ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нагнувшись к нему, она поправила подушку, поцеловала в лоб и выключила лампу. Но не успела сделать и шагу, как он поймал ее за руку.

– Будь осторожна, Шейла, чтобы твоя доброта не принесла тебе вреда, – предостерег он.

– Не понимаю?

– Жизненный опыт научил меня, что люди очень любят кусать руку, которая их кормит. Это дает им возможность не чувствовать себя обязанными, уж такова человеческая натура. И тебе не изменить ее. – Он погрозил ей пальцем. – Будь начеку, как бы кто не принял твою доброту и щедрость за слабохарактерность. Люди любят повторять, что их восхищает чувствительность. На самом деле они ее презирают. – Я учту это.

Коттон жил по волчьим законам и так же рассуждал. Шейле хотелось, снисходительно улыбнувшись, ответить «да, сэр» и тут же забыть его совет как брюзжание старика. Но неожиданно ее мысли приняли иной оборот. И, выйдя на веранду через заднюю дверь, она уже почти не сомневалась: все рассуждения Коттона сводились к одному – к Кэшу Будро. Он упорно хотел вывести разговор на эту тему.

Она все еще ни разу не упомянула ни об участии Кэша в делах компании, ни о том, насколько она зависит от него. Такой оборот дела пришелся бы не по нраву Коттону. А то, что его может раздражать, она не должна сообщать ему. Осторожность, с которой она избегала малейшего упоминания о Будро в разговоре, не могла не броситься ему в глаза, он слишком умен для этого. Он всегда умел из разрозненных сведений составить целостную картину. Конечно, он знает, что Кэш руководит работой лесорубов. Он, без сомнения, не одобрял этого, но понимал, что опыт и знания Кэша необходимы для успеха предприятия.

И скорее всего он подозревал, но, видимо, боялся узнать о личных отношениях Шейлы с Кэшем. Он слишком хорошо изучил Будро, чтобы не испытывать глубокой тревоги.

Что же касается Шейлы, то ее тревога перешла уже всякие границы. Она была сбита с толку, испугана своими чувствами к Кэшу. Ее терзало ненасытное желание быть рядом с ним. Она только и думала, что о будущих поцелуях и их неутолимой страсти. Только рядом с ним она чувствовала себя живой. Без него она умирала.

Кэш услышал, как старая доска крыльца скрипнула под чьими-то шагами. Отложив журнал, он на всякий случай вытащил нож из специального кожаного кармашка сзади. Прижимаясь к стене, он стал бесшумно пробираться в переднюю часть дома. Входная дверь была приоткрыта. Насекомые с гудением кидались на сетку. Больше не было слышно ни звука. Но это ничего не значило. Безошибочное чутье десантника говорило ему, что на крыльце кто-то есть.

Бросившись вперед, он распахнул дверь и очутился на крыльце. К стене прижимался человек. Плечо Кэша ударило его в солнечное сплетение. Тот согнулся, а Кэш мгновенно приставил к его пупку кончик ножа.

– Господи, Кэш, – в страхе произнес пришедший. – Это же я.

Адреналин перестал выделяться в кровь Кэша, мозг отдал команду руке не вонзать ножа. Он выпрямился в полный рост и убрал нож.

– Черт бы тебя побрал, я же едва не выпустил тебе кишки! Какого дьявола ты тут подкрадываешься и вынюхиваешь?

– Мне казалось, что именно для этого ты меня и нанял – подкрадываться и вынюхивать.

Кэш улыбнулся и хлопнул приятеля по плечу.

– Верно. Но со мной будь осторожнее. Выпить хочешь, mon ami?

– Не откажусь, черт бы тебя побрал!

Они вошли в дом. Кэш налил два крепких бурбона.

– Как дела?

– Все, как ты говорил. – Он поставил пустой стакан и широко улыбнулся, обнажая белые зубы. – Никто не догадается, что я там был.

Глава 37

– Что это тебя так забавляет? – спросила Рода Гилберт мужа, сидевшего у противоположного конца стола. Она положила вилку на тарелку и потянулась за бокалом с вином.

– Извини, дорогая. Я как раз хотел поделиться с тобой забавной шуткой. – Он запил последний, довольно безвкусный кусок хорошим глотком тепловатого белого вина. Вино тоже, разумеется, было малокалорийным и некрепким. – Не слыхала последней городской новости?

– Ну выкладывай. Жду, затаив дыхание.

