ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Выведываю и поныне. Это и есть мой информатор в Министерстве юстиции.

— Он твой информатор?!

— Я никогда не раскрываю секретных сведений, — объяснил Йенси. — В основном лишь подтверждаю или опровергаю факты, которые она добывает где-нибудь в другом месте. Я не позволяю ей заблудиться, правда, иногда это бывает весьма нелегко, — добавил он, сердито взглянув на нее.

— Так что, Билл, значит, обязательно? — повторила Барри свой вопрос.

— Мы обязаны были осуществить формальный арест. Вы с Бондюрантом разыскиваетесь по обвинению в похищении. — Он взглянул на Дэйли. — Мистер Уолш признался, что является вашим сообщником.

— Дэйли, конечно, нам помог, но это отнюдь не похищение. Мы спасли Ванессу Меррит.

— От чего, от кого?

— От ее мужа.

Йенси тяжело посмотрел на Барри, потом на Грэя.

— Я так и знал.

— Но, похоже, ты не очень удивлен, — заметила она.

— У меня тут недавно прокатилась целая волна очень странных телефонных разговоров. С Армбрюстером, с Мерритом. Кажется, очередное появление мистера Бондюранта в Вашингтоне всех здорово взволновало. Сначала мне приказано было задержать его, потом запрещено делать это. А тут еще выясняется, что с Бондюрантом водит компанию, угадайте кто? Правильно, ты. Кстати, — сухо добавил он, — ну и навешала ты лапши моим ребятам на похоронах Хови Фриппа! Только представь, как они мне пересказывали эту дивную байку про оральный секс за рулем.

— Что-что? — спросил Грэй.

— Долгая история, — пробормотала Барри. Обратившись к Йенси, она сказала:

— Я им парила мозги, потому что сомневалась, что это отличные ребята.

— Да ведь это ж агенты ФБР!

— Я знаю, но я боялась, что они, возможно… — Она посмотрела на Грэя, пытаясь понять по его реакции, что она вправе рассказать, а что нет.

Дэйли со своего места прервал ее колебания:

— Она думала, что они работают на Спенсера Мартина.

— Спенсер Мартин, — задумчиво повторил Йенси. — Я знал, что за вами наблюдает кто-то еще. Мои люди не однажды перехватывали их переговоры. Мы терялись в догадках, кто бы это мог быть.

— Спенс, — тотчас отозвался Грэй. Йенси обернулся к нему:

— И ты думаешь, я поверю тебе на слово?

— Я думаю, что ты главный представитель закона в нашей стране. А значит, плохих парней ты должен отлавливать.

— Но, с другой стороны, это означает, что я должен защищать права тех самых парней, которых люди считают плохими. Независимо ни от чего.

Чувствуя, что обстановка накаляется, Барри вступилась за Грэя:

— Билл, когда тебе станут известны все факты, ты сам согласишься, что Спенсер Мартин — опасный субъект.

— Я весь внимание. Хочешь, я изложу тебе факты, Барри? Твое имя ассоциируется с первой леди с того самого момента, как ты начала серию репортажей об СВДС, а тут вдруг первая леди загадочным образом исчезает. Вздор, который нес Далтон Нили, явно рассчитан на полных идиотов. Доктор Джордж Аллан называет меня некомпетентным. Секретная служба почтительно молчит. Мы знали, что вы собираетесь что-то предпринять сегодня ночью, когда пересаживались с машины на машину в многоярусном гараже. Мы подобрали старика…

— Э-э… — раздался голос обиженного Дэйли.

— ..чтобы его не убили люди, которые, по вашим заверениям, работают на Спенсера Мартина. — Расстегнув пиджак, он откинулся на спинку стула. — Я просто хочу знать, черт побери, что происходит! Мне надо докопаться до истины. И только поэтому вас привезли сюда, а не отправили прямо в тюрьму и не занесли в список особо опасных преступников.

— Я ценю твое доверие, Билл, — откликнулась Барри. — Но прежде чем я стану говорить с тобой, нельзя ли вызвать адвоката?

— Пожалуйста, твое полное право. Конечно, если ты хочешь пойти таким путем. Но могла бы и поверить мне на слово.

— Без записи?

— Без записи.

За все время их знакомства он был известен ей как честный человек. Она многократно имела возможность убедиться в этом при подготовке своих репортажей. Пусть и злилась, когда он скрывал от нее сведения, представлявшие государственную тайну, но он никогда не снабжал ее заведомоложной информацией. Так что не доверять ему не было причин.

