ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Почему он так поступил?

– Я уже ответил почему.

Кэш швырнул сигарету за дверь. Описав красный полукруг, она упала в пыль безлюдного двора.

– В тот же день, когда Коттона увезли в больницу, твой зятек рассчитал всех и, задрав хвост трубой, ускакал отсюда.

– А Коттон знает?

– Вряд ли.

– Да, наверное, не знает.

Она призадумалась, что за причины могли повлиять на Кена. У Коттона случались и крупные затруднения в делах, но он никогда не останавливал предприятие.

– Но ведь это оставило многие семьи без заработка?

– А кого это волнует?

Шейла озадаченно теребила пальцами волосы.

– Я уверена, что у Кена были основания. Просто они не так очевидны.

– Знаешь, что тут вполне очевидно, мисс Шейла? – Он оттолкнулся от косяка и прошел к столу. – Половина семей округа сократили покупки в гастрономе. И пока твой родственничек, пуская пузыри в бассейне, заказывает стаканчик «Линчбурга», ребятишки сидят без завтрака, обеда и ужина.

Кен уезжал из дома каждое утро и возвращался только к обеду. Шейла не сомневалась, что он ходит на работу. А он, оказывается, просаживает деньги, которые Коттон зарабатывал всю жизнь.

Но, может, она делает слишком поспешные выводы? Кен работал для «Крэндол Логинг» с тех пор, как женился на Трисии. Он отдал делу несколько лет жизни. Конечно, у него есть веские причины, чтобы поступать таким образом.

– Что задумалась? Ищешь для него оправдания?

– Я не позволю тебе оскорблять моего зятя, мистер Будро, – отрезала она.

Он присвистнул.

– Как она защищает его! Вот вам истинная верность клану.

Усилием воли сдержав раздражение, она ответила:

– Даю слово, что выясню это сегодня же. Я знаю, Коттон не допустил бы, чтобы люди, которые зависят от него, голодали.

– В этом я не сомневаюсь.

– Я обязательно что-нибудь сделаю, можешь мне поверить.

– Буду рад, – сухо произнес Кэш.

Она взглянула на него долгим испытующим взглядом. Ее раздражение прошло. Что с него требовать? Но для одного дельца, которое с утра не дает ей покоя, он вполне подойдет. Он достаточно беден и наглостью не обделен. Словом, то, что ей нужно. Собравшись с духом, она сказала:

– Хочу предложить тебе работу. И хорошо заплачу.

– Сколько?

– Сколько запросишь.

– Зависит от того, что за работа, – сказал он охрипшим голосом, предвкушая ту награду, которую мог бы сейчас запросить, и, разумеется, вовсе не звонкой монетой. – Что ты хочешь, чтобы я сделал для тебя?

– Хочу, чтобы ты пристрелил собаку, которая на меня напала.

Он смотрел не мигая несколько мгновений. Она успела разглядеть, что глаза у него карие, с золотыми искорками. Сущий камышовый кот, дикий и хищный.

– Ты в своем уме?

– Вполне.

– Значит, ты предполагаешь, что я сошел с ума?

– Эту собаку нужно убить, пока она никого не загрызла!

– То, что произошло прошлой ночью, – случайность. Джигер никогда не выпускает собак.

– Кен тоже так сказал, но…

– Ага! – торжествующе прервал он, вскинув руку, и посмотрел на нее сузившимися глазами. – Сначала, значит, ты кинулась за помощью к своему зятю.

– Не совсем так.

– Ты просила его сделать это. А после того, как он намочил штаны от страха, пошла ко мне. Так?!

– Да нет же! – с раздражением ответила Шейла. – Мне пришлось рассказать Трисии и Кену о случившемся. Они заметили повязку.

– Ты сказала, кто ее наложил?

– Нет.

– Я так и думал.

– Я все равно добьюсь, чтобы собаки были обезврежены. Хотя Кен советует мне оставить их в покое.

– На этот раз сукин сын прав. Оставь их в покое. Иначе наживешь себе хлопот. Держись подальше от Джигера Флина. Это сам дьявол.

– А ты разве нет?

Пронзительная тишина стала ответом на ее слова. Ей пришлось выдержать еще один пронизывающий взгляд Кэша. Облизав пересохшие губы, она заставила себя продолжать:

– Я хотела сказать, ты всегда был склонен к… всегда с кем-то конфликтовал. Ты воевал. И даже остался на второй срок. И, наверное, хорошо стреляешь.

