ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доченька моя, что они с тобой сделали? — Армбрюстер сжал холодную руку своей дочери и не выпускал на протяжении всего пути к вертолету.

Грэй стоял слишком далеко от доктора, и ему пришлось кричать:

— Забрать ее оттуда было совсем просто. Слишком просто! Боюсь, что они уже успели что-то сотворить с ней.

Кивнув, что все понял, доктор не стал дожидаться дальнейших указаний, запрыгнул в вертолет, и уже через несколько секунд тот взлетел в воздух, обдав похитителей мощным воздушным потоком. Они остались одни на пустой стоянке рядом с каким-то магазинчиком.

Барри сняла процесс переноса Ванессы в вертолет на видеопленку. Хотя качество съемки не совсем соответствовало телевизионным стандартам, это были бесценные кадры. Они с Грэем молча наблюдали, как вертолет набирал высоту и затем направился в сторону округа Колумбия.

— Что это значит? — спросила она Грэя, убирая видеокамеру в сумку. — Что ты сказал доктору?

— У меня дурное предчувствие, что люди в Табор-Хаусе уже ждали нашего появления. Она удивленно посмотрела на него.

— Сама подумай, — продолжил он. — Если исключить небольшой инцидент с охраной около палаты, то получится, что мы просто вошли внутрь и вышли назад с первой леди Соединенных Штатов на руках. — С застывшим лицом он смотрел вслед улетающему вертолету. — Возможно, мы пришли слишком поздно.

— Не двигаться! ФБР!

Этот крик раздался откуда-то из темноты у них за спиной. Они резко обернулись. К ним уже бежали четверо с пистолетами, нацеленными прямо на них.

Тут же брызнул яркий свет фар: на стоянку въехали две машины и затормозили в двух шагах от беглецов.

— Руки за голову, Бондюрант!

Сопротивляться было бесполезно. Один из агентов подошел к Бондюранту, обыскал, нашел у него за поясом пистолет. Другой агент вырвал из рук Барри сумку и бросил ее на землю.

— Я не вооружена.

— Молчи, — посоветовал ей Грэй. Ему в этот момент надевали наручники и зачитывали его права.

Следуя рекомендации сообщника, Барри подчинилась аресту без сопротивления. Текст, которым она хотела сопроводить свой видеорепортаж, безусловно, отпустил бы им с Грэем все грехи, совершенные при освобождении первой леди. Но выкладывать все это сейчас было бы простым сотрясением воздуха. Сейчас им нужно просто выждать, когда сенатор Армбрюстер и сама Ванесса сделают заявление, что президент убил своего сына и планировал убийство жены.

Барри проводили в одну машину, Грэя в другую. Агент распахнул перед ней дверь и помог сесть на заднее сиденье.

То, что она увидела там, то, что лежало на сиденье, наполнило ее таким ужасом, что девушка закричала и попыталась выскочить:

— Грэй!

Но агент, толкнув в спину, впихнул ее внутрь. Через окно машины она видела Грэя. Он услышал ее крик, понял, что что-то стряслось, и сейчас боролся с агентами. Сцепленные наручниками руки за спиной, не позволили ему долго сопротивляться. Его в конце концов усадили на заднее сиденье. Двери захлопнулись. Взвизгнув шинами, обе машины рванули прочь от этого места.

Сидя на заднем сиденье серого седана, Барри не могла сдержать рыданий при взгляде на своего второго спутника. Тот смотрел на нее невидящими глазами с непристойно отсутствующим выражением на лице, на которое съехал сбившийся с головы парик. Это была Долли.

Джордж Аллан посмотрел на своих спящих сыновей, их головки едва выглядывали из-под одеяла. Вот его младший, здесь на нижнем ярусе, маленький шалопай, спортсмен, будущий сердцеед. С его обаянием ему будет легко в жизни.

Старший унаследовал серьезность Аманды. Даже во сне он, казалось, был занят решением какой-то важной проблемы. Он был посообразительнее, его интеллект и самодисциплина должны гарантировать ему успех в любом деле, чем бы он ни занялся в будущем. Джордж надеялся, что он выберет медицину.

Доктор нежно поцеловал каждого, затем на цыпочках вышел из комнаты, закрыл за собой дверь. В супружеской спальне Аманда специально оставила ночник включенным. Несмотря на сложные взаимоотношения и постоянные семейные сцены, несмотря на отчужденность, они каждую ночь спали вместе. Она не гасила ночник именно для того, чтобы он всегда мог без труда найти путь к ней.

