ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мистер Крэндол! Да вы что? В постель, скорее в постель. Вам надо лежать. – Она бросилась к нему, поскольку он готов был упасть, и вовремя подхватила его сбоку. В глазах его отразился красный отблеск пожарища.

– Это на платформе?

– Я уверена, там все будет в порядке. С Шейлой ничего не случится. Джимми Дон побежал узнать, в чем дело, сказал, что позвонит сразу.

Коттон не отрывал взгляда от красного зарева, поднимавшегося над деревьями.

– Мне надо быть там, – тихо сказал он.

– Ни в коем случае. Вы немедленно отправитесь обратно в постель.

– Не могу. – Он попытался освободиться от вцепившейся в него Гейлы, но оказался слишком слаб.

– Мистер Крэндол, если бы даже я и позволила вам такое безрассудство, то у нас сейчас нет ни одной машины. Вы понимаете? У вас просто нет возможности добраться туда.

– Черт бы их побрал! – Он прислонился к дверному косяку, тяжело задышал. Пальцами начал сжимать и разжимать грудь возле сердца.

Гейла испугалась.

– Ой, ну, пожалуйста, пойдемте в постель.

– Оставь меня, – хрипло сказал он, отталкивая ее руки. – Я не ребенок. Хватит со мной обращаться как с младенцем.

Дальнейшие споры могли только привести к дополнительному стрессу, и Гейла отступила.

– Ну хорошо, хорошо. Давайте посидим тут, на веранде. Отсюда и телефон услышим.

Коттон позволил отвести себя в плетеное кресло. Усадив его, Гейла тоже присела на верхнюю ступеньку лестницы и закутала ноги юбкой. Вдвоем они молча наблюдали, как небо все шире окрашивается в кроваво-красный цвет.

Пикап подкатил к главному входу, она сидела на верхней ступеньке и, прислонившись к колонне, спала. Проснулась она от звука захлопываемой дверцы автомобиля, подняла голову и заслонила глаза рукой от лучей утреннего солнца. Кэш и Шейла направлялись к главному входу. Оба выглядели как бойцы после сражения. Джимми Дон выпрыгнул из кузова пикапа. Она робко улыбнулась ему, и он ответил ей улыбкой.

– Папа! – закричала Шейла. Она взбежала по ступенькам на веранду. – Что ты тут делаешь?! Почему ты не в постели?

– Он отказался вернуться в дом, Шейла, – оправдывалась Гейла. – Даже после того, как Джимми Дон позвонил и сказал, что с вами все в порядке. Наотрез отказался идти в спальню.

– И вы пробыли тут всю ночь? – Гейла виновато ответила ей кивком. Они обменялись встревоженными взглядами. Коттон выглядел плохо. – Ну я-то никаких объяснений от тебя не приму, – сказала ему Шейла тоном командирши. – Гейлу ты не послушался, а меня должен послушаться. Немедленно в постель.

Коттон отодвинул дочь в сторону.

– Я хочу знать одну вещь. – Хотя голос его звучал тихо, как шуршание бумаги, он немедленно приковал к себе их внимание. Опершись обеими руками о подлокотники, он с трудом поднялся и выпрямился во весь рост. – Это ты мне все это устроил?

Он смотрел в глаза Кэшу. Брови Коттона были нахмурены. Кэш не отвел взгляда от его голубых глаз. Оба смотрели друг на друга одинаково враждебно.

– Нет.

– Это был Джигер Флин, папа, – быстро пояснила Шейла.

Ей хотелось предупредить грозу, которая могла вот-вот грянуть. Когда Кэш и Коттон оказались лицом к лицу, атмосфера ощутимо накалилась, словно перед торнадо. Конечно, она знала всю меру их взаимной антипатии, но не ожидала, что она окажется почти осязаемой.

