ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Нет. Не знаю. Оставьте меня, забудьте, что видели. Позвольте мне умереть здесь, и больше мне ничего не надо. Я не могу вернуться к нему. Он убьет меня. Я не хочу жить, но я не доставлю ему удовольствия, позволив убить меня.

– Он не убьет тебя. И вообще ничего тебе не сделает, потому что ты под моей защитой. И я ни в коем случае не позволю тебе умереть здесь, – твердо сказала Шейла. Затем она обратилась к Кэшу:

– Ты мог бы донести ее до машины? Если нет, я останусь с ней здесь, а ты вызовешь «Скорую».

– Нет! – воскликнула Гейла, дернувшись всем телом. – Нет, ради бога, нет! Он сразу узнает, где я, и уж тогда точно убьет.

– В больнице тебя никто не убьет, Гейла. Но с девушкой началась истерика. Отчаянно протестуя, она вся тряслась, несмотря на боль, которую причиняли ей эти движения.

– Джигер избил меня, запер в сарае. Но я убежала. Когда он увидит, что меня нет, он взбесится.

– Он уже давно бешеный.

– Куда бы я ни пошла, он найдет и убьет за то, что я сбежала, Шейла. Клянусь богом, убьет. Он всегда говорил, что убьет, если уйду от него. – Она вцепилась в блузку Шейлы обеими руками:

– А если ты поможешь мне, он не пощадит и тебя. Уходите, прошу вас обоих. Пожалуйста, не трогайте меня. Зачем вам мараться о такую шлюху, как я?

– Перестань, – возмутилась Шейла. – Я не боюсь Джигера Флина. Пусть только посмеет приблизиться ко мне, я пристрелю его, как бешеную собаку.

Но Гейла плакала не переставая.

Голос Шейлы стал нежным:

– Если ты боишься ехать в больницу, я отвезу тебя в Бель-Тэр. Уж туда он никогда не доберется. Кэш отстранил Шейлу и нагнулся к девушке:

– Пойдем, Гейла. Постарайся ухватиться за мою шею. Ты же можешь, – уговаривал он, но она снова отрицательно затрясла головой. – Ну попробуй. Вот так. А теперь сцепи руки. Умница.

Он подсунул руки под ее спину и колени и поднял ее.

– Кэш, она вся в крови, – ахнула Шейла.

Подол платья девушки весь промок от свежей крови.

– Гейла, что он сделал с тобой?

– Она в обмороке, – ответил Кэш. Голова Гейлы прислонилась к его плечу.

– Это к лучшему. Перевозка была бы для нее слишком мучительна.

Он стал подниматься на холм. Шейла взяла бутылку с шампанским, которую он оставил в лесу, и с трудом пошла вслед за ним, ковыляя на высоких каблуках, залепленных грязью. Ветки деревьев цепляли дорогую ткань ее нарядной юбки. Она не замечала ничего. Она думала только об одном – останется ли Гейла в живых после всего того, что с ней случилось.

Совершив восхождение, по трудности напоминавшее покорение Эвереста, они добрались до машины. Шейла пошла вперед, распахнула заднюю дверцу и села внутрь.

– Клади ее голову мне на колени. Вези в больницу как можно быстрее. Она не хочет в больницу, но я считаю, ее надо обязательно доставить в травматологию.

Кэш положил девушку, как велела Шейла, и продолжал стоять перед машиной, сунув внутрь голову и плечи и глядя на Шейлу.

– Ну что еще? Поехали, – коротко распорядилась она.

– В больнице ей, конечно, помогут. Но ведь они должны будут сообщить шерифу. Шериф, конечно, проведет формальное дознание. Но против Джигера он не пойдет. Пройдет время, и Гейлу выпишут. Джигер будет ждать ее. Продолжение может оказаться куда более страшным, чем сейчас.

Шейла смотрела на изуродованное лицо девушки и знала, что он прав.

– Хорошо, вези ее в Бель-Тэр. Не знаю, удастся ли найти врача, который…

– Врач будет.

Кэш закрыл дверцу и вокруг машины пошел к водительскому месту. Через несколько секунд они уже мчались сквозь наступающие сумерки в поместье Бель-Тэр.

– Еще налить, Трисия?

