ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– В Бель-Тэр все возмущены. До чего же грязный тип этот Кэш. Впрочем, достаточно вспомнить, кем была его мамаша.

Рода была достаточно искушенной женщиной, она понимала, что Трисия завидовала своей старшей сестре, возможно, ревновала Кэша. Эта мерзавка принялась рассказывать о том, как Шейла в Лондоне жила с каким-то гомосексуалистом. А Рода внимательно слушала и тщательно все обдумывала. Именно из-за Шейлы Кэш совершенно изменился. Он бросил ее ради Шейлы Крэндол. Ну ничего, ей за это воздается сторицей.

– Что ж, милый, у тебя теперь есть кое-что в прикупе, – сказала она Дейлу.

Тот не без восхищения потрепал жену по щеке.

– Ну и стерва же ты, дорогая моя, умная стерва.

– Чем я могу тебе помочь?

– Спасибо, но у меня теперь все под контролем. За ситуацией слежу плотно. Меня держат в курсе дела знающие люди.

– Надеюсь, надежные?

– Да. Кое-кто заинтересован в выигрыше не меньше нас.

Рода взяла его за лацканы пиджака и тесно прижалась к нему всем телом.

– Дай мне знать, милый, если понадобится моя помощь.

Дейл отложил трубку и начал расстегивать брюки.

– Вообще-то тут сейчас твоя помощь понадобится. Заодно и настроение тебе поднимет.

Он потянул ее вниз, и она охотно опустилась на колени.

Шейлу разбудил автомобильный гудок. Она сбросила простыню и выбежала в гостиную. Выглянув в окно, увидела пикап Кэша. Сам он стоял у полуоткрытой дверцы.

– Одевайся! – закричал он. – У нас неприятность!

– Какая?

– По дороге расскажу.

Спустя несколько минут Шейла сбежала по лестнице. Кинув туфли в кабину, она прыгнула на сиденье.

– Ты наверняка весь дом переполошил. Полагаю, действительно что-то серьезное.

– Цепь разорвало у самого крепления. Обе опоры не выдержали тяжести. Уйма бревен завалила Девятое шоссе. Я уже вызвал бригаду. Сейчас освобождают дорогу.

– Кто-нибудь пострадал?

– Нет.

– Слава богу! – Если бы авария произошла не в такой ранний час, когда на шоссе еще умеренное движение, были бы жертвы. Шейла содрогнулась, представив себе последствия. – Это ты так рано трейлер нагрузил?

– Да у меня, понимаешь, сейчас все сверхурочно работают. Чуть светает – бригада приступает к работе. Осталась-то всего неделя, чтобы выполнить заказ Эндикота, помнишь?

– Ну да! Если мы не очистим шоссе, целая бригада будет отсутствовать сегодня?

– То-то и оно. Сейчас каждый час важен. – Кэш вел пикап, не думая ни о каких правилах движения или ограничениях скорости.

– Сколько, по-твоему, времени нам понадобится?

– Не знаю. – Он бросил на нее быстрый взгляд. – Забыл предупредить. Тебе надо было джинсы надеть. Может, сегодня придется закончить день на лесоповале.

– С удовольствием. Юбка не помеха. Нам во что бы то ни стало надо закончить работы, пока погода позволяет. – Она прикусила нижнюю губу и пробормотала:

– И почему именно сейчас эту цепь угораздило порваться?

– Она не просто порвалась, – сказал он. Шейла удивленно посмотрела на него. – Подпилена была, причем основательно. Это совершенно ясно видно. Как только лесовоз вышел на шоссе, бревна и посыпались.

– Ты уверен, Кэш?

– Конечно.

– Считаешь, что это провокация?

– А ты так не думаешь?

– Джигер?! – спросила она. Оба посмотрели друг другу в глаза, зная ответ.

Это были последние минуты их относительного спокойствия в этот сумасшедший день. Полицейский уже находился на месте происшествия, когда подъехали Кэш и Шейла, и о чем-то шумно спорил с бригадой. Кэш протиснулся в середину.

– Что здесь происходит?

– Вы тут за главного? – Полицейский обернулся к нему.

– Так точно.

– Я вынужден вас оштрафовать. Платформа была перегружена.

– Ха! Найдите мне такую, которая не была бы перегружена.

– Нет уж, тут вы попались, дорогой мой, – притворно-ласково сказал полицейский.

– Цепь лопнула – вот в чем дело.

