ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он откинулся на вновь опустившуюся под ним спинку кресла.

– Год назад Коттон занял у нас триста тысяч долларов. Ссуда была предоставлена на условиях ежеквартальных процентных выплат. И они были получены нами в срок.

– Тогда я не понимаю, в чем проблема? Облокотившись на стол, он взглянул на нее с профессиональной скорбью устроителя похорон.

– Потенциальная проблема, я подчеркиваю – потенциальная, состоит в том, что срок действия договора, учитывая последнюю процентную выплату, истекает пятнадцатого числа следующего месяца.

– Я уверена, что отец знает об этом и отложил необходимую сумму. Я имею право на передачу средств, если это то, что вы хотите знать.

От его сочувственной улыбки желудок заныл еще сильнее.

– Был бы рад, если бы все было так просто. – Он сделал беспомощный жест. – Но личный счет Коттона не покрывает суммы кредита. И даже процентов по ссуде.

– Понимаю.

– Не покрывает ее и счет «Крэндол Логинг».

– Но ведь банк не мог так рисковать. Я уверена, что сумма была обеспечена.

– Была.

Она затаила дыхание, хотя не сомневалась в ответе – он отдал в залог Бель-Тэр. От этой мысли искры замелькали перед глазами, словно от удара по голове.

– Что именно он заложил?

– Дом и культивированную часть территории.

– Это же просто смешно! Один только дом стоит гораздо больше трехсот тысяч. Отец никогда не пошел бы на это.

Гилберт снова изобразил жестом свою беспомощность – всплеснул белыми холеными руками и пожал плечами.

– У него не было выбора. Нужна была крупная сумма, а я предложил самые выгодные условия. Он делал свое дело, я – свое.

– Как ростовщик?

Его лицо досадливо скривилось.

– Мисс Крэндол, прошу вас! Я делаю все возможное, чтобы сохранить дружеские отношения.

– Мы отнюдь не друзья. И очень сомневаюсь, что когда-нибудь станем ими.

Она встала и теперь глядела на него сверху вниз.

– Я все поняла. И позабочусь о том, чтобы сумма была выплачена в срок.

Он тоже встал и нахмурился.

– Я не обижаюсь на то, что вы рассердились. Вы устали от плохих новостей. Но и вы не должны быть в обиде на то, что я беспокоюсь о судьбе договора в изменившихся условиях. Знаете, болезнь Коттона и прекращение работы «Крэндол Логинг» – при таких обстоятельствах трудно не волноваться.

– Незачем бить тревогу по всякому поводу, – сказала она, стараясь убедить себя в этом. – Вы получите свои деньги в указанный срок.

Его улыбка была такой же поддельной, как и картина, висевшая над столом. Шейлу не обмануло ни то, ни другое.

– Было бы очень прискорбно, если бы нам пришлось лишить вас права выкупа заложенного имущества.

– Этого не случится. Никогда! – Ее улыбка была так же далека от сердечности, как и его. – И можете начертать это на своих фальшивых мраморных колоннах в вашем претенциозном холле. До свидания, мистер Гилберт.

Глава 15

Все, что Дейл Гилберт сообщил Шейле, было печальной правдой. Остаток дня она провела в кабинете Коттона в Бель-Тэр, проверяя бумаги. На его счете не было суммы даже близкой к тремстам тысячам долларов. Она растерянно глядела на катастрофически низкий итог своих подсчетов на ленте машинки, когда вошел Кен.

– Полдник сегодня на веранде, – сказал он. Несколько дней после их встречи на собачьих боях Кен был мрачен и раздражителен. Но сейчас снова вернулся к прежней шутливой манере разговора. Эта шутливость царапала ее, словно кусок пемзы.

– Кен, нам надо поговорить. – Отбросив карандаш, она сложила руки на столе. – Почему ты остановил работы на «Крэндол Логинг», когда у папы случился приступ?

Широкая улыбка Кена заколебалась, в уголках губ появилось неприятное выражение, но он предпочел оставить на лице ту же, хотя и несколько искривленную улыбку.

– Кто тебе сказал?

– Какое это имеет значение? Рано или поздно я бы это узнала. Так почему это произошло, Кен?

– А все-таки откуда у тебя эти сведения? Она раздраженно выдохнула:

– Мне позвонил мистер Гилберт из банка «Дельта».