Она уже спала. Он посмотрел на ее лицо. Пряди шелковистых темных волос раскиданы по подушке, дыхание — редкое, ровное. Выглядела она просто прекрасно. Ему захотелось прикоснуться к ней, поцеловать, но он побоялся разбудить жену.

Джордж вышел из спальни, спустился к себе в кабинет и тихонько прикрыл дверь. Затем налил себе стаканчик, поставил его на письменный стол и опустился в свое любимое кресло.

Эта ночь была для него нескончаемой. Он долго сидел вместе с Дэвидом, пока они не получили сообщения, что Ванесса в безопасности — находится в больнице вместе с Клетом.

Джордж очень устал. Он смаковал напиток, цедил его по капельке, ощущая, как живительное тепло растекается по всему телу. Опьяняющие свойства напитка нейтрализовались преследовавшими его мыслями. О том, что приказал ему сделать Дэвид и что он сделал на самом деле.

Он выпил все до дна и выдвинул нижний ящик стола, Калибр револьвера невелик, но если выстрелить себе в рот, то и этого калибра достаточно, чтобы сделать дело безболезненно. Джордж, проверил барабан револьвера: он был полностью заряжен. Вернув барабан в исходное положение, доктор Аллан положил револьвер на стол рядом с собой.

Затем вынул из нагрудного кармана маленькую пластиковую бутылочку. Печать на ее крышке осталась нетронута, и литий все еще плескался внутри, а не тек по кровеносным сосудам Ванессы, делая свое черное дело, как ожидал Дэвид.

Перед самой развязкой Джордж все-таки сумел победить Дэвида, остановив хладнокровное убийство. Он надеялся, что Аманда воспримет это как победу. Возможно, этот вызов, ставший его лебединой песней, поможет ей понять, что ему довелось испытать в последние годы. Может, она даже будет любить его за это. Хотя бы совсем чуть-чуть, самую капельку.

Он поставил пузырек на стол, взял в руку пистолет и вложил дуло себе в рот.

В течение всего долгого пути Барри пыталась выяснить что-либо о Дэйли, но ее крики, просьбы, рыдания и угрозы так и не вывели сопровождающих из сосредоточенного молчания. Грэй тоже пребывал в полном неведении, когда их доставили на место назначения, в офис на окраине Вашингтона. Похитителей провели в служебный лифт, затем в кабинет в конце коридора седьмого этажа.

Поскольку Грэй постоянно сопротивлялся, его туда втолкнули первым. Услышав его грязные ругательства, Барри поняла, что ничего хорошего ее не ждет.

Она ожидала, что увидит тело Дэйли. Избитое, истерзанное и, возможно, окровавленное. Вместо этого девушка увидела его полуразвалившимся на софе, правда, очень усталым. Барри так обрадовалась, что бросилась к нему через весь полуосвещенный кабинет и встала на колени рядом с софой, не зная, плакать ей или смеяться.

— Дэйли, с тобой все в порядке?

— Теперь, пожалуй, да, — прохрипел он. — Теперь я вижу, что вы целы, вас не убили…

— У них там в машине Долли. Я боялась…

— Они принесли мне новую кислородную подушку, так что на данный момент я пока живой. За меня не переживай. Вы вытащили оттуда миссис Меррит?

— Да. Сейчас Ванесса в надежных руках, хотя она очень плоха. Непонятно даже, выживет она или нет.

С помощью агента, который снял с нее наручники, Барри встала и повернулась, чтобы рассмотреть хозяина кабинета. Она подняла свои руки и потрясла ими у него перед глазами, чтобы показать красные полосы от наручников у нее на запястьях:

— А без этого хамства, что, нельзя было обойтись, Билл?

Министр юстиции Уильям Йенси, казалось, был слегка смущен.

— Привет, Барри, мистер Бондюрант. Грэй глазам своим не верил:

— Вы что, знаете друг друга?

— Еще с колледжа, — ответил Йенси. — Барри работала репортером на радиостанции у нас в общежитии. Я был президентом студенческой политической коалиции. В те времена она частенько заходила ко мне, чтобы выведать кое-какую информацию.

79
{"b":"4631","o":1}