A
A
1
2
3
...
89
90
91
92

— Если бы не ты, никакого материала бы и не было.

— Материала бы не было, если бы не Меррит и Армбрюстер. Лично мне весь рассказ Бекки Старджис не особенно понравился.

— Кстати, где она сейчас?

— В отеле. Билл приставил к ней пару женщин из своей команды. Завтра ее отвезут назад в тюрьму. Там она будет ждать, пока дело не начнет пересматривать судья штата Миссисипи.

— Интервью было таким трогательным, что наверняка вызовет у широкой общественности резонанс с призывами к освобождению Бекки.

— По крайней мере ей дадут шанс на справедливый суд. Я здорово удивлюсь, если ее признают виновной. Но даже в этом случае она уже отбыла свой срок.

Немного поразмыслив, Грэй спросил:

— Как это Си-эн-эн удалось тебя заполучить?

— Просто предложили больше других, вот и все. Ну что тут скажешь? — она невинно захлопала ресницами. — Меня тоже можно купить.

— А вот и сандвичи, — послышался его голос из коридора, куда он поспешил, услышав звонок в дверь. Он подписал счет и поставил поднос с кофе и сандвичами на столик.

— Звонила Аманда Аллан, — сказала Барри. — У Джорджа наметились сдвиги к лучшему, врачи не теряют надежды. Она полна оптимизма, очень его любит и готова ему все простить, если он выживет.

— Я от нее ничего иного и не ожидал, — кивнул Бондюрант. — Как там Дэйли?

— Сейчас я оплачиваю его счета в отеле. Не хочу, чтобы он возвращался в свою развалюху, ведь ему не так уж долго осталось… Пусть хоть сейчас поживет как следует. Да и потом вряд ли кто-нибудь из нас, вернувшись туда, не вспомнит тех ужасных дней, которые мы там провели.

— И где же он будет жить? Она взяла с тарелки сандвич.

— Я собираюсь купить дом где-нибудь в пригороде. С пристройкой для Дэйли. Страховка за мое обиталище в городе оказалась очень солидной, а если еще прибавить мою нынешнюю зарплату, то я, пожалуй, смогу себе позволить почти все, что хочу. Куплю собаку, чтобы ему не было скучно, когда я в отъезде. Надеюсь, что смогу полюбить другого пса, хотя он, конечно, никогда не заменит мне Кронкрайта.

— А ты поделилась этой своей идеей с Дэйли?

— Да он все ворчит, что ему не нужна моя «дерьмовая милостыня». Но я думаю, в конце концов согласится, — с довольной улыбкой отозвалась она. Съев четверть сандвича, она отодвинула тарелку.

— Я думал, ты голодна.

— Похоже, что нет.

— Что случилось, Барри?

— Ничего, — нетерпеливо сказала она. Затем спокойно:

— Я не знаю.

— Ты добилась того, чего хотела. Сейчас ты на гребне, все телесети страны наперебой предлагают контракты. Тебе остается лишь назвать сумму. Ты сделала интервью века. Я полагал, что найду тебя купающейся в шампанском.

— Я тоже думала, что так оно и будет, — тихо откликнулась Барри. — Но тебе, наверное, не понять, насколько противно ощущать себя персоной, ответственной зато, что скинули президента.

— Ты-то тут при чем? Дэвид сам виноват в своем падении.

— Конечно, ты прав. Вот этим, — она выразительно постучала себя по голове, — я понимаю, что ты прав. Может быть, это все из-за Хови. Он стал случайной жертвой, и я чувствую себя косвенно виноватой в этом.

— Виноват Спенс. Она тяжело вздохнула.

— Полагаю, это что-то из области медицинской психологии. После тяжелых страданий я родила ребенка, но почему-то не уверена, что люблю его. — Отведя глаза, она продолжила:

— Кстати, сегодня днем звонила Ванесса.

Грэй испытующе посмотрел на нее.

— Поблагодарила меня за интервью с Бекки Старджис в сдержанной манере. Ведь учитывая специфику материала, можно было закатить роскошную бульварную историю. — Она сделала паузу и задумалась на секунду. — Наверное, умеренность моего шоу говорит о том, что я наконец созрела как журналист. Я сильно выросла и как профессионал, и как личность.

— Несомненно.

