ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она повернулась на каблуках, зашагала к главному выходу и громко захлопнула за собой дверь. Гейла проследила, как она бегом пересекла двор и скрылась в конюшне. Спустя несколько минут Трисия выехала на неоседланном коне. Было совершенно очевидно, что она крайне торопилась.

Потом сверху спустился Кен, прошел в комнату, и Гейла услышала, как он открывает и закрывает шкафы и ящики, что-то разыскивая. Она не осмеливалась показаться ему на глаза. Он выглядел таким же расстроенным, как и Трисия. Гейла проследила, как он покинул дом. Выглядел Кен весьма целеустремленным, сел в свой спортивный автомобиль и уехал.

Ей бы почувствовать облегчение от того, что все они покинули дом. Но она фактически осталась совсем одна, если не считать мистера Крэндола, который мирно спал, когда она заглянула к нему. Шейла просила время от времени посматривать за ним и немедленно вызвать доктора Коллинза, если у него появятся боли или признаки недомогания.

Она ничего не имела против. Ей даже нравилось заботиться о старике. Похоже, она обладала инстинктом угадывать, что ему нужно, когда он из гордости стеснялся обратиться с просьбой. Он редко благодарил ее за непрошеные, но весьма кстати предложенные услуги, лишь ласково смотрел на нее.

Когда стемнело, нервозность Гейлы усилилась. Она обошла весь дом, проверяя, чтобы все двери и окна были как следует заперты. На этот раз она воздержалась и от своих еженощных прогулок по веранде. Просто не смогла заставить себя выйти наружу.

Попыталась было смотреть телевизор, но программы оказались неинтересными. Взялась за книгу, но не смогла долго усидеть с ней. Гейла испытала некоторое облегчение, когда пробило очередной час. Значит, пора заглянуть к мистеру Крэндолу.

Подойдя к его спальне, она приоткрыла дверь и просунула в щель голову. В темноте смутно виднелись очертания фигуры на постели под светлыми покрывалами. Лекарства хорошо действовали, спал он крепко. Гейла прислушалась как следует, пока не услышала его дыхания, после этого осторожно прикрыла дверь.

Нападение оказалось столь внезапным, что она не успела крикнуть. Рука зажала ей рот. Другая, обхватившая ее за талию, была гибкой, как у спрута, и сильной, как тиски.

Некто потащил ее задом наперед вниз, в холл. Когда она заскребла каблуками по полу, пытаясь затормозить движение, ее подняли на руки и понесли. Она пыталась оторвать пальцы, зажимавшие ей рот, брыкалась и наносила ногами удары по противнику, но недостаточно сильные, чтобы суметь освободиться.

Она оказалась в кабинете, была развернута и прижата к стене.

Плохо соображая от страха, задыхаясь, Гейла подняла голову. Глаза ее округлились от изумления. Губы зашевелились, пытаясь произнести имя.

– Джимми Дон! – наконец прошептала она.

Глава 45

Наверное, он был пьян. Некоторым пьяницам мерещатся розовые слоны. А ему померещилась женщина на коне, блондинка верхом на коне. Чем-то она напомнила ему Шейлу. В чреслах зашевелилась похоть, неодолимое желание. Как бы хотелось избавиться от этого наваждения. Так случалось каждый раз, когда он думал о ней.

Он сделал большой глоток. Не то третья, не то четвертая приличная доза с тех пор, как он возвратился домой. Стояла душная и влажная ночь, а ему пришлось столько пройти – через болота, густые заросли. Часами длился этот путь, и все это время его не покидало чувство, что не подо все камни он заглянул, как говорится. Что-то еще осталось, что-то незамеченное. Мысль была неприятной, навязчивой, не давала покоя.

Что же он проглядел?

Теперь, беспокойно блуждая взад и вперед, глотая время от времени виски, он тщетно пытался отбросить это гнетущее беспокойство. Да и не его это проблема, в конце-то концов! Какого черта так изводить себя? И все равно расслабиться не удавалось. Даже выпивка не помогала. Только мерещиться начало из-за нее черт-те что. Блондинка верхом на коне без седла! О Господи!

Он подошел и снова заглянул в окно. На этот раз рука со стаканом медленно опустилась. Ну точно же! Баба верхом на лошади скачет к его дому. Вот спрыгнула, подбежала к двери. Он поставил стакан, когда в дверь постучали, и открыл ее.