— Хорошо, — согласилась она. — Но тогда запасись терпением. Не знаю даже, с чего и начать.

— Давай прямо со Спенсера Мартина.

— А что ты о нем знаешь? Он…

— Берегись, Барри! — Грэй кивнул в сторону Йенси. — Вполне возможно, он был твоим товарищем по учебе. Допускаю, что он зарекомендовал себя как очень надежный источник информации, но прежде чем ты начнешь свой рассказ, вспомни хорошенько, кто его назначил на этот пост и на кого он работает.

Почувствовав себя оскорбленным, Йенси ответил:

— Я прекрасно помню, кто меня назначил на этот пост, мистер Бондюрант. Но я работаю не для президента, а во имя интересов всего народа Соединенных Штатов. И воспринимаю свою работу и ответственность, сопряженную с ней, очень серьезно. Да, верно, формально я нахожусь в подчинении у Дэвида Меррита. Но я обладаю иммунитетом от того дурного запаха, который исходит из Белого дома в эти дни. Что касается Спенсера Мартина, я в курсе, что у него есть своя широкая агентурная сеть. Его информаторы и агенты внедрены во все департаменты федерального правительства, не исключая, как ни стыдно в этом признаваться, тех подразделений, которые находятся в ведении Министерства юстиции. Но куда опаснее, однако, как мне представляется, то влияние, которое он оказывает на президента. Я хочу знать, почему и до какой степени Меррит опирается на него. Честно говоря, Бондюрант, я опасался за Барри, поскольку она так много времени проводит вместе с тобой. Именно поэтому пришлось предупредить ее о твоем последнем визите в Белый дом. А вдруг ты один из подручных Мартина?

— Напрасные опасения.

— Возможно. Думаю, и уволили-то тебя скорее всего из-за миссис Меррит. Грэй кивнул.

— Из-за нее же я опять вернулся в Вашингтон. Министр юстиции еще несколько мгновений внимательно смотрел на Грэя, а затем обратился к Барри:

— Ты начала все это дело с репортажей о СВДС. Не так ли?

— На самом деле не я, а Ванесса Меррит заварила эту кашу, пригласив меня на чашечку кофе. Это долгая история, и, изложив ее, я тем самым обвиню президента в неслыханных преступлениях.

— Именно для этого вас сюда и доставили, — кивнул Йенси. — Не важно, сколь длинна и подробна окажется твоя история. Не важно, кого ты станешь обвинять. Я хочу услышать ее всю, от начала до конца.

Глава 43

Вот черт! Похоже, все пропало. Барри с Грэем все еще разгуливают на свободе. Ванесса в какой-то трижды распроклятой больнице. В больнице! Я полагал, что вот-вот получу печальное сообщение о ее смерти. Вместо этого меня обрадовали, что она на лечении в правительственной больнице Вашингтона.

— Успокойся, Дэвид.

Он обернулся к Спенсу, глаза его блестели, словно алмазы.

— Не надо меня опекать, Спенс. Если они обгадили меня, значит, обгадили и тебя. Помни об этом, когда говоришь мне эти свои пошлости.

— Я не опекаю тебя и не говорю пошлостей. Я, естественно, причастен ко всему этому. Но если мы потеряем голову, ситуация только ухудшится.

— Вряд ли. Хуже уже некуда.

— Думаю, ты ошибаешься. Дэвид в сердцах стукнул кулаком.

— Но как же это произошло?

— Не знаю. В Табор-Хаусе все шло по плану. Мои люди, отринув свою профессиональную гордость, позволили Бондюранту одолеть их. Но откуда же нам было знать, что у Клета в нескольких милях оттуда уже стоит готовый вертолет?

— А надо было знать! Я тебе за это деньги плачу!

Да еще этот Джордж! И куда он запропастился? Ночью он сменился и, наверное, отправился домой. Позвони, спроси его, смогут ли врачи этой больницы обезвредить то, что он сделал.

— Я уже несколько раззвонил ему домой. Линия занята, и на звонки никто не отвечает.

— Он числится личным врачом Ванессы. Может, его вызвали в больницу, — с надеждой проговорил Дэвид.

80
{"b":"4631","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Голодный дом
Музыка ветра
ДНК. История генетической революции
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Сумерки
Шесть тонн ванильного мороженого
Тихий уголок
Воскресни за 40 дней