A
A
1
2
3
...
66
67
68
...
78

– Око за око.

– Точно. И даже больше.

– Значит, поскольку Коттон пользовался твоей матерью, ты счел оправданным таким же образом использовать меня. – Ее глаза встретили его взгляд. В них не было ни симпатии, ни тепла – одно лишь разочарование. – Верно я говорю?

– Ты так считаешь?

Она медленно кивнула.

– Да, я так и думаю. – Ее сердце желало, чтобы он опроверг это. Он этого не сделал.

– Я так понимаю, Коттон тебе раскрыл на меня глаза? – спросил он невозмутимо.

– Он сказал, что ты угрожал разорить его. Это так? – Кэш промолчал. – Ты поклялся на четках матери уничтожить его и Бель-Тэр. Сюда входит и запугивание меня? А также разрушение оборудования, умышленные проволочки, или, скажем, твои усилия направлены на то, чтобы престижный для компании контракт не был заключен?

Его глаза заблестели.

– Вы очень умны, леди. Вот сами и догадайтесь.

– И как же грандиозно получится, если при этом ты еще будешь и спать со мной, верно?

– Я просто сияю от счастья при одной мысли о подобном.

Однако лицо его сохраняло отчужденное, холодное выражение. Шейла была на грани срыва, но заставила себя держаться с достоинством.

– Я хочу, чтобы ты немедленно убрался вон. И не возвращайся! Больше не смей сшиваться вокруг лесозаготовок.

– Ты думаешь, что сможешь меня остановить?

– Не знаю. У тебя огромное влияние на них всех. Возможно, ты сделаешь так, что они все разом покинут свою работу сегодня же. – Она слегка склонила голову набок. – Однако мне интересно знать: пойдут ли они на отказ от работы, если это лишит их обещанной премии? Интересно также, что они подумают о тебе, если заподозрят Кэша Будро в саботаже погрузок и в том, что именно из-за тебя они лишатся денег?

– Я вижу, ты все успела продумать.

– Я хочу, чтобы ты в течение недели покинул Бель-Тэр. Освободи дом. Можешь даже сжечь его дотла, только не возвращайся. Если увижу тебя еще раз на моей территории, пристрелю.

Он пытался сломить Шейлу взглядом, но она не поддалась. Он пожал плечами, подошел к двери, распахнул ее.

– Без меня ты в срок не уложишься. Поняла?

– Все силы на это брошу!

Он пристально посмотрел ей в глаза.

– Что ж, может быть.

Щелчок стопора двери, когда он закрыл ее за собой, прозвучал для Шейлы как зловещий выстрел.

Глава 41

Шейла вошла в гостиную Бель-Тэр. Не говоря ни слова, бросила на стол перед Кеном конверт.

– Что это? – спросил он.

– Некоторые материалы, способные упрятать тебя за решетку.

У сидевшей за столом Трисии вилка замерла между тарелкой и ртом… Кен попытался разыграть непонимание, но улыбка вышла фальшивой.

– Да о чем ты, Шейла?

– Я не хочу ничего говорить здесь, где нас могут услышать миссис Дан или Гейла. Встретимся в кабинете.

Несколько минут спустя она сидела в кресле. Дыхание ее было ровным, но она чувствовала себя как одуванчик на ветру – вот-вот рассыплется.

Когда Кен и Трисия вошли, она бросила им:

– Закройте дверь как следует.

– Ото! Какие мы сегодня воинственные. – Трисия криво усмехнулась. Она села в кресло боком, перекинув ноги через подлокотник, оторвала несколько виноградин от кисти, которую прихватила с собой, сунула их в рот. – Обожаю подобные интриги. Но так ли уж они необходимы сейчас?

– Пусть Кен тебе все расскажет. – Шейла проигнорировала нагловатый тон Трисии и уставилась на своего бывшего жениха.

Кен постукивал ребром продолговатого конверта о ладонь.

– Послушай, Шейла, я не знаю, что это досье тут доказывает, но…

– Оно доказывает, что ты занимался денежными махинациями на лесозаготовках Крэндола, с тех пор, как отец взял тебя в штат.

Трисия выпрямилась, перебросила ноги на пол.

– Что?!

– Я не понимаю, о чем ты… – пробормотал Кен.

– Цифры там, Кен. Черным по белому, – ровным голосом ответила Шейла. – Я сама видела поддельные подписи отца на аннулированных чеках.

Кен нервно облизнулся.

