ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошло уже три дня, с тех пор как она дала объявление в газету об открытии «Крэндол Логинг». За эти три дня ни один лесовоз, груженный древесиной, не прибыл на «Крэндол Логинг». Она сама обзвонила прежних рабочих компании. Но никто из них не явился возобновить контракт.

Шейла удрученно потерла покрасневшие глаза. Она проводила долгие часы в конторе на лесоскладе в надежде на какие-то события. Однако ничего не происходило. Но отступить она уже не могла. Она должна это сделать! Даже если придется взять управляющего, который будет все координировать, разговаривать с рабочими на их языке и сможет заставить их работать изо всех сил.

То есть даже если придется взять на работу Кэша Будро.

Все разговоры замыкались на нем, словно он был грозой округи. За последнее время она столько раз слышала его имя, что оно стало ей даже сниться. Пробуждаясь по утрам, она прежде всего вспоминала о нем. Первый же рабочий в списке, которому она позвонила, ответил:

– Вы хотите, чтобы я вышел на работу? Отлично! Пускай Кэш дает команду – и я сразу выхожу.

– Думаю, что мистер Будро больше не будет работать у нас.

– Чего-чего? Кэш не будет работать? Так ведь на нем все и держится!

– Ну, я так не думаю.

– А-а… Видите ли, у меня сейчас пока есть работа… Примерно такие же ответы она слышала и от других.

Когда она добралась до пятого имени, то уже не сомневалась – система внутреннего сообщения между рабочими уже сработала, и вряд ли она услышит что-либо иное.

– Я скоро начну думать, – в раздражении сказала она Кену, – что этому Будро стоит только взглянуть на дерево, как оно тут же начинает падать. Нет, правда, что он делал в «Крэндол Логинг»?

– Создавал неприятности. Шейла подавила вспышку гнева.

– А точнее?

– Если точнее, он… – Кен широко развел руки. – Он так или иначе делал все. Коттон как-то сказал, что Будро больше забыл о лесе, чем другие лесники знали о нем.

– Что ж… – задумчиво отозвалась Шейла. – Со стороны Коттона это очень весомый комплимент.

– Но он прирожденный баламут. Он постоянно подбивает лесорубов выступать не по делу. И не было такого дня, чтобы он не сцепился с Коттоном насмерть. Если хочешь моего совета, не связывайся с ним.

В тот момент Шейла и сама так думала. Этот человек действительно обладал разрушительной силой. Она знала это по собственному опыту. И из принципа не подпустила бы его снова к работе на свою семью.

Но теперь, глядя в окно на ржавеющие в бездействии машины, в то время как они должны ломиться под тяжестью груза, она вынуждена была признать, что обойтись без Кэша не удастся. Она должна избавить Бель-Тэр от гибели, и, если ради этого надо унизиться перед Будро, значит, она будет унижаться. Другого выбора нет.

Стараясь не терять присутствия духа, Шейла заперла контору. Ее лошадь стояла под деревом в дальнем конце двора, выщипывая короткую траву в тени. Шейла вскочила в седло. Они с Марком время от времени ездили верхом, но не часто. Поэтому завтра она наверняка помучается от болей в пояснице. Но сейчас это не важно. Мышечная усталость не шла ни в какое сравнение с восторгом скачки по полям Бель-Тэр, знакомой с тех пор, когда она достаточно подросла, чтобы удержаться в седле и выполнять терпеливые указания Коттона.

Она тронула поводья. Будро скорее всего дома. Если же его нет, можно оставить записку. Ужасно досадно, что у него нет телефона. Это значит, что рано или поздно ей придется взглянуть в его злорадное лицо.

Она мчалась по бездорожью, предпочитая открытые поля и ориентируясь на небольшие рощицы. В одном месте, когда ее кобыла осторожно пробиралась сквозь особенно густые заросли, Шейла вдруг услышала резкий визг бензопилы. Недоумевая, она направила лошадь на этот звук.

Кэш заметил ее между деревьями, но не узнал. Его внимание сосредоточилось на пиле, врезающейся в ветвь поваленного дерева. Возмущенная столь наглым попранием хозяйских прав, Шейла остановила лошадь и молча смотрела на него, оставаясь в седле.

