A
A
1
2
3
...
49
50
51
...
78

– Я вижу, мне нет необходимости вмешиваться в ваши дела. Прошу прощения за беспокойство. Он по-свойски подмигнул Кэшу.

– Мисс Шейла, мэм, – притронувшись к шляпе, он направился к лестнице.

Внезапно Шейла воскликнула, удивив его:

– Позвольте, я провожу вас, мистер Уолкер.

Она пошла рядом с ним вниз по ступеням. Уолкер подумал, что это и есть истинный аристократизм. Леди остается леди, даже если ее застанут без панталон. Он с интересом осматривался, идя рядом с ней. Кажется, сегодня он неплохо справился со своими обязанностями. С Будро они расстались в самых дружеских отношениях. К тому же удалось побывать в таинственном замке Бель-Тэр. Надо все хорошо разглядеть – жена будет приставать с вопросами. Как выглядит то, да с какой стороны это? Черт! Он забыл, какого цвета комната мисс Шейлы Крэндол! А, ладно, что-нибудь придумает. Все равно жена никогда не узнает, как там на самом деле.

Когда они проходили через гостиную, возникла некоторая напряженность – Кен и Трисия вопросительно смотрели на них, расположившись под аркой.

– Ну как? – спросил Кен, выходя в холл.

– Мы с Кэшем все объяснили помощнику шерифа Уолкеру. Он согласился, что Гейлу лучше оставить здесь, – вежливо объяснила Шейла, открывая дверь для Уолкера. – Спасибо, что проведали.

Дверь захлопнулась за Уолкером раньше, чем он сообразил, что же все-таки произошло. Шейла подошла к Хоуэлам. У обоих был такой вид, словно они готовы как следует отдубасить ее. Но она не успела что-либо сказать, ее внимание привлек Кэш. Он быстро спустился, изредка касаясь рукою перил. Лица Хоуэлов выразили единодушную ненависть, которая разгоралась по мере его приближения.

– Я не потерплю, чтобы эта черная потаскушка спала под крышей моего дома, – начала Трисия.

– У тебя нет иного выхода, – спокойно ответила Шейла. – Гейла будет находиться здесь столько, сколько захочет. Когда у меня будет возможность обсудить этот вопрос с Коттоном, он одобрит мое решение, в этом я не сомневаюсь!

Чувствуя, как ей все это надоело, она заставила себя твердо взглянуть на каждого из них.

Кен сдался:

– А что ты думаешь делать с ним? Тоже пригласишь его ночевать у нас?

– Благодарю. Но у меня иные планы, – вежливо сказал Кэш, однако язвительная улыбка ясно говорила о его чувствах.

– Извините, – снисходительно сказала ему Трисия и двинулась вверх по лестнице, бросив на него высокомерный взгляд.

Кен направился вслед за женой. Но его последние слова были далеко не такими вежливыми:

– Ты об этом еще пожалеешь, Будро.

– Не думаю.

Через минуту звук захлопнувшейся двери их спальни разнесся по всему дому. Шейла облегченно вздохнула:

– Скоро я стану настолько непопулярна в этом доме, что все мои поступки будут приниматься в штыки.

– Тебе это важно?

– Нет, пока мне это не мешает поступать по-своему.

Она смущенно стояла перед ним, не зная, куда девать руки. Не так трудно было противостоять единому фронту Хоуэлов, как выдержать пристальный взгляд Кэша, особенно после того, что он наговорил Уолкеру. Ей казалось, что ее губы горят огнем. Она не смотрелась в зеркало, но не сомневалась, что выглядит нормально. Самое большее, можно заподозрить, что ее крепко целовали. Хотя от этого она, конечно, сильно проигрывала в глазах Трисии и Кена.

– Я не хочу быть в долгу у тебя, – искренне сказала она.

– Чем же ты отплатишь мне?

– А чего бы ты хотел?

– Ты прекрасно знаешь, чего я хочу, – прорычал он. – Но в настоящий момент один стакан виски покроет все твои долги.

– Тогда пойдем.

Она направилась в гостиную. Он остановился на пороге комнаты со стенами, обтянутыми желтым шелком. Обернувшись, Шейла с удивлением наблюдала за ним.

– Кэш! Мы идем?

– Qui, – рассеянно ответил он и, вздохнув, прошептал:

– Для тебя, maman.

Шейла подошла к буфету, который служил баром, достала графин бурбона и два стакана.

– Лед? Содовая?

