ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Да ты весь дом готова превратить в ночлежку для всякого цветного сброда – дай тебе волю. Мама в гробу бы перевернулась.

– Твоя мама никогда ни о ком по-доброму не думала, – сказал Коттон Трисии. – И ты туда же. Уж по крайней мере, Шейла лишена твоих предрассудков.

Грудь Трисии вздымалась от возмущения.

– Ну, конечно! Разумеется. Всегда за Шейлу, что бы она ни вытворяла – все хорошо, верно? – Ее голубые глаза сверкали злостью. – А известно тебе, что она спит с Кэшем Будро?! Представь себе: Кэш Будро! По-моему, дальше ехать просто некуда. Вот. Что ты скажешь на сей раз по поводу своей драгоценной Шейлы? А? Папочка дорогой!

– Я пришел сюда не для того, чтобы обсуждать личную жизнь Шейлы.

– Ну безусловно! А как же иначе! – закричала Трисия. – Шейла у нас просто идеал, даже если трахается со всяким сбродом.

– А ну прекрати!!!

– Успокойся, папочка.

– Трисия, замолчи! – крикнул Кен.

– Нет, не буду молчать! – продолжала орать Трисия, обернувшись к своему мужу. – Папа прав! Ты действительно слабак! Ничтожество! Даже не пытаешься за себя постоять! Хотя бы меня защитил! – Она ткнула пальцем себя в грудь. Ее трясло от ярости, в уголках губ показалась пена. – Я торчала тут, в этом задрипанном старом доме, годами, пока Шейла роскошествовала в Лондоне. Да, да! Жила тут и заботилась о тебе! – Она посмотрела на Коттона. – А Шейла бросила тебя ко всем чертям. И вот она, благодарность за все! Тычешь мне в лицо образцом примерной дочери!

Взгляд Коттона словно пронзил ее насквозь.

– Ты оставалась со мной, лишь бы Шейла не возвращалась. Вот в чем причина, уж никак не в любви ко мне.

Она позволила себе отдышаться и уже поспокойнее сказала:

– Это не правда, папа. Коттон кивнул седой головой:

– Увы, правда. И Кен тебе был не нужен. Просто узнала, что Шейла им интересуется. А в Бель-Тэр тебе и впрямь жить не хотелось. Ты знала, что покинуть этот дом было убийственно для Шейлы. – Он с грустью покачал головой, глядя в глаза Трисии. – У тебя в голове никогда ничего не было, кроме твоего драгоценного «я». Если даже и была в твоей крови капля благородства, Мэйси и ее развратила своей философией властности. Ты эгоистичная, озлобленная и лживая дрянь, Трисия, как это ни печально для меня.

Трисия содрогнулась от столь откровенных признаний со стороны отца.

– Какая ни есть, это твоя вина. Сам знал, что мать нас не любит. Для тебя Шейла стала любимицей. Сквозь ее золотую ауру ты меня просто не замечал.

– Да нет. Я пытался полюбить тебя. Но ты никому этого не позволяла. Вечно была зациклена лишь на одном: что ты не родная дочь Мэйси. Мне на это было абсолютно начхать, а для тебя – прямо проблема номер один.

Трисия медленно поднялась из кресла. В глазах ее пылала неистовая, почти дьявольская злоба.

– Что ж, очень рада, что я и не твоя дочь, – прошипела она. – Ты просто неотесанный чурбан. Правильно мать тебя так называла. Неудивительно, что она тебя не пускала на порог своей спальни. Ходил тут, понимаешь, павлином, Господь Бог этакий. Да ты просто дерьмо! И остался бы белой швалью, если бы не женился на Мэйси Лорент.

Она резко повернулась к Шейле:

– И еще очень рада, что мы с тобой не родные сестры. Тебе мало того, что, вернувшись, ты развалила то самое хозяйство, которое я так тщательно создавала, хотя и презирала этот дом. Ты сделала из моего мужа дурака на том основании, что он, дескать, не сумел включиться в дело. Теперь вдобавок обвиняешь его в воровстве.

– Он вор! – рявкнул Коттон.

Для Шейлы мстительные тирады Трисии были пустяком, она тревожилась за Коттона. Такие эмоциональные нагрузки для него были еще слишком опасны.

– Послушай-ка, папа, мы можем потом все это обсудить.

– Нет, сейчас! – крикнул он, хлопнув ладонью по подлокотнику. Чтобы не расстраивать его больше, Шейла замолчала. Коттон снова вперил свой взгляд в Кена. – Ты обескровливал мое дело годами. Мне бы следовало остановить тебя, когда я впервые узнал об этом. Наверное, надеялся, что у тебя шарики заработают в конце-то концов, до тех пор пока тебя не застукают.

