ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Просят Кена.

Положив трубку на столик, она взяла сумочку и, чтобы не поддаться искушению придушить сестру, поспешно вышла.

Кен поднял трубку у себя в спальне.

– Алло?

– Привет, Кении!

Пот градом покатился по его лицу.

– Трисия, я взял трубку.

Он помолчал, чтобы убедиться, что жена положила трубку на аппарат в холле, и только после этого ответил:

– Какого дьявола ты звонишь сюда? Я, по-моему, просил не звонить мне домой.

– Ты, дерьмо! Если бы твои слова хоть чего-нибудь стоили, я бы уже получил мои деньги, ведь так? Меня блевать тянет, когда меня обманывают.

– Я просил немного подождать. Кен плюхнулся на неприбранную постель, потирая заломивший лоб.

– И я, как идиот, согласился. А где теперь мои деньги? Их нет.

– Я отдам.

– Завтра.

– Но…

– Завтра!

В трубке раздались гудки. Прежде чем опустить ее, Кен долго слушал прерывистые звуки, пребывая в полной прострации.

– Можно?

Прижимая трубку щекой к плечу, Шейла кивнула Кену, чтобы он входил и располагался. Он прикрыл за собой дверь конторы, которая была недавно выкрашена снаружи. Но он этого, видимо, не заметил.

– Это будет прекрасно, миссис Дан, – сказала в трубку Шейла и улыбнулась Кену. – Да, это просто судьба. И я буду спокойна за завтрашний день… Тогда сегодня после обеда, хорошо? Да-да, до свидания. Она повесила трубку и радостно заговорила:

– Такая удача! Миссис Дан была поваром в школьной столовой, и у нее хорошие рекомендации. Несколько лет назад ей пришлось оставить работу из-за болезни мужа. Когда он умер, она подала заявку в агентство в Новом Орлеане, которое учитывает желающих найти работу по ведению домашнего хозяйства. Я позвонила туда, и мне дали ее телефон. Удивительное совпадение, правда? Ей даже не надо менять место жительства. А мне можно больше об этом не думать. Она даже согласилась ухаживать за папой. – Шейла замолчала, улыбаясь во весь рот. – Ну, что ты об этом думаешь?

– Не будет ли ее стряпня иметь привкус школьной столовой?

– Хуже, чем готовила миссис Грейвс, ничего быть не может. – Шейла передернула плечами. – Где только Трисия нашла такую мумию?

– Откуда я знаю? Это ее забота, – ответил он, устраиваясь поудобнее.

– Почему ты не вмешался, когда она выгнала Веду, Кен?

– Это тоже не моя забота, – сразу окрысился он. – В отличие от тебя, мое детство прошло не у нее на коленях. Для меня она была просто кухарка, каких тысячи.

– А для меня она была членом семьи, – с болью произнесла Шейла. И чтобы отвлечься от тяжелых воспоминаний, она спросила:

– А ты зачем пришел?

Она только теперь заметила, что он избегает ее взгляда и нервничает, словно школьник перед экзаменом.

– На самом деле я пришел сюда по личному делу. Шейла вздохнула и встала с кресла:

– Если насчет Гейлы, то свое слово я уже сказала.

– Нет, я хотел поговорить совсем о другом. Она присела на край стола, скрестив ноги.

– Тогда о чем?

– О деньгах. – Он наконец отважился взглянуть ей в лицо. – Мне нужны деньги.

– По-моему, сейчас это наша общая нужда, – слегка улыбнулась она.

Он тоже попытался улыбнуться, но как-то неопределенно и мимолетно.

– Я имею в виду – сейчас, немедленно. Его лицо стало очень серьезным, не оставляющим повода для шуток. Шейла спросила в тон ему:

– Сколько, Кен?

Он приподнялся на стуле и прочистил горло:

– Десять кусков.

– Десять тысяч долларов? – Она даже не пыталась скрыть свой ужас. – Кругленькая сумма.

И снова его улыбка увяла, не успев появиться.

– Не подумай чего-нибудь дурного, но это страшно важно, Шейла! Иначе я не ползал бы тут, выклянчивая подачку, как нищий. Поверь, тебе лучше не знать, для чего мне нужны деньги. Притом я же прошу взаймы. Я обещаю вернуть.

– Мне ни к чему твои обещания и объяснения. Раз тебе нужны деньги, значит, они тебе нужны.

