, перенесли кислородную подушку из его машины в серый седан.

Когда они затолкали его на заднее сиденье, Дэйли обрадовался, увидев, что останки Долли тоже перекочевали в эту машину вместе с ним.

74
{"b":"4631","o":1}