ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 14

– Во время вашего отсутствия вам звонили, – официальным тоном сообщила миссис Грейвс. – Я положила записку на письменный стол мистера Крэндола в его кабинете.

– Спасибо.

Шейла бросила сумочку и ключ от машины на ворох невскрытой почты и села в мягкое кожаное кресло, совсем такое же, как в конторе на лесосеке, но не столь памятное и дорогое, потому что Коттон сиживал в нем нечасто.

Мысли Шейлы вновь завертелись вокруг отца. У него все еще никаких перемен. Кардиолог только что сказал ей, что отсутствие перемен в таком положении тоже неплохо.

– Значит, вы не можете пока сказать, когда будет операция?

– Нет. Но чем больше времени мы дадим ему для восстановления сил, тем лучше. Сейчас каждый день отсрочки работает на нас.

После короткого визита в палату Коттона, совершенно упавшая духом, она отправилась домой. Страшно хотелось услышать голос Марка. Жара действовала угнетающе. И хотелось чего-нибудь вкусного. К тому же безумно надоели бесконечные ссоры Трисии и Кена. А лучше всего – лечь в постель и как следует выспаться.

Набирая телефонный номер, который записала для нее миссис Грейвс, она вспомнила две причины, не дававшие ей сегодня уснуть. Одна – Гейла Френсис, другая – Кэш Будро.

– Национальный банк «Дельта», – послышался вежливый голос. Она растерялась.

– Как, прошу прощения?

– Национальный банк «Дельта». Чем могу служить?

Она никак не ожидала, что это деловой звонок. В записке стояли просто имя и фамилия.

– Мистера Дейла Гилберта, пожалуйста, – прочитала она, придав голосу требовательный оттенок.

– Он разговаривает по телефону. Вы подождете?

– Да, хорошо.

В ожидании ответа Шейла сняла туфли и подвигала онемевшими пальцами по ковру. Завтра она снова наденет сандалии. А носить колготки и туфли в такую жару – просто мазохизм.

Кто же такой, черт возьми, Дейл Гилберт? Имя не будило никаких воспоминаний. Она стала копаться в своей памяти, но ничего определенного не обнаружила. Прекратив наконец свои старания, Шейла задумалась о более важных вещах.

Во-первых, чем-то надо помочь Гейле. Но чем? Все, что рассказывал Кэш, слишком жутко, чтобы можно было не поверить. И, видимо, он прав – Гейла не захочет ее вмешательства. И все-таки надо что-то предпринять. Гейла не должна жить с этим жалким подобием мужчины. Оскорбительные слова, с которыми он обращался к ней, показывают, как ужасно все, что там происходит. Шейла просто не могла быть в стороне и оставить все как есть. Надо срочно решить, что делать и как найти подход к девушке, чтобы не обидеть ее. Это проблема, но сейчас не до этого. Сейчас надо решать, как быть с Кэшем Будро. Легче всего ответить: никак. Ничего не надо делать. Он всегда жил в Бель-Тэр, и она едва знала об этом. Почему теперь это должно волновать ее? Ну поцеловал он ее, и что же? Забудь об этом.

Но забыть этого нельзя. Она словно припала к нескончаемому источнику. Какие усилия приложить, чтобы вычеркнуть его из памяти? Она не должна больше этого хотеть. Но ей хотелось. Она снова и снова вспоминала тот миг, и каждый раз все ее тело пронизывала острая дрожь.

– Мистер Гилберт ждет вас. Шейла встрепенулась:

– Да-да, спасибо.

– Гилберт слушает.

– Мистер Гилберт, это Шейла Крэндол. Вы хотели говорить со мной?

Тон незнакомого голоса мгновенно изменился. За резко прозвучавшей первой фразой последовали заискивающие, почти заботливые интонации:

– Да-да, мисс Крэндол, очень рад. Поистине, очень рад. Благодарю за любезность.

– Разве мы знакомы?

Он засмеялся над ее прямолинейностью:

– О, в этом вопросе у меня перед вами явное преимущество – я столько слышал о вас, что могу считать своей знакомой.

– Вы работаете в банке?

– Я президент.

– Поздравляю вас.

Возможно, он не понял ее шпильки. Но скорее всего предпочел не заметить.

– Я имел дела с Коттоном. Он говорил, вы живете в Лондоне?

