ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я… я хотел…

– Ты хотел отправить меня в тюрьму, и ты своего добился. Ну и поскольку я там побывал, мне показалось, что будет только справедливо, если я все же совершу преступление, в котором меня ложно обвинили.

Ной некоторое время молчал, потом проговорил несколько изменившимся голосом:

– Кажется, я сломал ногу.

– В аду ноги тебе не понадобятся. Разве только черти будут бить тебя ими по голове или засунут их тебе же в задницу.

– Послушай, Паркер, мне больно, и я хочу… нет, я требую, чтобы ты немедленно…

– В твоем положении, Ной, – перебил его Паркер, – ты не можешь ничего требовать – ты можешь только просить. Ну-ка, попробуй; посмотрим, как у тебя получится!

– О'кей, я был не прав. Я поступил… плохо. Но я испугался. Испугался настолько, что ничего не соображал, и… удрал. Когда же до меня дошло, что я натворил, было уже поздно. Мне оставалось только поступить так… как я поступил. Я понимаю – ты зол на меня за то, что я бросил тебя тогда. Но теперь ты своего добился и…

– Да, ты был не прав, когда бросил меня на верную смерть. Но разве тебе этого было недостаточно? За что ты убил Марию Катарину?

– Ну, это тебе даром не пройдет! – крикнул Ной резким, каким-то чужим голосом.

– Почему бы нет? Ведь ты-то вышел из этой истории чистеньким, не так ли?

– Люди увидят дым и вызовут пожарных.

– Пожарная часть находится на противоположном конце острова. Ты успеешь задохнуться раньше, чем они сюда доберутся.

– Я задохнусь, а тебя обвинят в моей смерти.

– Вряд ли. Все, кто был в баре Терри, когда ты туда вошел, слышали твои слова. Они знают, что твоя жена провела в моем доме несколько дней. Им хватит здравого смысла, чтобы сложить два и два и понять, что ты явился сюда из своего Янкиленда, чтобы надрать мне задницу. Для них я просто несчастный калека и добрый сосед, так что их симпатии будут на моей стороне – во всяком случае, мне хочется так думать. А как ты считаешь, Ной? – Паркер усмехнулся. – Мне даже не нужно будет ничего выдумывать – достаточно будет рассказать правду. Ты разбил мне нос – этого за глаза хватит, чтобы подтвердить мои слова. Я скажу – ты напал на меня, мы боролись, потом ты оступился и упал в колодец. К сожалению, к этому моменту я уже поджег сарай и не смог ничего предпринять. Конечно, я пытался спасти тебя, но из этого ничего не вышло. Ведь я калека, Ной, или ты забыл?

Подъехав к колодцу, он заглянул внутрь и улыбнулся Ною, которого было уже почти не видно в сгустившейся на дне колодца тьме. Только лицо его выделялось бледным пятном.

– Ну что, – спросил Паркер, – по-моему, достаточно правдоподобная версия, а? Явно не хуже той истории, которую ты рассказал береговой охране.

– Постой, Паркер…

– Одну минуточку… – Паркер нажал еще кнопку, и в углу сарая с треском взорвался третий заряд. Пламя, поднимавшееся к крыше по наружной стене, начинало заглядывать в проломы, и в сарае заметно посветлело.

– Прекрати, Паркер! Не шути с огнем!

– Я и не шучу.

– Ради бога, Паркер!

– Ради бога? Ты, наверное, хотел сказать – ради тебя? Лично мне кажется, что бог вполне способен понять и простить все, что бы я с тобой ни сделал. Поначалу я собирался пристрелить тебя и сказать, что это была самооборона. Я был уверен – это сойдет мне с рук, но потом я вспомнил о долгих часах, пока я болтался в океане без надежды на спасение, вспомнил о годах, проведенных в больнице, когда я кричал от боли, и мне показалось, что просто пристрелить тебя было бы слишком милосердно. Ведь я ждал этого момента четырнадцать лет – было бы обидно покончить с тобой за пару минут! Сначала я хотел отрезать тебе яйца и дать истечь кровью, как истекал кровью я, плавая в океанских волнах, но, согласись, это была бы грязная работа; к тому же никто не отрезает своему врагу яйца для самообороны. Нет, тут нужно было придумать кое-что получше.