– А я, может, и не стал бы влезать в это дело, если бы вы мне платили по-божески.

– По-божески?! – Коттон повысил голос. – Черт бы тебя подрал! Я тебе плачу втрое больше, чем среднему лесопилыцику. А он вкалывает до седьмого пота, надрывается, жизнью рискует за каждый вшивый доллар. – Коттон наклонился в его сторону. – Что ты вообще сделал, чтобы заслужить свою приличную зарплату? Я скажу тебе что. Три дня в неделю играл в гольф и протирал задницей стул у стойки бара в клубе.

– Я шесть лет отдал лесопилкам Крэндола!

– И какие результаты?! – крикнул Коттон. – Никаких, кроме уголовного дела.

– Если бы вы со мной обращались как с человеком…

– А ты вел себя не как человек.

– Если бы дали мне больше полномочий, как тому же Будро, я бы…

– То ты бы еще больше навредил, – заключил Кот-тон.

Воцарилась тишина. Потом Шейла сказала:

– Мы все слишком устали и взвинчены сегодня вечером. Может, и хорошо, что отношения как-то выяснились. – Она посмотрела на отца. Для Коттона, пожалуй, это было плохо. Откинувшись в своем кресле, он выглядел совершенно измотанным. – Давайте сегодня больше не говорить на эти темы. Я думаю, как только выполним заказ Эндикота, нам всем станет легче.

– Это все, о чем ты думаешь? – спросила Трисия.

– Пока что все, – коротко ответила Шейла. – Если вовремя не отправим грузы, нам не заплатят. А если не заплатят…

–..то Бель-Тэр придет конец, – закончила за нее Трисия. – Меня это вполне устроит. – Коттон насторожился, поднял голову и пристально посмотрел на дочь, словно сомневаясь, не ослышался ли. – Я даже надеюсь, что так оно и произойдет.

– Замолчи, Трисия.

– Ничего, Шейла. Пусть папа узнает, как мы с Кеном настроены.

– Ну сейчас-то не надо.

– Почему бы и нет? Может, другой такой возможности обсудить семейные дела не подвернется. – Она посмотрела на Коттона. – Мы с Кеном вообще хотели бы продать Бель-Тэр. Было бы неплохо получить свою долю денег и уехать отсюда навсегда.

Шейла опустилась на колени возле кресла отца и взяла его за руки.

– Не волнуйся, папа. Этого никогда не случится. Клянусь тебе!

– Поосторожнее, Шейла, – сказала Трисия. – При всех неприятностях, которые произошли, не думаю, что тебе удастся выполнить заказ в срок.

Шейла поднялась и повернулась лицом к Трисии:

– Удастся! Я выполню заказ. У нас еще есть несколько дней до банковского уведомления.

– Маловато, маловато.

– Достаточно.

– Не думаю. Тем более если случится что-нибудь еще и отсрочит дело.

– Я позабочусь, чтобы не случилось, более того, тянуть до последней минуты не собираюсь. Сегодня произведена инвентаризация на площадке. Я думаю, уже к среде мы сможем погрузить заказ, ждать до следующей недели нет нужды.

Именно этот план она собиралась обсудить с Кэшем. Теперь без его помощи и совета решила делать все на свой страх и риск. И пусть кто-нибудь попробует помешать или заподозрить, что она терпит неудачу.

– Завтра утром я намерена ускорить работы. Начинать будем на час раньше и заканчивать на час позже. С хорошими премиальными, я думаю, люди не будут возражать против сверхурочной работы.

– Оставь организацию работ Кэшу, – сказал Кот-тон, рассеянно потирая ладонью грудь.

Она быстро прикинула: говорить или нет, что уволила Кэша. Решила, что Коттон будет доволен ее разрывом с ним.

– Кэш бригадиром больше не будет. Я его уволила сегодня.

Ее заявление поразило всех троих, особенно Коттона.

– Ты уволила Кэша?!

– Да. Велела ему убираться из Бель-Тэр. Он уедет в течение недели.

– Кэш покидает Бель-Тэр?! – переспросил Коттон.

– Разве ты сам этого не хотел?

– Разумеется, разумеется, – ответил он. – Просто я поражен тем, что он на это согласился.

Ее заявление не вызвало, однако, той реакции, на которую она рассчитывала. Хотелось продолжить эту тему с Коттоном, но Трисия отвлекла ее:

68
{"b":"4634","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Карлики смерти
Тенеграф
Дневник принцессы Леи. Автобиография Кэрри Фишер
Станция Одиннадцать
#Попутчик (СИ)
Непобежденный
Если это судьба
Второй шанс. Счастливчик