– Так и есть.

– Как он себя чувствует?

– Единственное, что можно сейчас сделать для него, – это ждать, – повторила она слова доктора. Он сочувственно хмыкнул:

– Да, могло бы быть хуже.

– Конечно, и гораздо хуже.

Разговор не клеился. Шейла уже мечтала повесить трубку и принять аспирин, чтобы избавиться от мучающей ее головной боли.

– Спасибо, что вы нас не забываете, мистер Гилберт. Коттон будет рад, что вы справлялись о его здоровье.

– Мой звонок – это не просто дань вежливости, мисс Крэндол, – внезапно включилась совсем иная интонация. Никакой показной сердечности больше не было.

– Слушаю вас.

– Мне необходимо поговорить с вами лично. Это касается банковских дел.

– Со мной? Разве вам неизвестно, что все наши дела ведет мистер Хоуэл, мой зять…

– Финансовые дела «Крэндол Логинг» – безусловно. Но так как мое дело касается непосредственно Бель-Тэр, я посчитал себя обязанным поставить в известность именно вас. Для вашего же блага.

Ее брови резко сдвинулись, образовав на лбу глубокую складку, но на этот раз не от головной боли.

– В чем дело?

– Невыплаченная ссуда. Но я прошу вас прийти. Об этом необходимо говорить с глазу на глаз.

Чем-то он был ей неприятен. Подсознательно она чувствовала его враждебность. Его интонации были лживы. Больше всего ей хотелось послать его к черту. А потом раздеться, принять освежающий душ и улечься в прохладную постель до самого ужина. И, может быть, уснуть.

Она отбросила эти мысли.

– Хорошо, я сейчас приеду.

– Извините, но сейчас…

– Тогда назначьте время.

Через час Шейла уже входила в отделанное под розовый мрамор фойе Национального банка «Дельта». Здание было новым и занимало целый квартал города. Этот шикарный современный вестибюль казался ей уродливым. В нем было чисто и тоскливо, как в больнице, и отовсюду пахло только деньгами. Здесь не чувствовалось ничего человеческого. По необъятному зеленому ковру были симметрично расставлены группы металлических стульев с жесткими розовыми сиденьями. Коттон любил говорить, что стул только тогда стул, если дерево чуть-чуть скрипнет, когда ты опускаешься на него всей тяжестью. Л Шейла с ним полностью согласна.

– Мисс Крэндол, сюда, пожалуйста.

Ее провели через вестибюль в один из раззолоченных кабинетов за стеклом, похожих на аквариумы. Здесь размещался мистер Гилберт, президент Национального банка «Дельта».

Пожимая ей руку, он вкрадчиво улыбнулся:

– Мисс Крэндол, вам повезло, что у меня выдалось немного свободного времени. Садитесь, пожалуйста. Кофе?

– Нет, благодарю.

Кивком отпустив секретаршу, он уселся за стол и сложил руки на животе.

– Рад, что наконец познакомился с вами. Шейла не была расположена к фальшивым любезностям и холодно ответила:

– Взаимно.

– Благодарю.

Интуиция не обманула ее – на вид он был столь же неприятен, каким и показался, судя по телефонному разговору. Он нес с собой новые проблемы и был причиной грядущих бед.

Гилберт надел очки и открыл блокнот, лежащий перед ним на столе.

– Мне очень жаль, что пришлось побеспокоить вас, мисс Крэндол.

Он зловеще взглянул на нее поверх очков. Она твердо встретила его взгляд, брошенный через полированный стол, и даже не моргнула до тех пор, пока он снова не опустил глаза в блокнот.

– В мои обязанности входит защита интересов банка. Хотя подчас эта обязанность бывает неприятной.

– Почему бы вам не перейти прямо к делу? Пусть даже и неприятному?

– Хорошо, – живо подхватил он. – Я хотел бы знать, может ли непредвиденная болезнь Коттона Крэндола помешать выплате ссуды, которую он от меня получил?

Чтобы выиграть время, Шейла уселась поудобнее и немного изменила позу. Она пыталась сохранять спокойствие, хотя всякий раз, когда на Бель-Тэр падала тень неблагополучия, начинала паниковать, чувствуя, как в желудке от этого поднимается тошнота.

– Мне ничего не известно о ссуде. Скажите, каковы были условия?

19
{"b":"4634","o":1}