ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее лицо снова исказилось ужасом. Шейла уверенно положила руку ей на плечо:

– Он не сможет и пальцем тебя тронуть, пока ты здесь. Тебе совершенно нечего бояться. Но Гейла не была столь уверена в этом.

– А ты не будешь презирать меня, Шейла, зато, что я так жила?

– Конечно, нет. Ты стала жертвой негодяев.

– Мама не могла работать. Она заболела. Надо было кормить ее, покупать лекарства. Я не смогла найти работу. Меня взяли только в пивной бар, буфетчицей. Мама убила бы меня, если бы узнала, где и кем работаю. Я сказала, что устроилась уборщицей.

Она облизнула губы и натянула на себя край простыни, который Кэш откинул, чтобы осмотреть ее.

– Первый мужчина дал мне пятьдесят долларов, поэтому я согласилась. А потом я очень плакала. Из-за Джимми Дона. Я знала, что он возненавидит меня, когда узнает. Я поклялась, что больше не стану.

– Я знаю, знаю. Ты вовсе не должна никому об этом рассказывать.

– Но те пятьдесят долларов быстро кончились. Нужно было на что-то жить. – Ее плечи затряслись от беззвучных рыданий. – Я встретилась с другим мужчиной. А потом еще… Джигер знакомил меня с ними.

– Гейла, ты не на исповеди, успокойся, никто не заставляет тебя вспоминать это, – прервал Кэш. Подсунув руки ей под плечи, он слегка покачивал ее, словно ребенка. Затем обратился к Шейле:

– Мне надо осмотреть ее. Принеси ей попить. Чаю или чего-нибудь еще.

Кэш снова накрыл спящую Гейлу простыней. Шейла вопросительно взглянула на него.

– Опасности для жизни нет. Хотя один Бог знает, как ей удалось так легко отделаться.

Он взъерошил свои и без того взлохмаченные волосы.

– Я не хочу вдаваться в подробности, но можешь мне поверить, она чудом не умерла от потери крови. Пусть полежит несколько дней. Все будет нормально.

– А что с лицом?

– Кости целы. Когда опухоль и синяки пройдут, она будет такая же хорошенькая, как и прежде. Все заживет бесследно.

– После того, что ей пришлось пережить? Я сомневаюсь, что она когда-нибудь станет совсем здоровой. – Шейла указала на поднос. – Я принесла чаю.

Кэш снова открыл свой саквояж и вынул небольшой флакон. Отвинтив пробку, капнул несколько капель в чай.

– Это что? – спросила Шейла.

– Снотворное. Это древний рецепт, передаваемый из поколения в поколение акадских знахарей. Гейла проспит после него несколько часов.

Он подложил под голову Гейлы ладонь, приподнял подушки и поднес к жирным от мази губам чашку из китайского фарфора.

– Гейла, выпей это. Ты будешь чувствовать себя так, словно летишь в нирвану.

Гейла глотнула крепкий, приправленный чудесным снадобьем чай. Затем взглянула на Шейлу:

– Почему вы все это делаете для меня?

– Дурацкий вопрос, Гейла. Я любила твою маму. И люблю тебя.

– Я не достойна ничьей любви, – убежденно сказала девушка. – Даже господней.

Кэш поставил пустую чашку на полочку.

– Знаешь, Гейла, я уверен, что бог никогда не бьет человека так больно, как это делают люди.

Гейлу, видимо, успокоила эта мысль, хотя и далекая от привычной религиозной морали. Ее глаза закрылись, а через мгновение все тело обмякло.

– Уснула, – вставая, сказал Кэш. Шейла внимательно посмотрела на него, впервые заметив, какой у него усталый вид.

– Кэш, я не знаю, как благодарить тебя.

– Брось. Я делал это вовсе не ради тебя.

– Да, но…

Внезапный стук в дверь прервал ее. Шейла молчала, не зная, как быть. Кэш почуял неладное.

– Кто там? – спросил он.

– Помощник шерифа Уолкер.

Кэш невнятно пробормотал ругательство.

– Секунду! – крикнул он.

Он поймал Шейлу за шею и привлек к себе, звучно поцеловал, облизав ее губы, так что они стали красными, влажными и блестящими. Потерся щетинистым подбородком о ее шею, расстегнул две верхние пуговицы ее блузки и, засунув руку ей за пазуху, спустил с плеча бретельку лифчика.

– Делай вид, что мы лежали в постели, – прошептал он.

