ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь без правил
Ошибки прошлого, или Тайна пропавшего ребенка
Ветер Севера. Риверстейн
Очарованная мраком
Убийство Мэрилин Монро: дело закрыто
Любовница маркиза
Возвращение блудного самурая
15 минут, чтобы похудеть! Инновационная книга-тренер
Самый желанный мужчина
A
A

Он медленно повернулся.

– Тебе это очень нужно?

– Это очень важно, Кэш, – севшим от волнения голосом произнесла она. – Не только для меня. Для Коттона. Для Бель-Тэр. Его будущее под угрозой. Я сделаю все, что угодно, пожертвую всем на свете, даже своей гордостью, ради Бель-Тэр. Ты понимаешь меня?

В его лице дернулся какой-то мускул.

– Да, я это хорошо понимаю.

– Тогда вернемся и подпишем контракт с Джо-младшим.

– Я всегда с тобой.

Кэш снисходительно поддерживал Шейлу, нетвердой походкой идущую к машине. Выглядела она очень забавно. Чтобы отметить удачное завершение дела, они решили устроить небольшой праздничный обед и завернули в какое-то кафе. Оказалось, что забегаловка открывается только в четыре. Дожидаясь открытия, они побродили по опушке национального парка. Хотя контракт с фирмой Эндикота ставил их в довольно трудное положение, он давал большие надежды, и оба сильно воспрянули духом.

Еда была превосходной, порции – огромными. Они были единственными посетителями в столь ранний час, и обслуживали их по-королевски. Шейла заказала целых две бутылки шампанского, и Кэш уверял ее, что этим заказом она уничтожила все ресторанные запасы. Редко кто требовал шампанское в заведении, которое посещают лишь случайные посетители и местные завсегдатаи.

Одну бутылку они распили во время их чересчур плотного обеда. А вторую Шейла ревниво прижимала теперь к себе, семеня непослушными ногами к машине.

– Давай опустим все окна и поедем быстро-быстро, – с воодушевлением сказала она.

Кэшу еще не приходилось видеть такой живости в ее глазах. Они вспыхивали янтарными искрами. Шампанское прекрасно подействовало на нее. Высокомерие и сдержанность почти пропали. Теперь в ней не было ничего от хозяйки, леди, правящей королевы Бель-Тэр. Перед ним была просто стопроцентная женщина. И все сто процентов его тела чувствовали это. Каждое ее движение, слово потрясали его от волос на голове до подметок его новых туфель.

– Хорошо. Машину поведу я, – с улыбкой отозвался он и, открыв дверцу, посторонился, пропуская ее в машину. – А почему бы тебе не снять жакет?

– Отличная мысль.

Она поставила бутылку на сиденье рядом с собой и сбросила с плеч полотняный жакет. Подавшись вперед, высвободила из рукавов руки. Ее грудь качнулась под блузкой. К тому времени, как он вырулил на шоссе, Шейла сбросила туфли из крокодиловой кожи на высоких каблуках на покрытый ковром пол и откинула голову на спинку сиденья. Одну ногу она подвернула под себя, широко расставив колени. Юбка свободно свисала, закрывая ноги. В этой позе не было ничего непристойного. Непристойными были мысли Кэша.

– Какой странный человек, – произнесла она сквозь широкий зевок, который сразил бы наповал Мэйси Лорент. Шейла даже не сделала попытки прикрыть рот рукой.

– Кто странный? Я?

Не поднимая головы, она обратила к нему лицо. Легкая улыбка тронула ее губы, с которых давно исчезли последние следы помады. Без помады она нравилась ему гораздо больше.

– Да нет. При чем здесь ты? Джо Эндикот-младший.

– Он мудак. Она хихикнула:

– Грубо, но верно.

Несколько мгновений она испытующе смотрела в его лицо.

– Ты всегда говоришь непристойности, но мне почему-то это не противно.

– Не противно?

– Нет, – озадаченно сказала она. – Совсем как с Коттоном. Он ужасно ругался. Всегда. Первые слова, которые я научилась произносить, были ругательные, те, что я слышала от него. Мама беспрестанно требовала, чтобы он перестал. – Шейла снова зевнула. – А я считала, что плохие слова переставали быть плохими, когда их произносил Коттон.

– Тебе не дует?

Ее грудь приподнялась в глубоком разнеженном вздохе, блуза, успевшая утратить свой свежий, накрахмаленный вид, натянулась. Это ее движение больно отдалось в его жаждущем теле. Он не мог понять, почему до сих пор его руки не преодолели короткое пространство, чтобы ощутить под ладонями эти нежные полукружия, сжать пальцами хотя бы один из этих острых сосков. Раньше он никогда не церемонился с женщинами. Все, что видел и хотел, он брал. И неизменно имел успех.

