A
A
1
2
3
...
74
75
76
...
92

Теперь по крайней мере он умрет не в полном одиночестве.

— Если кто-нибудь остановит и спросит тебя, отвечай, что подменяешь заболевшую медсестру.

Грэй успел проинструктировать Барри за те десять минут, что прошли с момента, как их развратник-водитель покинул пикап, чтобы доложить о прибытии на работу. Как и ожидалось, охрана на въезде пропустила машину без проверки. Они уже находились на территории клиники, но ведь нужно было попасть внутрь!

Грэй заранее изготовил нагрудные идентификационные карточки.

— Полагаю, персонал не будет слишком дотошно рассматривать их, а издалека они весьма смахивают на настоящие.

— Долли Мэдисон? — прочитала она свое новое имя. — Кстати о Долли, надеюсь, у них с Дэйли все хорошо.

— Справится! Запомни, там везде покатыканы камеры. Так что, даже если вокруг никого и нет, за тобой все равно могут вести наблюдение. Главное, идти непринужденно и…

— Бесцельно. Да поняла я, поняла. Ты мне уже раз десять говорил.

— Я просто не хочу, чтобы нас повязали раньше, чем мы обнаружим Ванессу.

— А внутри есть какая-нибудь охрана?

— Я не знаю.

— Как ты думаешь, она вооружена?

— Возможно. Если это агенты Секретной службы, то они наверняка вооружены. Но о них я позабочусь.

— И еще одно. Допустим, мы обнаружили Ванессу, как будем выбираться отсюда?

— План А: я угоняю этот пикап, вы с Ванессой заскакиваете в домик.

— А план Б?

— Если бы я знал…

— Отлично, — заключила она, открыла дверь и первой шагнула в неизвестность.

На деле Табор-Хаус оказался гораздо более экстравагантным заведением, чем это прозвучало в рассказе Бондюранта. Трехэтажный дом П-образной формы со всех сторон окружал сад. Мимо грандиозного парадного подъезда они направились к боковому служебному входу, который Грэй вычислил еще вчера во время ознакомительной поездки. Они подали в клинику как раз к моменту пересменки. Доктора, медсестры, в общем, весь персонал, выходили из здания, а заступающая на работу ночная смена отмечалась на входе.

— Я пойду первым, — сказал Грэй, когда они приблизились к входу. — Подожди пару минут и иди за мной.

— Идти за тобой куда? Он пожал плечами.

— Не волнуйся, я тебя найду. — Он сделал шаг вперед, но тут же остановился. — Барри, если со мной что-нибудь случится, немедленно убирайся отсюда. Ясно? Спрячься в чьей-нибудь машине и уезжай тем же путем, что мы сюда приехали. О'кей?

Она кивнула.

— Но ведь этого не случится?

— Нет.

С гримасой отвращения он повернулся и исчез в двери служебного входа. Пытаясь казаться беззаботной, она открыла свою сумку и, не вынимая видеокамеру, проверила ее работоспособность и наличие кассеты. Это было бы очень в ее стиле: собираться заснять исторический момент и забыть вставить кассету в камеру!

Почти у самого входа на нее нахлынули тысячи дурных предчувствий, но совершенно ясно было одно: если их операция провалится, то Ванесса Меррит умрет в этом здании. Поэтому она полностью сосредоточилась на голубой лампочке, висевшей над входом, и эта лампочка вела ее, как луч маяка ведет моряка сквозь подводные рифы.

Она миновала некое помещение, которое, видимо, служило прихожей в те времена, когда Табор-Хаус еще был частным особняком. Эта маленькая комнатка вела в большой, ярко освещенный, напичканный разнообразной аппаратурой холл, предназначенный для отдыха персонала. Тут стояли различные автоматы по продаже еды, напитков, автоматическая кофеварка, машина для приготовления льда, несколько микроволновых печей, столы, стулья и две двери, видимо, в комнаты отдыха. Батарея металлических шкафов занимала целую стену. Список персонала с указанием телефонных номеров висел на стене в виде огромного плаката и хорошо просматривался из любой точки холла.

Пересменка подходила к концу, и поток работников уже иссякал. Кто-то из уборщиков ждал у микроволновой печи свой ужин, какая-то медсестра разговаривала по телефону-автомату. Другая копалась в своем шкафчике. Двое мужчин в таких же, как у Грэя, комбинезонах пили кофе за столом, беседуя о загадочных турбинных двигателях.