– Какого дьявола тебе здесь надо, Уолкер?! Что за дела, черт тебя побери?!

Помощник шерифа Уолкер отскочил в сторону, кляня свою собачью должность, когда Кэш в раздражении толчком открыл дверь.

Шериф Пэтаут устроил бы ему разгон, если бы он не отреагировал на вызов из Бель-Тэр. Но, черт возьми, у него совершенно нет желания связываться с Будро. Тем более что тот, видимо, порядочно зол. От него вообще лучше держаться подальше в любой день недели. А уж если попадешься в понедельник, рискуешь получить нож между ребер. Но все-таки его должность требует разобрать поступившую жалобу.

Кэш оперся о притолоку, загораживая узкий проход. Помощник шерифа оглядел его, стараясь сохранять твердый, официальный тон, а это не так просто для человека, который бреется еще не каждый день.

– Привет, Кэш. Мисс Шейла. – Он дотронулся рукой до шляпы в знак приветствия, заметив ее за спиной Будро. Она ошеломленно смотрела на него, и яркий румянец горел на ее щеках. Дьявол Будро! Его способность раздвигать самые неприступные женские ножки стала притчей во языцех. – Ко мне поступила жалоба, что имеет место насильственное вторжение в частный дом. Так ли это?

– Вторжение? – Кэш выпучил глаза и выругался. – Что он несет, этот олух? Может, это про Гейлу? У нее небольшая неприятность. Споткнулась и упала. Поцарапалась. Ерунда, я пострадал гораздо больше.

– Каким образом? Что здесь происходит, Кэш?

– Ну… – размеренно произнес Кэш и оглянулся на Шейлу. – Так вам все и расскажи.

Помощник шерифа откашлялся и с важностью сказал:

– Именно так. Расскажи все как есть. Взглянув на него с высоты своего роста, Кэш снова со злостью выругался.

– Хорошо. У нас с Шейлой был небольшой пикник в лесу.

Он кивнул, указывая подбородком на полбутылки шампанского, стоящей на столике за его спиной.

– Не успел я запустить зубы в жареного цыпленка… Ты понимаешь, о чем я говорю?

Уолкер с трудом проглотил слюну и кивнул.

– Так вот, я как раз за него принялся, когда с холма свалилась одна из девчонок Джигера. Уолкер хихикнул.

– Ну вот. Я понятия не имел ни о чем таком. Я хотел продолжать наш пикник. – Он нахмурился. – Я забыл, что Шейла была в детстве знакома с Гейлой. Она испугалась за ее здоровье и попросила меня помочь перевезти Гейлу сюда. Я так и сделал. Она спит, но если ты хочешь взглянуть… – Он отошел в сторону и махнул рукой, приглашая войти.

Помощник шерифа взглянул на постель, где действительно спала мирным сном девчонка Джигера. Он взглянул на Шейлу и покраснел до мочек ушей. Она выглядела так, словно была главным лакомством на пикнике Кэша Будро. Ее одежда и волосы были в беспорядке. Глаза были смущенные и виноватые оттого, что ее застали в компании Будро. Переминаясь с ноги на ногу, подняв руки к расстегнутому вороту блузки, она нервно теребила пуговки, тщетно пытаясь застегнуть их. Глазу открывалась волнующая ложбинка.

Ему хотелось рассмотреть поближе, но этот черт Будро, как видно, был здорово недоволен, что кто-то глазеет на его очередную пассию. К таким вещам он очень чувствителен.

– Все в порядке, Кэш. Нет нужды заходить. – Уолкер направился было к лестнице, но остановился. – Только… мистер Хоуэл сказал, что это касается Джигера Флина.

– Джигера? Ты видела где-нибудь поблизости Джигера, Шейла? – спросил он, полуобернувшись.

– Нет. – Она смущенно пригладила ладонью растрепанные волосы. – Я его не видела. Кэш пожал плечами:

– Все, что мы видели, это Гейла, скатившаяся с холма, словно бочонок.

– Что она делала в лесу одна?

– Я что, должен и это знать?

– Ну…

– Ну, а если это все, завязывай с этим делом. У нас много других, более интересных занятий. – Он нагнулся к Уолкеру и прошептал:

– Будь человеком, Уолкер! Мне сегодня все мешают. Я уже начинаю бояться, что день так и пройдет впустую.

Уолкер хохотнул и ткнул Кэша в ребро.

– Понимаю, старик.

– Тогда уйди отсюда. Нарочито громко Уолкер сказал:

49
{"b":"4634","o":1}