– Привет, Кэш, – сказала она, задыхаясь и держась рукой за грудь.

– Заблудилась, что ли? – только слепой не заметил бы, что под рубашкой с короткими рукавами она не носила лифчика.

Ей не хватало воздуха, словно не верхом ехала, а бежала всю дорогу. Разведя руки в стороны, пожала плечами, отчего ее грудь предстала в весьма выгодном свете.

– Представляешь? Да! – Она хихикнула, так и не отдышавшись. – Не подскажешь, как отсюда добраться до Бель-Тэр?

Кэш не впустил ее в дом, а вышел сам, заставив ее попятиться.

– Не знаю, – высокомерно ответил он. – Не подскажу.

Когда он прижал ее к столбу возле дома, она заговорила торопливо:

– А я слышала о тебе, Кэш Будро, что уж ты-то можешь провести женщину куда угодно, даже в такие места, куда она не хочет идти.

– Вот как?

Ее взгляд опустился на его мощную грудь, выглядывавшую из-под расстегнутой рубахи.

– М-м-м? Н-ну, я такое слышала. – Она медленно подняла ресницы и посмотрела ему в глаза. – Конечно, наверняка не могу сказать…

– А ты спроси у своей сестры. Туманная улыбка дрогнула:

– У Шейлы? А ты знаешь, она мне и не сестра вовсе.

Кэш прислонился к столбу и склонился к ней. Костяшкой указательного пальца провел по ее ключице.

– Все равно можешь спросить у нее. М-м? Трисия податливо приняла его скупую ласку и с похотливой полуулыбкой снова взглянула ему в глаза:

– Есть такие вещи, которые я хотела бы узнать сама.

Кэш смотрел на нее неподвижно и холодно, хотя на губах его появилась усмешка. Вдруг он расслабился и предложил:

– Выпить хочешь?

– Спасибо. Пожалуй, глоточек. Жажда мучит. Он открыл для нее дверь.

– После вас, мадам.

Она прошла мимо него, по дороге слегка прижавшись к нему всем телом и бросив искоса многообещающий взгляд.

– О! Да тут просто очаровательно! Какая прелесть! Какой стульчик! Ручная работа?

– Qui. Бурбон годится?

– С водой. И со льдом, пожалуйста. – Она медленно прошлась по комнате, оценивая акадский колорит. – Значит, здесь мой папаша провел столько страстных часов с твоей мамочкой.

– Как я это понимаю, – сказал Кэш, неторопливо укладывая два кусочка льда в стакан, потом заливая их виски и водой, – если Шейла тебе не сестра, то и Кот-тон не твой папаша. – Он обернулся и успел заметить ее ненавидящий взгляд, который мгновенно превратился в очередную манящую улыбку.

Она взяла стакан из его рук, мимолетно проведя своими пальцами по его.

– Может, ты и прав. – Трисия сразу же отпила глоток, словно он ей срочно понадобился. Глаза забегали по сторонам, то и дело задерживаясь на окне. – Честно говоря, меня здесь больше ничего не удерживает.

– О?

– Я покидаю Хевен.

– Одна?

– Да. У нас с Кеном все кончено.

– Ну и когда ты уезжаешь?

– Может, завтра.

– Послушай, странное ты время нашла для прогулки верхом.

– Да я, понимаешь… – Она запнулась. – Надоело упаковываться. И вообще как-то вдруг захотелось проститься с Бель-Тэр.

– Хмм…

– И заблудилась, видишь ли. Она отпила глоток, глядя на него поверх стакана. Голос ее слегка охрип, когда она наконец произнесла:

– Сам знаешь, Кэш, почему меня занесло сюда.

– Хочешь трахнуться.

Его способность видеть насквозь вызывала замешательство. А откровенность была недоброй, агрессивной. Трисия сделала вид, что ей лестны его слова. Приложив руку к сердцу, она сказала:

– Боже, какой ты прямолинейный. Как тебе не стыдно, Кэш Будро. Ты же понимаешь, как я нервничаю, а ты мне не даешь передохнуть.

Кэш стал расстегивать пояс, подходя к ней.

– Понимаешь, Трисия, я-то тебя знаю еще с тех лет, когда Коттон и Мэйси тебя удочерили. Каждый раз, когда мы проходили мимо друг друга по улице, ты специально воротила свой нос от меня. Если у тебя так по мне чесалось, чего ж ты так долго ждала?

73
{"b":"4634","o":1}