– Джигер Флин обзавелся новым домашним животным. На этот раз змеей.

– Ну молодец!

Дейл откинулся на спинку стула.

– Понимаешь, это не просто змея. Гремучая! Такая жуткая тварь.

– И ты что, ходил смотреть змею Джигера Флина?

– Не хотелось быть единственным в городе человеком, который не видел ее. – Он хохотнул. – Эту новость ведь теперь все обсуждают.

– Что ж, достойный показатель интеллектуального уровня нашего общества.

– Ладно уж тебе ехидничать. Змея в самом деле замечательная. Но все это довольно таинственная история. Ее кто-то ему подбросил.

– И он не знает, кто ее мог подбросить?

– Говорит, что понятия не имеет. Ну, Джигер соврет и глазом не моргнет, сама знаешь. И все-таки, – сказал Дейл, вспомнив неподдельный страх Джигера, когда тот показывал ему свое ценное приобретение, – все-таки… я не думаю, что это его очередная затея ради денег.

– Почему ты так решил?

– Я сам не уверен, но похоже, что эта змея каким-то образом задела его за живое.

– В каком смысле?

– В психологическом. – Дейл наклонился к ней и сказал тихо:

– Мне кажется, что кто-то это сделал умышленно.

– Не иначе как привидения. У-у-у-у-у! – завыла она страшенным голосом, Дейл проигнорировал сарказм своей жены. На лице его появилось выражение раздумья, словно он решал сложную задачу.

– Кто бы ни подбросил эту погремушку Джигеру, его явно хотели деморализовать. О господи, эта гадина способна любому сдвинуть мозги. Ее слышно за двести метров, представляешь? В жизни не слыхал такого жуткого звука. Бр-р-р!

Пальцы Роды, унизанные перстнями, машинально скользили вдоль ножки бокала. Глаза холодно посмотрели на мужа.

– Короче, ты понятия не имеешь, что за этим кроется?

– Я? – удивленно переспросил Дейл. – Нет. Откуда я могу знать? – Он усмехнулся, глядя на ее скептическую гримасу. – У меня нет абсолютно никаких соображений насчет Джигера.

Рода отпила глоток вина.

– А если бы что-то и было, ты не стал бы со мною делиться.

– Почему ты так думаешь?

– Ты ужасно нудный, вот почему. Дейл нахмурился, посмотрев на нее. Выпивка не поднимала ей настроения, скорее наоборот.

– Послушай, какая муха тебя укусила? Что тебе неймется в последнюю неделю? С тобой стало невозможно общаться.

– У меня много чего на уме.

– Ну разумеется, и особенно вопрос о том, кто станет… очередным любовником.

Он отодвинулся от стола, поднялся и решительно вышел вон, раньше чем Рода успела опомниться. Она ловко выбралась из-за стола и поспешила следом за ним. Дейл спокойно раскуривал трубку в своем кабинете. Прежде чем он успел это сделать, она схватила его за руку.

– Это о каком любовнике ты тут говорил? Дейл освободил руку, прикурил от спички, помахал ею, аккуратно положил в пепельницу и только после этого ответил:

– Да об этом весь город болтает. Твой самый последний жеребец сошелся с этой Крэндол. Видишь, как тебе не повезло, Рода?

– Что это значит?

– Сошелся? Это когда…

Она стукнула его кулаком по груди.

– Прекрати! Ты знаешь, что я имею в виду! Что это значит для нас? Для твоих планов перехватить Бель-Тэр?

На ее удар кулаком он ответил гневным взглядом. Однако взял себя в руки и хладнокровно затянулся трубкой.

– Их любовная интрижка мне как раз на руку. Он может ее трахать, но там есть и кое-какие скрытые мотивы. Между ним и Крэндолами – подспудная ненависть. Я так думаю, что связана она с его мамашей.

У Роды моментально поднялось настроение. Уж у нее-то были все основания желать, чтобы Кэш и Шейла влипли в историю. Дейл прав, что весь город знает об их романе. Рода сама об этом слышала на встрече друзей книги. А разболтала все собственная сестрица Шейлы. Трисия Хоуэл буквально приковала к себе всеобщее внимание – уж так изваляла свою сестрицу в грязи!

Да, спектакль она разыграла неплохой. Выдавала скандальную информацию по крохам, добиваясь, чтобы любопытные кумушки вытягивали из нее подробности. Как только слухи и сплетни стали достоянием всех, она же и заявила:

60
{"b":"4634","o":1}