ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Если я смогу представить контракты на сумму, достаточную для покрытия долга, согласитесь ли вы получить с меня проценты и перенести выплату основной суммы? На полгода максимум?

Да, теперь с банкиром разговаривала уже не слабонервная заморенная красотка с толченой кукурузой вместо мозгов. Шейлу Крэндол нельзя было недооценивать. Она брала быка за рога. Пришло время проявить твердость по отношению к ней.

– Боюсь, это невозможно, мисс Крэндол. Она тяжело вздохнула.

– Вы должны пойти мне навстречу, мистер Гилберт! – довольно требовательно воскликнула она. – Это же абсурд – успеть за столь короткий срок выполнить заказы на такую огромную сумму.

– Это ваши проблемы, мисс Крэндол. – Он старался подавить злорадные нотки в голосе.

Ему казалось, что он слышит, как работает ее мозг – настолько напряженным было последовавшее за этим молчание.

– А если я заплачу проценты и часть суммы?

– Мисс Крэндол, – по-хозяйски ответил он, – прошу вас, не ставьте меня в глупое положение. Вы заставляете меня быть невежливым. А мне этого совсем не хочется. Решение вашего вопроса находится не только в моих руках. Я в ответе перед директорами банка. Они, как и я, уже достаточно повозились с «Крэндол Логинг» и Коттоном. Он был нашим надежным клиентом много лет, согласен. Но теперь это в прошлом. Если мы пойдем на крайние меры и в виде исключения продлим выплату займа, то поставим себя в уязвимое положение перед государственной инспекцией.

– Благодарю вас, мистер Гилберт. Вы ответили на мой вопрос. До свидания.

Она повесила трубку, не дожидаясь ответа. Гилберт самодовольно улыбался – ему льстило, что он стал причиной унижения и падения такой мощи.

Когда он три года назад перебрался в Хевен из Пенсильвании, отношение к нему столпов общества колебалось от легкого пренебрежения до открытого неприятия. И Рода, и он очень скоро почувствовали, что в Хевене ты никто, если у тебя дома на чердаке не лежит съедаемый молью мундир конфедерата. Чтобы с тебя сняли клеймо чужака, на твоем генеалогическом древе должно появиться несколько ветвей, проведших всю жизнь в Хевене. Если ты не отвечаешь этим критериям, путь наверх тебе закрыт – а это была главная мечта супругов Гилберт. Они хотели стать цветом хевенского общества. Пусть это маленький пруд, но Гилберты должны быть самой крупной рыбой в нем.

А вот если они приобретут Бель-Тэр, люди вынуждены будут относиться к ним совсем по-другому. Конечно, весь город встанет на дыбы, узнав об их приобретении. Но им ничего не останется, как целовать его задницу и делать вид, что они его обожают.

Разговором с Шейлой Крэндол он закончил свой рабочий день. Покинув здание банка, он прошел мимо двух зданий к автомобильной площадке, где каждый день оставлял машину. Кроме его «Линкольна», на площадке ничего не было. Открыв дверцу, Гилберт сел за руль.

– Господи, ну сколько же можно тебя ждать! – произнес раздраженный голос с заднего сиденья. – Включи кондиционер. Здесь жарче, чем в пекле. Вы мне назначили на пять. Прошло уже пятнадцать минут. Почему так долго?

Хмыкнув, Дейл включил мотор и кондиционер.

– Можешь верить, можешь не верить, но я сейчас разговаривал с Шейлой.

– С Шейлой? В банке?

– Она позвонила мне.

– И о чем же вы разговаривали?

– Она полна решимости удержаться на поверхности. Почуяла, что у нее хотят забрать все ее любимые игрушки.

– Это же так и есть?

– Нам с тобой это было бы кстати.

– А что она хотела от тебя?

– Заключить соглашение. – Он пересказал содержание разговора.

– Надеюсь, ты дал ей от ворот поворот. Дейл хитро ухмыльнулся:

– Ну конечно, причем выразил глубокие соболезнования.

– Вряд ли она им поверила – слишком она для этого умна.

– Шейла берет прежнего бригадира. – Он оглянулся назад. – Она уверена, что заключит выгодные контракты в несколько дней.

– Да, но они должны быть сверхвыгодными, чтобы был какой-то толк.

Дейл радостно кивнул:

– Контракты, конечно, нужны, но больше всего ей сейчас нужно время. Думаю, у нас с тобой нет проблем.

– Появятся, если не следить за ней в оба.

