ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это будет последнее поручение, которое я прошу вас исполнить. А затем, будьте любезны, освободите дом от своих личных вещей и своего присутствия. Я выпишу чек, и через час он будет ждать вас на столе в холле.

Она взбежала наверх, опередив Кэша, который тоже поднимался через две ступеньки. Трисия и Кен просто окаменели, провожая Шейлу потрясенными взглядами. Но она даже не оглянулась и, подойдя к своей комнате, распахнула дверь перед Кэшем. Он вошел и положил Гейлу на кровать.

– Я здесь черт знает что натворил, – пробормотал он, отходя в сторону. Вся грудь его была в крови.

– Не беда. Я тоже порядочно натворила в холле, – отозвалась Шейла и склонилась к больной. – Пока я буду ее раздевать, позвони доктору.

– Не надо доктора.

– Что?! – Шейла резко выпрямилась и недоуменно оглянулась на него.

– Ты раздень ее, а я сейчас вернусь. – И он шагнул к двери.

– Постой! – Шейла вскочила, пытаясь удержать его.

Ее пальцы соскользнули с окровавленного рукава его рубашки, но он все равно остановился.

– Ты, по-моему, обещал разыскать доктора. Куда ты идешь?

– Я доктор. Но я должен взять свои медикаменты. Она побледнела.

– Ты с ума сошел. Ей нужна профессиональная помощь. Она может умереть. Это не укус москитов, Кэш. У нее кровотечение, и я не знаю даже…

– Это маточное кровотечение. У нее был выкидыш. Шейла вздрогнула, чувствуя, что пресеклось дыхание, и уставилась на него, словно лишилась дара речи.

– Мне известны эти симптомы. У моей матери было то же самое. Рядом не было никого, чтобы помочь ей. Все пришлось делать мне. Она говорила, что именно. Я знаю, как лечить такие недуги.

Шейла резко повернулась и кинулась к телефону, Но Кэш, подскочив, отнял у нее трубку.

– Ты обещала Гейле.

– Я не имела понятия, что это так серьезно. Она может умереть.

Они уже кричали друг на друга. Он схватил ее за плечи и, сдерживаясь, внушительно сказал:

– Я в силах помочь ей. Доверься мне. – Тряхнул ее и повторил снова:

– Доверься мне.

Несколько мгновений Шейла смотрела ему в глаза. Затем перевела взгляд на Гейлу. Когда она снова поглядела на Кэша, ее взгляд уже не был таким жестким.

Едва шевеля губами, она сказала:

– Если кто-нибудь попытается помешать тебе…

– Это моя забота. Ничто не доставит мне большего удовольствия.

Шейла глядела ему вслед и молила Бога, чтобы ее решение оказалось верным. Затем вернулась к постели больной, над которой нависла смертельная опасность.

Глава 31

До возвращения Кэша Шейла успела обтереть тело Гейлы влажной губкой, а то грязь и засохшая кровь скрывали истинную картину. И с каждым движением губки сочувствие Шейлы к несчастной девушке возрастало, а вместе с этим росло чувство ненависти к Джиге ру Флину. Когда Кэш вошел в комнату, Шейла едва сдерживала слезы.

– У нее все тело в шрамах и синяках, – сказала она.

– Не думаю, что Джигер способен быть нежным любовником.

– Это зверь, которого надо держать под замком.

– Дыши спокойнее. – Он сел на край постели и взглянул в лицо Гейлы. – Как она?

– Кровотечения нет.

– Прекрасно. Каких-нибудь признаков возвращения сознания не подавала?

– Она в сознании. Когда я обтирала ее, она стонала.

Положив ладонь на лоб измученной девушки, Кэш ласково позвал ее:

– Гейла! Очнись, поговори со мной. Мне надо кое о чем спросить тебя.

Она открыла глаза. Взглянула на него, затем – через него – на Шейлу.

– Ты в Бель-Тэр. Ты в безопасности, – тихо прошептала та.

Они увидели, как дрогнули ее порезанные и распухшие губы, затем глаза тихо закрылись.

– Подожди, подожди, не спи, – заторопился Кэш, тормоша ее за плечо. – Я буду лечить тебя, но сначала ответь на мои вопросы.

Она с трудом открыла глаза:

– Да?

Он достал из кармана баночку с целебной мазью. Отогнув простыню, стал наносить какое-то похожее на воск вещество на исцарапанную кожу рук и плеч.

– Какой был срок твоей беременности? Слезы снова полились из ее глаз, и лицо опять исказилось страхом и страданием.