Он не отвечал, и, обернувшись снова, она заметила напряженное внимание, с каким он осматривал каждый предмет в комнате.

– Ты впервые в Бель-Тэр, да?

– Да, – выразительно сказал он. – Красиво.

– Большая часть обстановки и отделки заменена. Союзная армия не особенно церемонилась с этим домом. Когда они уходили, то сожгли все, что не смогли унести. Из старинных вещей здесь только ковер и часы на каминной полке. Предприимчивый Лорент в свое время припрятал их.

– А это кто?

Он взглянул на масляный портрет над мраморной каминной доской.

– Прабабушка Мэйси.

Кэш долго вглядывался в хрупкую, бледную женщину, изображенную на портрете.

– Недурна. Не сказать, чтобы красавица, но недурна.

– Ты всегда судишь только с одной точки зрения – секса.

Он перевел взгляд на Шейлу, на ее волосы, лицо, фигуру.

– И твой портрет будет когда-нибудь здесь висеть? А пара потомков будут обсуждать твои достоинства и недостатки?

– Сомневаюсь, что когда-нибудь будет написан мой портрет маслом. А если даже и будет, то у меня нет права вешать его здесь.

– Почему?

– Я не Лорент. Я живу в Бель-Тэр по счастливой случайности.

Он напряженно всматривался ей в лицо. Затем резко убрал руку.

– Я пошел. Гейла поправится через несколько дней. Я оставил немножко мази на столике у кровати. Будешь мазать царапины и порезы дважды в день.

– Ты думаешь, Джигер явится за ней?

– Не исключено, будь осторожна.

Он уже подошел к выходной двери, когда Шейла догнала его. Она не могла понять, почему он так внезапно прервал разговор и уходит. Сама того не сознавая, она была разочарована.

– Ты утром зайдешь в контору? Он покачал головой:

– Я сразу поеду на участок, помечу деревья. Пора за работу, ты не забыла?

– Ты знаешь, забыла. Столько всего произошло с тех пор, как мы были у Джо-младшего.

Она вышла вслед за ним на веранду, безотчетно отказываясь отпустить его.

– Кэш…

Он обернулся.

– А все, что ты наврал помощнику шерифа…

– Но это не совсем вранье, правда?

– Не понимаю, почему ты не сказал Уолкеру что-нибудь другое?

– Нужно было, чтобы он переключил все свое внимание на нас и забыл про Гейлу.

– Ты врал только по этой причине?

– Qui.

Она облизала губы. Они все еще хранили его вкус.

– Ты всегда врешь с такой легкостью? Он шагнул во мрак и растворился в нем.

– Всегда, – раздалось из темноты.

Глава 32

– Ты, видимо, ждешь, что я начну бегать по ее поручениям.

– Наоборот, Трисия. Я бы хотела, чтобы ты забыла про нее.

– Отлично. Именно так я и собираюсь поступить. Сестры разговаривали в холле. Шейла уже оделась и готовилась к отъезду на работу. Она только что поговорила по телефону с Коттоном, пообещала заехать ближе к вечеру с полным отчетом о визите к Эндикоту.

– Гейла только попила чаю и снова уснула, – сказала Шейла. – Я думаю, она проспит почти весь день. Я оставила ей записку с моим телефоном, если ей что-нибудь понадобится.

– Сегодня утром миссис Грейвс ушла.

– Очень рада. Хоть одной проблемой меньше.

– Не жди, что я стану заниматься хозяйством. Этот дом скорее сгниет и рухнет, чем я стану следить за ним.

– Я сегодня же поищу другую домоправительницу.

– А я тем временем должна умереть от грязи и голода?

– А ты тем временем позаботься о себе сама, – потеряв терпение, отрезала Шейла. Трисия сузила глаза.

– Я не позволю отдавать мне приказания, как ты поступаешь здесь со всеми, не исключая моего мужа. Прекрати это раз и навсегда! Шейла! Слышишь, что я тебе говорю?!

– Ради Бога, Трисия, сбавь на полтона. Думаю, что не только здесь, но и в соседнем округе тебя слышат.

– Я имею полное право кричать. Ты привела в мой дом ублюдка, белую шваль и черномазую шлюху.

Шейла шагнула к ней, вскинув руку для удара. Может быть, Трисия получила бы пощечину, если бы не зазвонил телефон. Шейла отвлеклась от сестры и подняла трубку.

50
{"b":"4634","o":1}