– Безусловно, поэтому я прошу тебя рассказывать мне обо всем, что она делает дома. Даже о том, что тебе покажется невинным. Мне нужно знать все.

– Что мне, шпионить за ней, что ли!

– Именно! И не только. Постарайся по возможности расстраивать какие-то ее планы, но так, чтобы она не заподозрила тебя. Вообще надо чем-то отвлекать ее от работы.

– Чем, например?

– Не знаю, может, ввязать ее в какую-нибудь любовную историю? А самое лучшее, если умрет Коттон. Это надолго выбьет ее из колеи.

Это был ход, который Дейл сделал для проверки реакции своей собеседницы. Его брови вопросительно поднялись.

– Неужели это тебя расстроит? – напористо спросил он.

Молчание. Дейл нахмурился.

– Вижу, что да. В таком случае я сомневаюсь в твоей верности, – добавил он недовольным тоном.

– Я верна только себе. А почему бы и нет?

– Значит, если дело вдруг покажется тебе неприятным или опасным, ты способна все бросить?

– Нет.

– Не слышу уверенности в голосе.

– Нет!

– Это уже лучше. – Улыбка вновь растянула ему рот.

– Это Шейла стреляла в собак Джигера Флина. Дейл был ошеломлен. Помолчав, спросил:

– Откуда ты знаешь?

– А почему бы мне не знать? Дейл наконец остановил машину и задумался, что можно извлечь из столь ценной информации.

– Джигер будет счастлив узнать об этом.

– Что ты хочешь сказать?

– Ладно, не прикидывайся, наивной. Ты хочешь того же, чего и я. Для этого и сообщаешь мне такие вещи. Если Джигер Флин узнает, что Шейла убила его собак, он сделает все на свете, чтоб отомстить. И это будет нам только на руку. – Дейл ощерился, словно хорек. – Разве нет?

– Хватит, я ухожу, – резко отозвалась женщина, сидевшая сзади, и дверца распахнулась.

– Каковы бы ни были твои чувства к Коттону, они не должны мешать твоим планам, ведь так? – поторопился спросить Дейл.

– Не должны. Я не позволю, чтобы моим планам хоть что-то мешало.

– Вот это то, что я хотел услышать, – довольный, как никогда, исходом разговора, Дейл проводил глазами скрывшуюся в аллее фигуру.

Глава 20

Когда Кен вышел из «Гэтор-Лаунч», в голове его приятно гудело. Он не шатался, но был достаточно пьян, чтобы неловким движением выронить ключи от машины. Они упали на гравий. Он нагнулся, но в этот момент блестящий черный ботинок, возникший ниоткуда, наступил на связку, едва не раздавив его руку. Рука замерла в сантиметре от искомой вещицы.

– Привет, Кенни!

Кен медленно выпрямился. Глянув через плечо, он убедился в верности своей догадки. Обладатель дорогих ботинок был не один. Подобные типы всегда ходят парой, как монахини. Только цели у них далеко не святые.

Кен нервно хихикнул, беспомощно пожав плечами и жалко поднимая руки вверх.

– Прежде всего я хочу предупредить, что у меня с собой нетде…

Каменный кулак прервал его жалкие излияния ударом в живот. Он согнулся пополам, прикрываясь руками. Стоявший позади схватил его за волосы и поставил вертикально. Кен взвизгнул от боли, но вокруг никого не было. Площадка для автомашин, озаренная рубиновым светом рекламы, была пустынна. Но если бы кто-то и слышал его вопль, то все равно не стал бы вмешиваться. Эти двое могли убить. Первый подошел к Хоуэлу очень близко, нос к носу, и сказал:

– Я уже очень зол. Ты три дня обещаешь отдать мне долг, Кенни. – Его голос был мрачен и презрителен. – Я не люблю, когда мне врут. – Он приложил к груди ладонь с бриллиантом на пальце и повторил:

– Меня глубоко ранит, когда мне врут.

– Ничего не могу поделать, – вздохнул Кен. – Денег нет. Мне пришлось платить по больничным счетам за старика.

– Кенни, Кенни, ты разбиваешь мне сердце. – Мрачная физиономия стала зловещей. – Ты только подумай, до чего ты докатился. Ты не только врун, ты – неудачник. Вспомни, как ты проигрался на собачьих боях на прошлой неделе. – Он плюнул в лицо Кену. – Ты вшивый неудачник. Ненавижу неудачников.

27
{"b":"4634","o":1}