– Я не смогла носить ребенка от него. Это дьявол, а не человек. Такому грех иметь детей.

– Ребенка больше нет. – Он сжал ее руку. – Как долго ты была беременна? Прежде чем началось кровотечение?

– Шесть или восемь недель. Я принимала лекарство, которое вы мне послали.

– Лекарство! – изумленно вскрикнула Шейла, обернувшись к нему. – Ты знал об этом раньше?

Он подал ей знак, чтобы она замолчала. Гейла продолжала говорить слабым, отсутствующим голосом:

– Джигер сказал, что это снадобье живо подымет меня на ноги.

Но Шейла не могла молчать:

– Ты дал этому негодяю лекарство для нее? Он помолчал немного.

– Ты общаешься с ним? – в изумлении спросила Шейла.

Кэш повернул к ней голову:

– Да. Он пришел ко мне, сказал, что у Гейлы кровотечение, что у нее был выкидыш. Что я должен был делать? Выгнать его?

– Ты должен был сказать мне.

– И что бы ты стала делать? Вмешиваться в чужие, непонятные тебе дела? Или снова обстреляла бы его дом, чтобы он мочился в штаны каждый раз, когда услышит твое имя?

Она промолчала, чтобы не устраивать ссору.

– Кроме того, все это случилось, когда Коттон был очень плох. Почти не было надежды, что он выкарабкается. У тебя и так крыша в то время поехала, не хватало только новых забот.

Он вернулся к своей работе. На груди Гейлы сбоку был круглый алый след.

– Сигаретный ожог, – тихо сказал Кэш, смазывая его мазью.

Гейла поморщилась, вспоминая пережитое. Кэш снова обратился к ней:

– Почему произошел выкидыш?

– Я сделала это сама. А потом стала сильно течь кровь.

– Господи, – простонал Кэш.

Шейла зажала себе рот обеими руками так сильно, что губы занемели.

– Я не хотела от него ребенка. – Голос Гейлы осип от слез и боли. – Теперь я проклята навеки, я убила его. Бог отправит меня в ад.

Она впала в истерику. Нагнувшись к ней, Кэш с силой прижал ее плечи к подушке.

– Нет, Гейла. Ты не будешь в аду. Ты не грешница, а жертва чужого греха. Скажи, мое лекарство помогло тебе?

– Да. Благодарю вас, мистер Будро. Я думала, что умру, пока Джигер не принес его. Я делала все, как вы велели, и использовала все, что было. Мне стало лучше, но потом…

Она в тревоге огляделась по сторонам, словно свидетельствовала на суде против человека, который поклялся убить ее на месте, если она скажет правду.

– Что было потом, Гейла? – ласково торопил ее Кэш, протирая ваткой с перекисью водорода рану на плече.

Девушка взглянула на Шейлу. Темные глаза туманились слезами раскаяния.

– Он велел мне ехать к одному джентльмену, – почти беззвучно произнесла она. – Я отказывалась. Говорила, что мне нельзя, я еще не поправилась, но… – Она снова спрятала лицо в подушку. – Этот мужчина заплатил за меня сто долларов. Джигер заставил меня ехать.

Кэш взглянул на Шейлу. Она только качала головой, отказываясь верить. От рассказа Гейлы веяло средневековым рабством. Трудно поверить, что это происходило во второй половине двадцатого века. Но это было именно так.

– И что же, в тот вечер этот человек взял тебя? – спросил Кэш.

Девушка кивнула. Кэш тихо выругался.

– Почему Джигер избил тебя сегодня?

– Он снова заставлял меня идти, а я отказалась. Сказала, что мне плохо, у меня опять пошла кровь. Но он не хотел отдавать назад деньги.

– Это был тот же самый?

– Наверное. Я видела его машину.

– Скажи поточнее, что случилось сегодня?

– Я все не шла и не шла. Джентльмену надоело ждать, и он уехал. И тогда Джигер выпорол меня проводом от электробритвы. А это он сделал кулаком. – Она тронула пальцем рассеченную губу. – Вернее, цепью, он всегда носит ее на руке.

Кэш обозвал Джигера грязным словом, и Шейла подумала, что иначе его не назовешь.

– Он запер меня в сарае, пока я не передумаю. – У нее задрожали губы. – Так он меня еще ни разу не бил. В следующий раз – убьет, я уверена. Мне пришлось убежать, пока еще была возможность. Когда он найдет меня, сразу убьет.

48
{"b":"4634","o":1}