– Так ты дашь мне взаймы?

– Я бы рада, но не могу.

– Не можешь?

– У меня их нет.

– У тебя… нет?

Он повторял каждую ее фразу бесцветным голосом, и это безмерно раздражало. Но она старалась не терять выдержки.

– Я буду едва сводить концы с концами, прежде чем получу мой следующий чек.

В каком-то оцепенении Кен провел рукой по волосам.

– Какой еще следующий чек?

– Деньги, полученные мной от мамы, я передала доверенному лицу. Первого числа каждого месяца мой лондонский адвокат перечисляет мне проценты. Я ни разу не трогала основной капитал и сделаю это только в случае крайней необходимости.

– То есть ты не можешь пользоваться своими деньгами, даже если захочешь?

– Я могу, но, если я возьму крупную сумму, мне придется платить штраф и потом возместить ее. Кроме того, если «Крэндол Логинг» не выберется из прорыва и не сможет выплатить заем, мне придется взять часть наследства в качестве залога для нового кредита. Поэтому я не хочу сейчас трогать капитал.

Кен начал бесцельно ходить из угла в угол. Он выглядел как человек, зашедший в тупик. Шейла с сочувствием следила за ним.

– Я думаю, ты можешь оформить себе ссуду в банке.

– Мой босс не хочет давать мне под залог моего наследства, потому что я не имею права трогать его, пока мне не исполнится сорок лет. А больше мне нечего представить в залог.

– А Трисия? Он махнул рукой.

– Она потратила деньги матери несколько лет назад, с тех пор перебивается тем, что выпросит у Коттона или у меня из моей жалкой зарплаты.

– Когда дело снова встанет на твердые рельсы, я позабочусь о том, чтобы ты получил достойное повышение.

– Тогда это не будет иметь для меня никакого значения, Шейла! – закричал он.

Но, заметив ошеломленное выражение ее лица, подошел к ней и сжал ее плечи.

– Прости меня. Я не хотел кричать на тебя.

– Кен, ты меня пугаешь. Неужели у тебя такое отчаянное положение?

Ее сочувствие насторожило его. Он не хотел, чтобы она узнала слишком много. Заставив себя улыбнуться, он сказал:

– Ну не настолько отчаянное, чтобы еще и ты начинала волноваться. – Он провел пальцем по ее лбу, разглаживая морщину беспокойства. – Как-нибудь обойдется. Что-нибудь придумаю.

Его палец не остановился, спускаясь все ниже, гладя щеку, канавку под нижней губой, округлый подбородок.

– Ты такая красивая. И такая сильная. – Из его груди вырвался вздох обожания. – Господи, Шейла, если бы ты только знала, какое очарование от тебя исходит. По-моему, даже воздух потрескивает, когда ты входишь в комнату.

Шейла отвернулась.

– Не надо, Кен. Я уже много раз просила, чтобы ты не дотрагивался до меня.

– Ты знаешь, что я все еще хочу тебя. И я знаю, что ты все еще хочешь меня.

Шагнув к ней, он сильно обнял ее. Она попыталась оттолкнуть его, но он только крепче сжал руки.

– Нет, Кен.

– Почему нет, Шейла? Мы совсем одни.

– Не совсем.

Насмешливый посторонний голос заставил их мгновенно разойтись в разные стороны.

Прислонясь к дверному косяку, на пороге стоял Кэш Будро.

– Мне жаль нарушать столь нежную сцену, но мне необходимо поговорить с тобой, мисс Шейла.

Стараясь выглядеть спокойной, хотя и сомневаясь, что ей это удается, она сказала:

– Заходи, Кэш. Кен как раз собирался уходить. У Кена отвисла челюсть:

– Ты отсылаешь меня, чтобы поговорить с ним? Она решила, что потом извинится перед Кеном.

– У меня с Кэшем деловой разговор. А наши с тобой проблемы вполне можно решить в другое время. Его взгляд загорелся бешеной ненавистью.

– Конечно, можно, – коротко сказал он и, выходя, задел Кэша плечом.

Кэш подождал, пока автомобиль Кена не скрылся за мостом и пыль не улеглась. Затем повернулся к Шейле:

– Так это и есть та работа, за которую он в последнее время получает жалованье, – поддерживает гормональное равновесие хозяйки?

– То, чем мы с Кеном занимались здесь, останется между ним и мной.

51
{"b":"4634","o":1}