A
A
1
2
3
...
85
86
87
...
92

— А ведь мы тоже входим в список его последующих жертв, как ты считаешь?

— Несомненно.

— Тогда интересно знать, что он думает вот об этом?

Она указала на третью статью на первой странице газеты. В ней сообщалось, что Ванесса Меррит в своем интервью выразила огромную благодарность своим друзьям Барри Трэвис и Грэю Бондюранту за то, что они увезли ее из Табор-Хауса. Им пришлось действовать нелегально, так как в больнице придерживались полного запрета на любые посещения. По недоразумению Барри и Грэя обвинили в похищении с целью получения выкупа. Это полный абсурд, заявила Ванесса, лежа на больничной койке. Трэвис и Бондюрант доставили ее непосредственно к отцу, который уже ждал их с вертолетом. Какое же это похищение с целью выкупа?!

— Не сомневаюсь, что сочинил это Клет, и Дэвид наверняка не в восторге, — заключил Грэй. — Ему было бы куда удобнее, если бы нас пристрелили при попытке к бегству, но теперь у него нет другого выхода, кроме как принять описание событий в том виде, в котором их изложила жена. Ни кто даже не усомнится в правдивости Ванессы и Клета.

— Была бы я простым парнем из Техаса, я бы не поверила ни единому их доброму слову. Особенно после инцидента в Шинлине.

Грэй пожал плечами:

— Можешь считать, что нас реабилитировали. Похоже, так оно и было, особенно после того как министр юстиции вышел из своего кабинета и сообщил им последние новости:

— Тебя хочет видеть сенатор Армбрюстер.

— Меня?! — воскликнула Барри.

— Это еще зачем? — подозрительно нахмурился Грэй.

— Хочет дать эксклюзивное интервью. Говорит, что Барри его заслужила и с него причитается.

— Эксклюзивное интервью о чем? — спросила Барри. — Что бы это могло быть?

— Не суетись, — осадил ее Грэй. — Ты все равно туда не пойдешь.

— Это почему же? Я не могу упускать эксклюзивное интервью!

— У тебя и так уже этих интервью завались!

— Но это вовсе не означает, что я не должна брать еще одно.

Грэй тотчас обратился к Йенси:

— С тех пор как Барри вернулась, ты только и делаешь, что болтаешь по телефону, в то время как мы сидим здесь, засунув палец в задницу. Почему мы бездействуем? С таким материалом на руках ты мог бы давно покончить с этим делом. Шуруй в Овальный кабинет, надень на этого ублюдка наручники, не забудь зачитать ему его права, и все дела!

— Все не так просто. Между прочим, речь идет о президенте Соединенных Штатов.

— Я знаю, о ком идет речь, — выкрикнул Грэй. — И это обыкновенный убийца.

— Успокойся! — крикнул в ответ Йенси. А затем уже спокойнее добавил:

— Мы все понимаем твое желание отомстить за миссис Меррит и ее ребенка. Если президент виновен во всех преступлениях, в которых его обвиняют, а все идет именно к этому, — уточнил он, заметив, что Грэй хочет его прервать, — мы должны действовать очень осторожно. Достаточно только раз ошибиться, и все опять сойдет ему с рук. Мы пока еще не получили результатов лабораторных исследований, я не вижу вреда в том, что Барри поговорит с Армбрюстером.

— А я скажу тебе, в чем вред, — зло отозвался Грэй. — Он такой же преступник, как и Дэвид. Ты же слышал, что сказала эта Уолтере. Список обвинений, которые можно выдвинуть против Клета, длиннее моей руки. Барри попадет в западню и там погибнет.

Министр покачал головой.

— Армбрюстер говорил, что сегодня днем миссис Меррит из больницы выписывается. Она тоже будет присутствовать при разговоре, так что вряд ли у него на уме что-либо дурное. — Йенси обернулся к Барри. — Думаю, ты хоть сейчас готова в бой?

— Абсолютно.

— Когда и где? — резко спросил Грэй.

— У сенатора дома. В восемь.

Глава 46

Ровно в восемь часов Барри позвонила в дверь. Появился агент Секретной службы, который вежливо попросил ее сумочку для осмотра. Обыскал, вернул Барри и прозондировал девушку переносным детектором металлов.