– Я… я просто не знаю, кто тебе заморочил голову подобными несусветными идеями, но… Будро, видимо? Так?! Эта сволочь?! – Он плюнул. – Этот гад ни перед чем не остановится, чтобы все развалить. Сама, что ли, не видишь?! Он же пытается натравить тебя на нас.

Шейла наклонила голову и потерла пульсирующие виски.

– Хватит, Кен. Не надо. Пожалуйста. Я и без него уже много недель все знала. С тех пор, как побывала у Эндикота. Сама увидела неувязки в бухгалтерии, просто не понимала, почему папа игнорировал все это, пока компания не оказалась на грани краха.

– Я объясню.

Все головы обернулись на звук голоса Коттона. Он стоял на пороге раздвижных дверей, которые отделяли кабинет от холла. Он заметно похудел. Тем не менее, выпрямившись во весь свой рост, он выглядел в этот момент величественным и неуязвимым.

Вступив в комнату, он сказал:

– Я игнорировал все, потому что не желал признавать, что под моей собственной крышей живет вор.

– Да нет, я…

– Молчать! – приказал Коттон зятю. – Ты мерзавец и вор! И лжец. Игрок? Я мог бы это простить, если бы ты выигрывал. Но ты и играешь так же бездарно, как и все, что делаешь. Мне известно абсолютно все о тех, кому ты задолжал.

Кена прошиб пот. Пальцы рук машинально сжимались в кулаки и разжимались.

– Кен, о чем речь? – спросила Трисия. Ответил ей опять-таки Коттон:

– Он по самую задницу в долгах у акул, у вымогателей долгов с процентами.

– Потому ты и просил у меня денег? – поинтересовалась Шейла.

Кен лихорадочно искал ответа и молчал. Коттон с отвращением наблюдал за ним. Потом сказал:

– Ну что ж, я, откровенно говоря, надеялся на то, что эти подонки запугают тебя так, что ты наконец образумишься. Но ты оказался слишком глуп, чтобы всерьез принять их угрозы. Тогда я стал надеяться, что они прихлопнут тебя к чертовой матери. Семья могла бы позволить себе избавиться от тебя. Все списали бы на убийство при ограблении.

– Эй, старина, вы уж на этом хотя бы остановитесь, – предостерег Кен.

Коттон пропустил его реплику мимо ушей.

– Я тебя всегда не переваривал, Хоуэл. Ты смог обвести вокруг пальца моих дочек, но я тебя вычислил в тот день, когда ты позволил этой сучке, – он указал пальцем на Трисию, – пульнуть заведомую ложь, что она от тебя забеременела. Ты – ничтожество, не мужик. Видеть тебя тошно. От тебя так и смердит неудачами.

Шейла поднялась с кресла:

– Пап, ты сядь.

Лицо Коттона покраснело, он тяжело дышал. Она взяла его под руку и подвела к ближайшему креслу, помогла сесть.

Он принял ее услуги с раздражением.

– Я вижу, вы тут думаете, что, когда у меня забарахлило сердце, мозги тоже отказали? Шушукались тут по дому, не хотели, чтобы старик был в курсе дел. Но мне все известно. Все, будьте уверены! Прямо скажем, удовольствие маленькое знать подобное.

– Между прочим, все неприятности начались, когда Шейла вернулась домой, – сварливо заметила Трисия. – До того дела шли вполне нормально. А она прибрала все к своим рукам.

– Что же твоего она прибрала? – спросил Коттон.

– Мужа, – ядовито парировала Трисия. Коттон мрачно посмотрел на Шейлу:

– Ты все еще хочешь его?

– Нет.

Он перевел взгляд на Трисию:

– Она не хочет его. И думаю, была бы не в своем уме, если бы захотела. Какие еще претензии?

– Да она вообще тут весь дом перевернула. Экономку уволила.

– Да, уволила, слава Иисусу, Деве Марии и Иосифу, – сказал Коттон. – Эта Грейвс – злобная, никчемная баба, даже готовить не умела. Хорошо, что избавились от нее.

– А что это за черная личность, которая тут поселилась?

– Это ты насчет Гейлы, что ли? А что с ней?

– Да нет, ничего. Просто благодаря Шейле она теперь тут всем заправляет. Уж это одному господу ведомо, какие болезни мы тут от нее подцепим.

– Что за мерзости ты говоришь?! – яростно воскликнула Шейла.

Трисия с ненавистью посмотрела на нее:

67
{"b":"4634","o":1}