Он был без рубашки. Кожа на его спине и груди загорела почти дочерна. По лицу стекали капли пота, несмотря на повязанный на лбу носовой платок. Бицепсы вздулись и напряглись, удерживая пилу, вгрызающуюся в древесину. Когда отвалилась последняя толстая ветка, он выключил пилу, и режущий уши звук прекратился.

– Мне следовало бы арестовать тебя за кражу бревен из моего леса.

Белозубая ухмылка расколола его мрачное бронзовое лицо.

– Тебе следует благодарить меня, что я очищаю твой лес от валежника.

Он опустил пилу на землю возле ствола, подошел к лошади и положил локоть на переднюю луку седла.

– Или ты предпочитаешь, чтобы в вашем лесу развелись короеды, мисс Шейла?

Стараясь не глядеть на его обнаженную грудь с волнующими завитками пушистых волосков, она уставилась в сторону на лежащее дерево.

– Когда оно упало?

– Два месяца назад была сильная буря. Под корой уже завелись личинки, сам видел.

– И что ты теперь собираешься с ним делать?

– Подгоню завтра тягач и выволоку его отсюда. – Он взглянул ей в лицо. – Я хотел сказать – если мне удастся достать тягач.

Но она не поддалась на провокацию.

– У меня к тебе разговор.

– Не хотелось бы стоять задравши голову. Сойди с лошади.

И не успела она возразить, как он уже сбросил кожаные рукавицы наземь и поднял к ней обе руки.

– Ничего, я сама, – ответила она, перекинув правую ногу и опустившись на нее, затем вынула из стремени левую.

Он по-прежнему стоял почти вплотную, не оставляя ей свободного пространства.

– Замечательные бриджи.

На ней были черные саржевые брюки и лаковые коричневые сапожки для верховой езды.

– Хорошо, что я не увезла их с собой в Англию.

– Да, как я слышал, ты собиралась в большой спешке.

Было нестерпимо трудно пропустить это замечание мимо ушей, но она это сделала.

– Я очень рада, что одежда для верховой езды осталась здесь. Теперь она мне пригодилась, как видишь.

Овод зажужжал перед ее носом. Она отмахнулась. Кэш не двинулся с места.

– Правда, в ней немного жарко, – добавила она, не решаясь говорить о главном.

– Раньше ты ездила без седла и босиком. Шейле стало жарко по иной причине. Горячая волна проникла в глубину тела, и кровь понеслась по жилам, словно река раскаленной лавы.

– Мама не разрешала мне так ездить. Она считала, что это не подобает леди.

Его взгляд опустился к развилке между ее бедрами, затем медленно поднялся выше.

– Твоя мама права. Это было ужасно неприлично.

– Откуда ты можешь знать, как это было?

– Я часто видел тебя, – невозмутимо сообщил он.

– Где?

– Везде. Все время. Когда ты думала, что совсем одна.

Шейла отошла подальше от лошади и заодно подальше от этого человека. От обоих исходил резкий животный дух. Воздух наполнился чувственным ожиданием, и она сама не понимала почему. Просто в прошлый раз, когда она стояла с ним рядом, он поцеловал ее.

Он не спускал с нее глаз, и его взгляд тоже говорил об этом. Будро не забыл того поцелуя. И знал, что она тоже не забыла. Она как-то засуетилась, закатала широкие рукава своей белой кружевной рубашки, расстегнула воротник, чтобы хоть немного почувствовать движение воздуха.

Нагнувшись, он поднял рукавицы и заткнул их за ремень.

– Пить хочешь?

– Нет, спасибо. Я к тебе по делу.

Он направился к пикапу, стоявшему тут же под деревьями. Заднее окно было опущено. Достал большой голубой термос, снял пластиковый стаканчик, наполнил до краев ледяной водой. И жадно выпил одним глотком. Струйки потекли по подбородку и влажной шее, повисли блестящими каплями на волосках груди, свивая их в острые прядки.

Шейла вновь стала усиленно глядеть мимо него.

В глубине пикапа она заметила специальную каску с экраном для защиты глаз лесоруба от летящих опилок.

– Твоя каска без толку валяется в машине. Почему ты ее не надеваешь?

– Не вижу надобности.

– Но если ты получишь травму в моем лесу, я буду нести за это судебную ответственность.

25
{"b":"4634","o":1}