И вот однажды, когда я обдумывал сюжет очередной моей книги о приключениях Дика Кейтона, взгляд мой упал на этот колодец… – Паркер прищелкнул пальцами. – И мне в голову пришла гениальная идея! Я представил, как ты задыхаешься в дыму, как рвешь ногтями собственное горло, как глаза твои вылезают из орбит, как синеют язык и ногти…

Кстати, хочу тебя успокоить – мое оборудование работает отлично, Марис осталась довольна. Она, хотя и вышла за тебя замуж, никогда не была твоей женой – ведь ты совсем ее не знаешь!

Извини, я, кажется, отвлекся от главной темы. На чем я остановился?.. Ах да!.. Так вот, я попросил одного местного парня установить для меня эти заряды. Он был в армии сапером, и для него это не составило труда, – продолжал Паркер обстоятельно.

– Зачем такие сложности? – нетерпеливо перебил его Ной.

– Потому что я калека и не могу перемещаться достаточно быстро, да еще держа на коленях канистру с бензином, – тотчас ответил Паркер. – А просить кого-то сжечь сарай за меня… Ведь сарай принадлежит мне! Вот почему были установлены заряды и изготовлено это простенькое устройство дистанционного управления. Да, должен сказать – я разослал всем, кто живет поблизости, предупреждения, что собираюсь сжечь сарай, так что, увидев огонь, никто не поднимет тревоги… Впрочем, огня будет не так много, зато дым поднимется до небес… но сначала он заполнит колодец.

Уже сейчас в сарае ощутимо пахло дымом, и Ной завозился в колодце. Паркер предпочел бы, чтобы он бился головой о стены и грыз камни, но, если судить по звуку, Ной старался нащупать в кирпиче выбоины, чтобы попробовать выбраться. Когда ему это не удалось, он снова воззвал к Паркеру:

– Послушай, сарай вот-вот рухнет. Ты должен как можно скорее вытащить отсюда… нас обоих. Паркер снова рассмеялся.

– Я-то выберусь без труда – в конце концов, я на колесах. А вот ты здорово влип!

Ной решил испробовать другую тактику:

– Я вижу, ты хочешь, чтобы я просил… О'кей, прошу тебя… нет, даже умоляю!

Паркер закашлялся, поперхнувшись дымом.

– Извини, Ной. Даже если бы я захотел, я бы все равно ничего не сумел сделать. Слишком поздно – мне пора спасаться самому. Жаль, что я не смогу присутствовать при твоих последних минутах, но…

– Паркер, не делай этого! – вскричал Ной и неожиданно всхлипнул. – Пожалуйста!.. Не дай мне умереть! Не убивай меня! Ну что еще я могу сказать?

Паркер снова заглянул в колодец. Лицо его сделалось каменно-неподвижным.

– Скажи, что просишь прощения…

Ной внизу перестал всхлипывать, но ничего не ответил.

– Ты хоть знал, как ее звали? – снова спросил Паркер.

– Кого?

– Марию Катарину…

– Господи, ну какое это имеет значение?!

– Ее звали Шейла, Ной. Мне показалось, ты должен знать имя женщины, которая носила твоего ребенка… носила, пока не выкинула.

– Это был обычный женский трюк, Паркер. Ловушка для холостого привлекательного парня! – донесся снизу отчаянный голос Ноя.

– Значит, ты знал… – пробормотал Паркер. – А я-то гадал, знаешь ты или нет!

– Все это древняя история, Паркер! Хватит об этом!

– Вовсе нет, – перебил он. – Вот что я тебе скажу: если хочешь выбраться из этой ямы, признайся, что ты столкнул Марию Катарину в воду и не сделал ровным счетом ничего, чтобы ее спасти!

Ной долго молчал, и Паркер взялся за хромированные ободья своего кресла, разворачивая его к выходу.

– Ладно, Ной, счастливо оставаться!..

– Постой! Не уходи! То, что случилось с Мэри…

– С Марией Катариной, Ной. С Шейлой.

– Хорошо, пусть с Шейлой… Да, я виноват.

– И со мной. Ты нарочно направил яхту на меня.

– Да.

– Скажи это сам.

– Да, я нарочно направил яхту в твою сторону.

– Зачем?

– Я… я хотел убить тебя и представить дело как несчастный случай. Ты мне мешал, всегда мешал!..

– Ты хочешь сказать – мешал твоей карьере?

– Да.

– И по этой же причине ты убил Дэниэла Мадерли?

– Будь ты проклят, Паркер! Что ты болтаешь?!

– Ты убил и его, не так ли? – крикнул в ответ Паркер. – Признайся в этом, или задохнешься там, внизу! Если, конечно, раньше не утонешь в собственной моче! Готов спорить, ты уже обмочился от страха!

121
{"b":"4632","o":1}