– Дьявольски хорошо, – прошептал он.

– А больше я никого здесь не знаю. Просто не представляю, кто еще был бы способен… мог бы убить.

– Ты не знаешь больше никого, кто не побрезговал бы такой грязной работой?

– Я этого не сказала.

– Но имела в виду?

– Что же ты хочешь, мистер Будро, если ты потратил лучшие годы жизни на то, чтобы заработать репутацию жестокого и неуравновешенного человека? Все твои поступки говорят о том, что ты вспыльчив, как кобра. Вот и нечего обижаться, что я такого же мнения. Не удивлюсь, если окажется, что тебе приходилось нарушать закон.

– И не раз.

– Почему же в таком случае совесть не позволяет тебе уничтожить собак, которые угрожают жизни людей?

– Это вовсе не совесть. Просто здравый смысл. Я не хочу трогать Джигера Флина.

– Потому что боишься! – закричала она.

– Потому что это не мое дело, – не менее громко парировал он.

Шейла поняла, что кричать бесполезно. Она решила подойти к делу с другой стороны. Деньги многое могут.

– Я заплачу тебе сто долларов.

Его лицо не изменилось, словно он не слышал.

– Двести долларов.

– Брось, мисс Шейла. Меня не интересуют деньги.

– Тогда что?

Скабрезная ухмылка, которой он ответил на этот вопрос, была красноречивее слов.

– Догадайся.

Взбешенная, Шейла резко отвернулась и пошла к выходу.

Он поймал ее за руку и резко дернул к себе.

– А в любви ты такая же горячая, как в битве, а?

– Только не с тобой.

– Никогда не говори «никогда», – усмехнулся он.

– Пусти, – произнесла Шейла сквозь зубы.

– Знаешь что? Поехали со мной, – вдруг неожиданно предложил Будро.

– С тобой? Куда?

– Я покажу тебе, почему ни один человек в здравом уме не станет убивать собак Джигера.

– С тобой я никуда не пойду.

– Почему? Чего ты боишься?

Глава 8

– Куда ты меня везешь? – Кэш сидел за рулем своего облезлого голубого пикапа. Шейла все еще не могла прийти в себя от того, что согласилась ехать. Возможно, она просто приняла его вызов. В данную минуту ей не хотелось размышлять о последствиях этого шага. Она заперла контору, оставила свой автомобиль во дворе и села в видавшую виды машину Кэша. И вот она неслась в неизвестном направлении.

Перед тем как ответить, он взглянул на правую руку, где носил часы.

– Еще рано. Может быть, перекусим где-нибудь?

– Я думала, наша поездка имеет отношение к Джигеру Флину.

– Имеет. Только потерпи немного. Это у вас обычное состояние – вы вечно торопитесь.

– Кто это – «вы»?

Он взглянул на нее через спинку грязного потертого сиденья.

– Богатые, мисс Шейла, – ответил он вполне равнодушно.

Ей не хотелось замечать различия в их имущественном положении, и его иронично-подобострастное обращение раздражало ее.

– Оставь ты свое «мисс». Зови меня просто Шейла. Он с ходу обогнул крутой поворот дороги, затем обернулся к ней со своей обычной ухмылкой:

– Я хочу повести тебя в один кабак, где ты никогда не была.

– Куда это?

– К Реду Бруссару.

– А там до сих пор принято кидать арахисовую шелуху на пол? – спросила она с озорной улыбкой. Он изумленно оглянулся:

– Вот это да!

– Что тебя удивляет? Папа часто возил меня к Бруссару.

Его улыбка постепенно исчезла.

– А, я и забыл. Коттон любит акадскую кухню.

– Да, любит. И я тоже, – с вызовом сообщила Шейла.

– Но я никогда не видел тебя у Бруссара.

– Мы всегда уходили до заката.

– Ну, это зря. До заката там делать нечего.

Она рассмеялась:

– Поэтому он и увозил меня пораньше.

Из окон ресторана неслась громкая, сиплая, беспрестанно повторяющаяся музыка. Казалось, еще миг – и ее конвульсивные потуги разнесут стены по досочкам.

Кэш тут же подхватил акадский мотивчик. Напевая, обошел машину и открыл дверцу для Шейлы.

11
{"b":"4634","o":1}