– Нет, чудесный вечер! – отозвалась она, закрывая глаза. – Разбуди меня, когда будем в Хевене.

Она снова хихикнула и широко раскрыла глаза.

– Я очень пьяная?

У нее было такое встревоженное выражение лица, что он не удержался от смеха.

– Если у тебя хватает здравого смысла задуматься об этом, значит, ты еще в порядке.

– Прекрасно, прекрасно. – Она снова закрыла глаза. – А шампанское было ничего, да? – Она несколько раз провела кончиком языка по нижней губе.

Кэш переменил положение ног, чтобы хоть как-то успокоить разбушевавшуюся плоть.

– Что, приехали? – Шейла подняла голову, пьяная и совершенно сбитая с толку.

– Не совсем. Я хочу тебе кое-что показать. Машину со всех сторон окружал густой лес. Кэш толкнул дверь и вышел, прихватив бутылку шампанского.

– Пошли. Только надень туфли.

Шейла надела туфли и выбралась из машины, нетвердо прислонившись к капоту и поддерживая рукой голову.

– Ну что, все в порядке? – спросил Кэш, обходя машину сзади.

– У меня голова кружится и глаза колет, как иголками.

Он расхохотался, спугнув птиц, сидевших на дереве. Те немедленно раскричались в знак протеста, что кто-то вторгся в их владения.

– Тебе надо еще немного выпить. – И он помахал перед ее носом бутылкой.

Она застонала. Взяв ее за руку, он повел ее в лес, под высокий купол древесных крон.

– Эти туфли не годятся для прогулок по лесу, Кэш, – пожаловалась она.

Высокие каблуки увязали в мягкой земле. Хрупкие стебли травы ломались возле ее колен, оставляя на чулках белые капли сока. Он крепче взял ее за руку, помогая ступать тверже.

– Здесь недалеко.

– Что именно?

– То место, куда мы идем.

– Я даже не знаю, где мы.

– На земле Бель-Тэр.

– Бель-Тэр? Я здесь никогда не была. Они осторожно пробирались к вершине пологого холма. Землю устилал пурпурный ковер вербены. Побеги дикой розы сплетались с низкими кустами, их нежные цветы благоухали в душной жаре угасающего дня. Они поднялись на холм.

– Подожди, – сказал Кэш. – Дальше идет крутой склон.

У подножия холма Лорентский затон делал плавную излучину. Склон порос деревьями твердых пород и соснами, а на топких берегах стояли кипарисы. Последние лучи солнца полосовали землю длинными золотыми линиями. Место было диким, первозданным, оно наводило на мысль о языческих культах и колдунах.

– Кэш! – испуганно воскликнула Шейла, заметив крылатое существо, перелетевшее с дерева на дерево. – Что это, летучая мышь?!

– Нет, это белка-летяга. Они обычно появляются, когда начинает смеркаться, не раньше.

Шейла следила за акробатическими движениями зверька, пока он не скрылся среди ветвей и листьев. Вокруг стояла глубокая тишина. Ухо улавливало даже шорох лапок насекомых, перебирающих тычинки цветов. Пчелы жужжали вокруг цветущих растений. Радужные жучки сновали по медной поверхности воды. Сквозь деревья пронесся стрелой кардинал.

Шейлу охватило глубокое благоговение перед лицом этого храма, не оскверненного человеком. Природа предстала перед ней в своей первозданной гармонии. Не тронутая никем, она творила здесь это волшебство век за веком, частица за частицей, оставаясь девственно прекрасной.

Он протянул ей руку.

– Пошли.

Они стали спускаться по крутому склону. Туфли утопали в перине из сосновых игл. Наконец он вывел ее к затону.

Издали вода казалась абсолютно неподвижной. Но теперь стало заметно легкое течение, почти незримое, лишенное всякой энергии.

– Я думала, ты не любишь оставлять в лесу засохшие и поваленные деревья.

Он стал обрывать фольгу с горлышка бутылки, аккуратно складывая серебристые обрывки в карман. Туда же отправил и проволочную сетку.

– Обычно не люблю. А здесь – пускай. – Он снова огляделся вокруг с торжественным и благоговейным выражением лица, словно в соборе. – Все здесь живет само собой. Природа решает свои проблемы без нашей помощи. Никто не вмешивается в естественный ход вещей.

45
{"b":"4634","o":1}