– Спасибо, дорогой. Миссис Грейвс вот-вот должна позвать к ужину, – ответила Трисия, просматривая очередной номер «Хевен трампет». Там был дан полный отчет о щедрых пожертвованиях, собранных в пользу семьи Гли Уильямса. Статья и радовала, и злила Трисию. Радовала, потому что она сама представала в образе необыкновенно отзывчивой и щедрой натуры, а злила, потому что автором этой благотворительной деятельности была Шейла. Она сделала для Уильямса все, включая заботы о продуктах и предметах первой необходимости. – До чего же надоело каждый день ждать Шейлу к ужину, – с раздражением сказала она. – Она всегда опаздывает.

– Она же не могла знать, когда закончит дела с Эндикотом. – Кен пососал пропитанный бурбоном ледяной кубик, который извлек со дна пустого стакана. – Путь неблизкий.

– Могла бы по крайней мере позвонить.

– Успокойся. Она едет. – Кен поставил пустой стакан на плетеный столик и направился к крыльцу. – Несется, словно за ней черти гонятся. Это на нее не похоже.

– Может быть, ей наконец стало стыдно вечно опаздывать.

Трисия положила газету и встала, намереваясь идти в дом.

– Нет, правда, какого лешего… – задумчиво повторил Кен, наблюдая за автомобилем Шейлы.

Кэш со скрежетом затормозил у ступенек крыльца. Он выскочил из машины на дорожку и поспешил к задней дверце. Нагнувшись к сиденью, он вытащил Гейлу.

– Что за чертовщина? – вскричал Кен и загородил Кэшу проход, заметив, что тот занес ногу на ступеньку. – Шейла, объясни, пожалуйста, что происходит?

– Сойди с дороги, Кен. Трисия, в какой комнате нам будет удобнее разместиться?

Супруги Хоуэл уставились на Кэша и Гейлу, словно на пришельцев с того света.

– Ну, говори скорее! – нетерпеливо требовала Шейла. – У нас же есть комната для гостей? Глаза сестер встретились.

– Что случилось с этой девицей? – надменно спросила Трисия.

– Ее избили до полусмерти. В какую комнату ее положить?

– Ты ведь не собираешься нести ее в дом, не правда ли?

Шейла непроизвольно резко выдохнула, еще не веря в услышанное и в то же время вздрагивая от отвращения. Она взглянула на Кена, ища поддержки. Тот еще стоял на пути Кэша, и оба они уничтожали друг друга немигающими взглядами.

– Что происходит с вами обоими? – воскликнула Шейла. – Вы не узнаете ее? Это же Гейла.

– Прекрасно узнаю, – отрезала Трисия.

– Она серьезно больна.

– Значит, ее надо отправить в больницу.

– Она будет лежать здесь.

Шейла обошла Кена и сделала знак Кэшу следовать за ней.

В душе она порадовалась, что у Кэша заняты руки, иначе дело могло бы кончиться серьезной потасовкой.

Стоило только взглянуть в его остановившиеся глаза, чтобы не сомневаться, с каким огромным удовольствием он спустил бы Кена со ступенек.

Шейла пересекла веранду и взялась за ручку двери. Но Трисия опередила ее и прижала дверь спиной.

– Мама в гробу бы перевернулась, если бы узнала, кого ты приводишь в дом.

– Гейла бывала в нашем доме. Много раз. Мы играли с ней, помнишь? Ее мать гладила твою одежду, мыла за тобой посуду, готовила еду, которую ты ела. А Веда была черней, чем Гейла.

– Дело не в расе.

– А в чем?

– Ты вынуждаешь меня говорить грубости. Она – содержанка Джигера Флина! – истерично закричала Трисия.

Шейлу бросило в жар от ярости:

– А кто виноват в этом?

Трисия смутилась, но тут же нашлась:

– Ты, видимо, хочешь приписать это мне?

– А разве это не так?

– Ты готова обвинить меня во всех несчастьях, которые происходят вокруг.

– У меня сейчас нет времени препираться с тобой, – сказала Шейла, теряя последнее терпение. – Это жилой дом, а не святая обитель для праведников. Ни Гейла, ни Кэш не угрожают нашей с тобой нравственности.

Шейла оттолкнула сестру и распахнула дверь перед Кэшем.

У входа стояла миссис Грейвс как последний оплот рухнувшей твердыни.

– В какую комнату лучше поместить больную? – спросила Шейла.

– Такую, как она, – ни в какую.

Домоправительница скрестила руки на своей каменной груди, словно слагая с себя всякую ответственность за происходящее.

– Хорошо. Значит, она займет мою комнату, – спокойно распорядилась Шейла. – А мне, пожалуйста, приготовьте комнату для гостей.

Она побежала вверх по лестнице, но остановилась, обернувшись к миссис Грейвс:

47
{"b":"4634","o":1}