A
A
1
2
3
...
75
76
77
...
92

— Что это у тебя? — медсестра указала на тяжелую сумку Барри, которая заметно оттягивала ей плечо.

— Это материалы для исследований, которые мы проводим для доктора Хэдли.

— Так много?

— Ну, э-э, понимаешь, у меня такая привычка. Я никуда не хожу без определенного набора вещей. Например, я никогда не выхожу из дома без запасной пары туфель. Ну, просто так, на всякий случай, всякие такие мелочи. Журнальчики там разные. Муж все время надо мной издевается, называет это все барахлом.

— У тебя что, нет личного шкафчика на входе?

— Да, но там такой дурацкий замок… — Она попыталась изобразить это с помощью пантомимы. — Никак не могу научиться его открывать. Видимо, я скорее повешусь, чем открою шкафчик. Вот и приходится таскать все это барахло с собой.

Линда Арнольд покачала головой:

— Твое лицо кажется мне знакомым, но я никак не могу вспомнить, где тебя видела.

«Где-где! Известно где! Небось телевизор-то смотришь?»

— А где ты работала до того, как стала ассистентом доктора Хэдли?

— Ой, в таком дрянном месте! Эта дурацкая работа так мне надоела, что я дождаться не могла, когда меня уволят. — В этот момент Грэй поднял большой палец. — Ну ладно, извини, пойду, пожалуй.

— Может быть, я тебе помогу?

— Нет, нет. Найду сама, так я лучше запомню дорогу, — засмеялась она. — Например, я уже навсегда запомнила, что старым скрипучим лифтом лучше не пользоваться.

— Извините. — К ним подошел Грэй и тронул Линду Арнольд за плечо. Она повернулась к нему. — Это вы звонили насчет перегоревшей лампочки?

— Нет, не я.

— А, значит, с третьего этажа. Мне показалось, что звонили со второго. Извините. — Он надвинул кепку на глаза и направился обратно к лестнице.

Стоило медсестре Арнольд только отвернуться, как Барри уже и след простыл.

— Их там нет.

Эту грустную весть принес своему командиру один из его суровых помошничков, тот самый, который так зверски прервал короткую жизнь Долли. Они уже целый час пытались найти мотель.

— Это тот самый, — тяжело хрипя сказал Дэйли. — Я в этом уверен. «Вашингтон Инн». Комната сто двадцать один.

— Там только шофер грузовика, злой, как черт, потому что я поднял его с постели, — доложил агент, косясь на Дэйли.

— Ничего не понимаю. — Он растерянно переводил взгляд с одного головореза на другого. — Она говорила, что сегодня здесь встречается с Бондюрантом.

— Ты высадил ее в многоэтажном гараже?

— А как вы узнали?

— И куда она отправилась?

— Сюда! По крайней мере мне она сказала так. Клянусь Богом! А я должен был немного поездить по городу вместе с куклой для отвода глаз.

— Все это чушь собачья, — проворчал один из агентов. — Он просто-напросто водит нас за нос.

Чтобы быть более убедительным, Дэйли начал умолять их:

— Не бейте меня, ребята. Пожалуйста! Я не мог иначе, я так боюсь его.

— Кого?

— Бондюранта. Он мне сказал, что, если я их выдам, ему придется меня убить. И он убьет, можете не сомневаться. Вы ему когда-нибудь в глаза смотрели? Это же зверюга! Прирожденный убийца! Если он узнает, что я привез вас сюда, он обязательно меня зарежет.

— Вышвырни ты его! — прошипел главный.

— Пожалуйста, отвезите меня домой, — взмолился Дэйли. — Раз их здесь нет, то я не знаю, где искать. Видимо, Бондюрант мне наврал. Может, он и Барри тоже наврал. Готовил, наверное, ей ловушку. А что, вы о таком повороте событий не подумали? И откуда мне знать? Я старый, больной человек. Знать ничего не знаю.

— Он врет, — заключил один из агентов.

— Врет, черт бы его побрал! — согласился командир. — Поехали.

В машине главный позвонил по сотовому телефону.

— Уолш наврал про мотель. Их там нет. — Он внимательно выслушал, что ему ответили, а потом произнес:

— Да, сэр. Уверен, что вам удастся вытянуть из него больше, чем нам.

Дело для Дэйли принимало дурной оборот. Гораздо хуже, чем показания манометра на кислородной подушке.