Сенатор Армбрюстер с радостными возгласами вышел ей навстречу. Стиснув ее ладонь обеими руками, он экспансивно воскликнул:

— Надеюсь, что на сегодняшний вечер мы можем забыть все наши недоразумения, мисс Трэвис. Я уже переговорил с вашим бывшим начальником на телевидении. Из уважения ко мне он согласился вернуть вас в штат сотрудников. Так что любимая работа снова в ваших руках.

— Спасибо, сенатор, но я больше не хочу там работать. Особенно когда меня устраивают туда по блату.

Он великодушно улыбнулся.

— Если честно, я вас понимаю. После сегодняшнего интервью вы сможете продать свой материал птицам самого высокого полета.

— Я теряюсь в догадках относительно предмета этого эксклюзивного интервью, которое вы мне пообещали.

— Что ж, не стану больше испытывать ваше терпение.

Сенатор провел ее в очень милую, со вкусом обставленную приемную. В мраморном камине приветливо потрескивали дрова. На диване полулежала Ванесса, одетая в кружевное вечернее платье наподобие туалетов героинь романов викторианской эпохи. Она все еще была под капельницей.

Около камина, опершись рукой на его облицовку, стоял президент Соединенных Штатов.

Кто бы мог предположить, что он окажется здесь! Рядом с домом не было ни вереницы правительственных машин, ни вездесущей охраны. Правда, при входе стояли двое агентов Секретной службы, но те, по ее предположению, охраняли Ванессу. Девушка постаралась скрыть свое беспокойство.

— Здравствуйте, мисс Трэвис.

Она с трудом оторвала язык от неба.

— Добрый вечер, мистер президент. — Барри почти не слышала сама себя — слова заглушались стуком ее сердца.

— Привет, Барри. Барри кивнула Ванессе.

— Миссис Меррит. Та улыбнулась:

— После всего того, что нам вместе с вами довелось вынести, я думаю, ты вправе называть меня Ванессой.

— Спасибо. — Опустившись на стул, придвинутый сенатором, Барри оказалась сидящей напротив них троих, как свидетель на суде. Или как приговоренная к расстрелу перед лицом тюремного гарнизона.

— Ты выглядишь значительно лучше, — улыбнулась Барри Ванессе.

— Я чувствую себя гораздо лучше. Как там Грэй? Барри стрельнула глазами в сторону Меррита, но у него на лице ни один мускул не дрогнул.

— Он шокирован тем, что случилось вчера ночью со Спенсером Мартином.

— И все мы тоже разделяем его чувства, — подхватил Армбрюстер. Его печаль показалась Барри не совсем искренней.

— Грэй передавал тебе большой привет, — сказала Барри Ванессе.

— Как бы я ни старалась, я все равно не смогу сполна отблагодарить вас обоих за то, что вы забрали меня из Табор-Хауса. Останься я там под наблюдением Джорджа, я бы непременно умерла.

Барри захотелось ущипнуть себя. Это что. Страна Чудес? А она сама — Алиса, которая только что проскользнула сквозь зеркало в антимир? С того самого момента, как она переступила порог дома сенатора Армбрюстера, все шло не так, как она ожидала. Их диалог сродни любой тарабарщине, поскольку пока никакого смысла в нем не было. Ванесса наверняка понимала, что Джордж Аллан в своем стремлении убить ее не мог действовать по собственной инициативе.

Но другой альтернативы Барри не видела и решила продолжать этот дурацкий разговор в том же духе.

— Спасибо, что разъяснили ситуацию с обвинением в похищении с целью выкупа.

— За это недоразумение кое с кого как следует спросят.

Вот как просто Ванесса представляла себе все дело!

Сенатор Армбрюстер, предложив Барри выпить, прервал наступившую паузу.

— Что вы предпочитаете?

— Спасибо, не нужно. На самом деле я бы хотела перейти к делу. Для чего вы меня сюда пригласили?

— Мы, все трое, чувствовали, что обязаны оказать вам эту маленькую услугу, мисс Трэвис. — По-видимому, сенатор был назначен сегодня ведущим этого мероприятия.

После приветствия Меррит еще не сказал ни слова, но она постоянно ощущала на себе его зловещий взгляд.

— Как я сказал раньше, — продолжил Армбрюстер, — мы хотели бы разъяснить это досадное недоразумение, будь оно неладно! Чтобы устранить все возможные недомолвки и взаимные претензии между нами, мы протягиваем оливковую ветвь, которую олицетворяет собой эксклюзивный газетный материал.

86
{"b":"4631","o":1}