– Этот осел? Он не имеет права…

– Как раз имеет, Кен. Банк дал нам огромную ссуду. А у меня тоже есть право знать, что здесь творится и какому лешему это понадобилось. И я жду твоего ответа, Кен.

– Хорошо, а я разве не имею права знать, что творишь ты в последнее время?

Сердце у нее замерло. Она вообразила, что он намекает на ее ночное посещение акадского домика у затона и, может быть, на тот поцелуй. Но его слова принесли облегчение.

– Все в городе говорят о том, что кто-то расстрелял ночью собачью будку во дворе Джигера Флина. И теперь он с пеной у рта ищет виновных. – Его глаза сузились. – Ты, конечно, ничего об этом не знаешь, не так ли?

– Когда же это произошло? – С трудом, как заторможенная, выговорила она.

– В воскресенье ночью.

– Я в тот день рано ушла спать, ты же помнишь.

Присев на угол стола, он внимательно следил за выражением ее лица.

– Да, я помню. – Он вертел в руках медное пресс-папье. – Джигер говорит, что в это время по дороге промчался пикап, как летучая мышь в адское пекло, и подобрал парня, который убил собак. Говорит, что выстрелил по машине и попал со стороны пассажира.

Он скрестил руки у колен и, наклонясь к ней, прошептал:

– Догадайся, на чьем пикапе нашли свежий след от пули?

– На чьем?

– Кэша Будро.

– Разве мистер Будро обязан отвечать на голословные обвинения?

– Он ответил. Сказал, что по его машине стрелял разгневанный муж, который застал его в своей спальне. А точнее – со своей женой.

– По-моему, тут нечего возразить.

– Во всяком случае, это вполне вероятно. Но знаешь, что я думаю?

Она смотрела на него твердо и спокойно. Кен понизил голос еще на один тон:

– Я думаю, собак убила ты. А Будро помогал тебе. И единственное, что мне непонятно, – какой монетой ты платила ему. Потому что этот ублюдок ничего не делает даром.

Она резко вскочила со стула, но, поняв, что может выдать себя, неторопливо обошла стол и сказала:

– Однако ты ловко сменил тему. Он доверительно взял ее за руку. Игра уступила место нарочитой серьезности. Его лицо нахмурилось.

– Я думал, что убедил тебя не мараться с ним, Шейла.

Она резко выдернула руку.

– А я уже говорила, что не нуждаюсь в поводыре. А вот ты, видимо, нуждаешься. Иначе дело моего отца не пришло бы в такое состояние.

– Это и мое дело тоже.

– Почему же ты остановил его?

– Ради Бога, что здесь за шум? – В комнате появилась Трисия, распространяя вокруг запах французских духов и волны злобы в равной степени. – Нельзя ли говорить тише? – Она прикрыла дверь. – Миссис Грейвс не особенно разговорчива с нами. Но я не сомневаюсь, что она обожает сплетни. Итак, что происходит?

– Ничего имеющего отношение к тебе, – огрызнулся Кен.

– Это как раз имеет к ней прямое отношение, – возразила Шейла. – Она здесь живет и должна знать, что Бель-Тэр находится под угрозой.

Трисия переводила недоумевающий взгляд с одной на другого.

– Господи, да о чем вы?

Шейла снова взглянула на счета, которые только что сверяла.

– Мы банкроты.

– Банкроты? – недоверчиво усмехнулась Трисия. – Но это невозможно.

– Папа заложил Бель-Тэр для обеспечения трехсоттысячного займа. Я вообразить себе не могла такого, однако он это сделал.

– Он был в отчаянии, – стал объяснять Кен. – Я говорил ему тогда, что он валяет дурака. Он не слушал моих советов. Он никогда меня не слушал.

Шейла сразу бросилась на защиту Коттона:

– Он сделал то, что считал необходимым, в этом я уверена. Разве можно было предвидеть инфаркт? Или то, что ты прекратишь работы, как только он попадет в больницу?

– Что ты размахиваешь этим перед моим носом, словно красной тряпкой? Ладно, ты своего добилась – я разозлился. Ты этого хотела?

– Не говори ерунды. Мы сейчас не можем позволить себе такую роскошь, как капризы и взаимные обиды. Мне нужны исчерпывающие объяснения.

20
{"b":"4634","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Рассмеши дедушку Фрейда
Пропаданец
Спасенная горцем
Пленница пиратов
Гнев викинга. Ярмарка мести
Мировой кризис как заговор
Любовь, опрокинувшая троны
Птице Феникс нужна неделя