— В любом случае, — сказала она, — Ванесса сегодня переезжает из Белого дома, но она ничего не сказала о том, что покидает это место из-за ужасных воспоминаний, связанных с ним. Естественно, она потрясена рассказом Бекки Старджис и все время повторяет, что не может понять, как ее отец умудрился приложить руку к столь бесчестному и низкому действу, — последние эпитеты мои, а не Ванессы. Он не только покрыл ужасающее преступление, но и позволил дочери выйти замуж за Дэвида, будучи вдохновителем этого брака. У нее такое ощущение, как будто ее предали.

— И как она теперь собирается общаться с Клетом? — спросил Грэй.

— Утверждает, что никогда ему этого не простит.

— Ее отречение не самое страшное из того, что он заслуживает, но это убьет его. Барри кивнула.

— Она пообещала Биллу Йенси свое полное сотрудничество в расследовании по делу о смерти Роберта Растона. Теперь, когда ничто уже не угрожает ее жизни, она расскажет правду. Ребенка убил Дэвид, но списать смерть на СВДС — идея Спенса.

— Узнаю Мартина! Способность находить простые решения всегда была сильной стороной Спенса.

— Неужели Ванесса его любила?

— Спенса? Нет. Просто добивалась от него того, чего хотела бы от любого мужчины, — внимания и защиты. Если смотреть непредвзято, то получится, что Ванесса дала Дэвиду лекарство его собственной рецептуры. Причем использовала для этого человека, в чьей лояльности Дэвид не сомневался. Но когда Спенс отвернулся от нее, она очень тяжело переживала.

— И обратилась к тебе.

— В поисках дружбы.

Барри встала и начала ходить вокруг столика с кофе.

— Я уверена, что она добивалась не только этого.

— Но это все, что она получила. — Уж мне-то ты мог бы рассказать!

— А тут и рассказывать нечего.

— Так бы сразу и сказал!

— Я никогда не хотел Ванессу и с ней не спал. Довольна?

— Да. Это так трудно?

Он приложил ладонь к ее губам. Затем принялся изучающе разглядывать Барри, пока она наконец не фыркнула под его пристальным взглядом.

— В чем дело?

— Я думаю, единственное, что тебя огорчает, так это то, что я все еще не отказался от своей бессмертной любви.

Она нарочито грубо, не по-женски, расхохоталась:

— Ну вот, приехали! Не тщи себя надеждой и кончай валять дурака. У тебя это не слишком хорошо получается, Бондюрант.

— Я же с тобой, Барри, — спокойно откликнулся он. Затем протянул руку, схватил ее за пояс и потянул к себе. — Этот дом, который ты собираешься купить, он будет большой?

— А в чем дело?

— Мне предложили работу в Департаменте юстиции. Что-то типа внештатного сотрудника. Работа многообещающая. Я буду часто заезжать в Вашингтон, а остановиться мне негде.

— Так, понятно. — Ее сердце забилось ровнее, возвратился аппетит. Причем аппетит просто зверский! — А как же Ракета, Бродяга и Док?

— Попрошу кого-нибудь присмотреть за ними и моим ранчо, пока я в отъезде. С такой работой у меня будет полно свободного времени, чтобы слетать в Вайоминг.

— Я гляжу, ты уже все распланировал.

— Планы — наполеоновские. Грэй потянул за пояс, распахивая халат, потом ласково коснулся ее руками и обнял ее за талию. Он так и ел Барри глазами.

— Ты, помнится, как-то сказала, чтобы я не смотрел на тебя как на пустое место. Ты не пустое место, Барри! Выкинь из головы весь этот эмоциональный мусор, — которым тебе забили голову в детстве. Твой отец обманывал только самого себя, для меня ты далеко не пустое место.

Грэй осторожно посадил ее к себе на колени, обнял за шею, приблизился и поцеловал, эротично скользнув языком в ее рот. Она вмиг затрепетала.

Кончиками пальцев он дотронулся до сосков, твердых и очень чувствительных. Он легонько сжимал их, ласкал ее грудь, пока она боролась с его одеждой. Когда она приняла его в себя, Грэй не выдержал и впился в сосок губами. Барри сидела на нем, делая совершенно бессовестные, страстные движения. Где она этому научилась?! Как ей удается этими плотскими ухищрениями доставить ему столько удовольствия? От кого из языческих предков передалось ей это глубинное, темное знание?

Еще никогда в жизни она не испытывала подобной гармонии — ее тело отзывалось на его малейшие движения — еще никогда ей так не хотелось доставить ему радость. Он это почувствовал.

90
{"b":"4631","o":1}