– Естественно, потому что перегрузка. Кроме того, нарушения при загрузке со стороны других вас от ответственности не освобождают. – Он извлек книжечку квитанций из кармана. – Пока я тут оформлю, скажите вашему водителю, чтобы убрал трейлер с дороги.

Платформа трейлера и в самом деле перекрыла обе стороны шоссе.

– Послушайте, – сказал Кэш, начиная терять терпение, – мы не можем мгновенно откатить все эти бревна на обочину. Их придется грузить на другую машину.

– Но и шоссе закрыть мы не можем. Вам ночью придется всем этим заниматься.

– Боюсь, об этом и речи быть не может. Я не стану рисковать моими людьми, заставляя их работать ночью, в темноте! – вмешалась Шейла.

При звуке женского голоса полицейский обернулся, окинул ее взглядом, который подразумевал некоторое презрение.

– А вы кто?

– Я – Шейла Крэндол.

Имя подействовало, как ушат холодной воды. Тон переменился, как по волшебству.

– О! Мисс Крэндол, прошу прощения, – смущенно произнес полицейский, приложив пальцы к козырьку. – Я, видите ли, говорил вашему человеку здесь…

– Я все слышала. Этот вариант не принимается. – Полицейский разинул было рот, чтобы возразить, но Шейла не дала ему вымолвить ни слова. – Я предлагаю компромисс: закройте на время ту половину шоссе, которая ведет на запад. Пусть машины расходятся на восточном пути. Я думаю, мы сможем разместить нашу технику с одной стороны шоссе и все сделать. Работа будет выполнена быстрее – это же всем выгодно, верно? Я права?

Спустя некоторое время Кэш передразнивал ее:

«Верно? Я права?» – и при этом часто моргал глазами.

– Ты сам видел: с этим остолопом договориться невозможно. Мнит себя гигантом, суперменом. Мексиканский чурбан. Ну что я могла поделать?

– Да уж, управились быстрее быстрого. Все правильно – то, что ты сделала, сработало нормально.

Она бросила на него сердитый взгляд, но он этого не заметил. Он уже уходил, отдавая распоряжения направо и налево. Иногда казалось, что работа двигается еле-еле и царит полная сумятица, однако огромные бревна одно за другим поднимались погрузчиками с шоссе и укладывались на платформу трейлера. Кэш сам сидел в кабине и управлял погрузчиком, выбирал бревна тщательно и укладывал так, чтобы лежали надежно.

Авария приостановила-таки движение на шоссе, но не она была тому виной, а любопытство водителей. Часам к одиннадцати полицейский буквально кормился из рук Шейлы, поскольку она угостила пончиками и его, когда принесла рабочим перекусить.

– Спасибо, – коротко сказал Кэш, открывая банку содовой, которую дала ему Шейла.

– Сейчас бы пива холодного. – Он вручил Шейле пустую жестянку.

– Если управишься до темноты, я тебе целый ящик куплю.

Посмотрев на нее сверху вниз, он мрачно натянул свои ободранные кожаные перчатки и надел на голову каску. Отвернувшись от нее, закричал:

– Все, парни! Поднимайте задницы! Пикник закончился! Работаем!

Лесорубы с ворчанием подчинились. Шейла знала еще только одного человека, который умел заставить их подчиниться и уважать себя, – Коттона.

Между тем день продолжался, жара становилась невыносимой, жидкое марево плавилось вдали на шоссе. Да еще и влажность такая, что дышать трудно. Рабочие стянули с себя мокрые от пота, прилипшие к спинам рубахи, утирали платками струи, бежавшие из-под касок. Шейла продолжала суетиться возле пикапа Кэша, раздавая всем ледяную воду.

Он сам не позволял себе ни минуты передышки. Шейла поднесла ему напиться воды со льдом. Лед он сунул в рот, а воду вылил себе на голову. Струйки потекли с головы по плечам, по груди, застряв там в волосах. Рубаха его была сброшена и заткнута за пояс, болталась у бедер вроде юбки.

– Слушай, тебе не стоило бы больше находиться здесь, – сказал он, критически посмотрев на нее. – У тебя нос обгорел.

– Я остаюсь, – ответила Шейла решительно. Своего мужчину она не бросит.

Подойдя к пикапу, она высвободила блузку из-под пояса юбки и выпустила наружу. Пот стекал между грудями, струился по животу. Волосы жарко и тяжело лежали на затылке, вызывая скверное ощущение чужого присутствия. Она повернула голову в сторону леса.

61
{"b":"4634","o":1}