Никто не обратил на Барри ни малейшего внимания. Она прошла через эту комнату так, будто каждый день в одиннадцать часов делала это.

Далее интерьер больницы резко менялся. Яркая Стерильность холла сменялась холодной педантичностью коридора, наполненного приглушенными голосами. Деревянные панели стен были оклеены обоями пастельных тонов. От медных бра в виде подсвечников исходил мягкий свет. На полу лежал огромный ковер. Перпендикулярно этому коридору шел другой, такой же.

«Направо или налево? Налево или направо? Не выдавай озабоченности, веди себя натурально! Все равно тебе водить! Так, идем направо!»

Коридор, который она выбрала, вел к парадному подъезду. Вдоль него располагались офисы, темные в это время суток, приемная-гостиная с большим детским пианино и солярием, наполненным тропическими растениями и папоротниками, а также изысканной мебелью из пальмового дерева. Все выглядело очень изящно, ничто не напоминало о том, что это больница Парадный вход поражал своей роскошной лестницей и люстрами, висящими на высоте пятидесяти футов над мраморным полом. В центре колоннады стоял специальный столик для икебаны. Стрелы гладиолусов достигали почти двух метров.

Поблизости никого не было, кроме подозрительного электрика, который ковырялся отверткой в стенной розетке у входной двери. Барри обошла столик с цветами и обратилась к нему:

— С ума можно сойти от одной только мысли о возможности здесь подлечиться!

— Ну, тебе это не грозит. — Электрик поднялся на ноги. — На первом этаже ничего интересного, кроме офисов и гостиных.

— А регистратура?

— Да, но сейчас она уже наверняка закрыта, а отмычек у меня нет. К тому же это займет слишком много времени.

— Что будем делать?

— Компьютерный терминал, — бросил он. — Там наверняка есть постоянно обновляемый банк данных о пациентах.

— Отличная идея! И куда мне идти? Вверх или вниз?

— Давай на лифте, а я пойду по лестнице.

— Встречаемся на втором этаже.

Лифт представлял собой железную клетку, эстетические свойства которой превосходили механические. Барри благодарила небо, что ей надо было подняться всего на один этаж Она шагнула сквозь сварную металлическую дверь, повернула налево и нос к носу столкнулась с медсестрой. Обе так и застыли от неожиданности.

— Как тебя занесло в эту железную гробину? Это же смертельная ловушка!

— Мм… Я новенькая, — отозвалась Барри, нервно хихикнув. Скрыть свой испуг в таких условиях было нереально. — В следующий раз пойду пешком. Долли Мэдисон. — Она протянула девушке руку. — Только, пожалуйста, не надо шуток по поводу моего имени. Поверьте, я все их уже слышала.

— Линда Арнольд.

— Очень приятно.

Боковым зрением Барри увидела, что Грэй уже поднялся по лестнице. Воспользовавшись тем, что Барри отвлекла медсестру разговором, он проскользнул за столик медсестры незамеченным. Поблизости никого пока не видно.

— Ты давно здесь работаешь? — спросила медсестра.

— Это мое первое ночное дежурство. Я ассистентка доктора Хэдли, — сказала Барри, вспомнив имя, которое она видела в списке персонала в холле на стене.

— Я думала, что доктор Хэдли сейчас в полугодовом отпуске.

— Ну да, он в отпуске.

— Ты хотела сказать она.

— Я и говорю — она. — Барри взяла ее за руку и притянула ее к себе. — Между нами, все обернулось не так, как планировала доктор. Она собиралась поработать над книгой, но вряд ли ей удастся с этим справиться.

— Правда? Очень странно У нее уже столько публикаций!

— Это верно, — подтвердила Барри, желая поскорее закрыть тему писательства доктора Хэдли, о ко-. торой она не имела ни малейшего представления. — Но на сей раз у нее что-то не клеится.

— Очень жаль! У нее столько интересных результатов, она очень талантливый врач.

— И очень мила, правда? — поделилась Барри внезапно нахлынувшими чувствами. Она все время наблюдала за Грэем, который копался за столиком. Интересно, нашел он компьютерный терминал?

75
{"b":"4631","o":1}