— У меня почти не осталось воздуха в подушке, — сказал он, как только главарь положил телефон.

— Это твои проблемы.

Другие двое даже бровью не повели. И только снизу, с пола своими огромными мертвыми глазами на него смотрела Долли.

В город они возвращались очень долго. Здание, куда они подъехали, оказалось безобидным офисом. Пока они вели Дэйли к пожарному выходу, расположенному с задней стороны здания, он смотрел на небо. Звезд, конечно, не было видно, их заслоняли городские огни, но луна просматривалась очень хорошо.

Красота!

На служебном лифте они поднялись на седьмой этаж.

Провели Дэйли по коридору в самый конец. Стук каблуков гулко отдавался по всему этажу. Указатель на кислородной подушке несчастного неумолимо приближался к нулю: он уже очень давно не заправлял эту хреновину.

Один из сопровождающих вышел вперед и постучал в дверь, ему разрешили войти. Он распахнул дверь, затем сделал шаг в сторону. Дэйли переступил порог кабинета, и в голове у него пронеслась шальная мысль о том, какой именно пытке его сейчас подвергнут и какой именно смертью он умрет.

Он не мог видеть лица хозяина этого кабинета, потому что свет единственной лампы падал на него сзади, но Дэйли узнал его по силуэту.

— Мистер Уолш, — сказал тот почти дружелюбным тоном. — Вы сегодня были чертовски заняты. Я вижу, у вас почти кончился кислород?

Дэйли успел только подумать: «Вот дерьмо!»

Глава 41

На третьем этаже Табор-Хауса в кладовке прорвало водопроводную трубу. Это произвело нужный эффект. Весь медицинский персонал толпился у двери, из-под которой текла вода. Предложений по разрешению проблемы было ровно столько, сколько человек в этот момент собралось под дверью.

Правда, одна из медсестер сказала, что видела, как какой-то слесарь возился в кладовке всего за несколько минут до того, как там забил гейзер. Но найти его, чтобы он помог починить трубу или хотя бы перекрыть воду, не представлялось возможным.

Непонятно, что собирался сделать Бондюрант, когда, оставляя Барри у лестничного пролета, наказывал ей не отлучаться и делать вид, что она очень занята. Спустя несколько минут он вернулся уже без кепки и комбинезона. Он снова был в костюме и при галстуке. Фонтан, который он организовал в кладовке, бил настолько сильно, что трудно было даже предположить масштабы повреждения водопровода.

— Пошли, — бросил он мимоходом. Она последовала за ним в покои третьего этажа.

Из-за чрезвычайного происшествия в южном крыле больницы никто не обратил внимания, что они прошли в северное крыло. Но стоило только завернуть за угол, как они тотчас наткнулись на двух агентов Секретной службы, которые несли охрану с внешней стороны комнаты номер 300.

"Ну вот, они-то нас сейчас и пристрелят», — подумала Барри.

Но Бондюрант держался абсолютно спокойно.

— Добрый вечер, джентльмены, — твердым голосом произнес он, подходя к охране. Они узнали его немедленно.

— Мистер Бондюрант? — удивился один из них.

— Как дела? — Грэй мрачно улыбнулся ему.

— Я думал, тебя уволили. Когда ты успел…

— Я с удовольствием расскажу тебе об этом как-нибудь в другой раз, а сейчас нам необходимо немедленно перевести миссис Меррит в более безопасное место. В южном крыле небольшая авария. Не думаю, что это серьезно, но меры предосторожности не помешают. Мистер президент не хочет рисковать.

Он поднял руку, словно призывая собеседников к тишине, затем сжал пальцами наушник переносного передатчика, который торчал у него из уха.

— Нас уже ждут внизу, под лестницей, — бросил он. — Сестра. — Он кивнул Барри, указывая на дверь палаты.

— Да, сэр. — Она попыталась пройти между агентами.

— Извините, сэр, но никто, кроме доктора Аллана…

В этот момент ребро ладони Грэя уже пришло в соприкосновение с гортанью агента. Еще один молниеносный удар — и вот он уже лежит на полу. Второй охранник в это время старался преградить путь Барри. Грэй нанес ему удар по шее сзади, в лучших традициях каратэ, и он тоже отключился. Барри придерживала дверь, пока Грэй затаскивал их внутрь, в палату.

76
{"b":"4631","o":1}