Короткими фразами она передала Коттону, что произошло ночью, не вдаваясь в детали. Будь он в лучшей форме, для него эти краткие сообщения были бы как бальзам. Она не стала ему сообщать, что Кен погиб при взрыве за несколько секунд до того, как собирался совершить самоубийство. Не стала рассказывать и о том, что Трисия вступила в злодейский сговор с Дейлом Гилбертом. Как раз в этот момент она давала показания шерифу в присутствии своего адвоката. Тот планировал сразу же оговорить сделку в ее пользу. Трисия рассчитывала получить меньший срок за чистосердечное признание. Если это дело не выгорит, ей предстояло предстать перед судом вместе с Гилбертом и Джигером Флином.

Нет, все это могло подождать до тех пор, когда Кот-тон снова будет на ногах.

– И знаешь, папа, внешне пожар казался куда страшнее, чем на самом деле, – с беспокойством добавила Шейла. – Большую часть древесины удалось спасти. Мы ее переправим Эндикоту, и все будет в порядке. Время еще есть.

Коттон, казалось, ничего не слышал. Он вдруг поднял палец и указал на Кэша:

– Ты пересек границу частных владений.

– Да что с тобой?! Кэш всю ночь работал для тебя за десятерых!

Указующий перст затрясся в воздухе.

– Ты… ты… – Коттон глотнул воздух открытым ртом, схватил себя за пижаму на груди и пошатнулся.

– Папа! – закричала Шейла. Коттон опустился на одно колено и повалился на пол. Шейла упала на колени возле него.

– Я вызову врача, – сказала Гейла и побежала в дом. Джимми Дон помчался за ней следом.

– Папочка, папочка. – Шейла беспомощно шарила по нему руками. Его бледное лицо покрылось потом.

Губы и виски обрели синеватый оттенок, дыхание вырывалось со свистом сквозь полуоткрытые губы.

Шейла подняла голову и с отчаянием посмотрела на Кэша. Его безучастное выражение лица было для нее неожиданностью. В то же время он резко покраснел, словно за счет побледневшего Коттона.

Однако он тоже встал на колени, схватил Коттона за грудки и приподнял его слегка.

– Черт бы тебя подрал, если ты сейчас помрешь. Не умирай, старик. Не умирай!

– Что ты делаешь, Кэш?

Кэш встряхнул Коттона, голова того безвольно качнулась, а взгляд был устремлен на искаженное страданием лицо Кэша. Прядь упала на лоб Кэша, а глаза его застилали слезы.

– Не умирай, пока не скажешь этого. Ну? Посмотри на меня. Скажи это! – Он притянул Коттона за пижаму вплотную к себе, склонил голову и коснулся лбом лба Коттона. В голосе прозвучало страдание и мольба. – Ну скажи мне, ради бога. Хоть раз за всю жизнь скажи. Назови меня сыном. Ну? Скажи, что я твой сын!

С трудом Коттон приподнял руку. Коснулся ею небритой щеки Кэша. Бескровные пальцы погладили ее. Однако слово, которое он прошептал, было иное, не то, что так отчаянно хотел услышать Кэш. С трудом вдохнув, Коттон прошептал:

– Моника.

И после этого умер.

Рука безвольно опустилась от щеки Кэша и с глухим стуком упала. Мышцы Кэша медленно расслабились, и он положил обмякшее тело на дощатый пол веранды. Долгое время он, склонив голову, смотрел в невидящие голубые глаза, которые всегда отказывались замечать его.

Потом поднялся и, пошатываясь, спустился с лестницы и медленно побрел к машине. Он уехал, но Шейла, безмолвно стоявшая на коленях, успела заметить потрясенное выражение на его лице, когда он проходил мимо, не глядя на нее.

Глава 47

Прекрасны закаты в Бель-Тэр. Но в этот день закат выглядел просто роскошно. В начале дня прошел дождь, а теперь небо было ясным. На западе еще видны были остатки туч, отливавшие синим и фиолетовым. А солнце сияло как раз над ними и немного сквозь них, создавая божественную картину. Она укрепляла веру в Господа. Шейла наблюдала закат через окно своей спальни. Длинные тени пересекали комнату. Пылинки плясали в теплых лучах заходящего солнца. В доме царила тишина. Как и всегда теперь. Они с миссис Дан шума не создавали.

Гейла съехала. Она вышла замуж за Джимми Дона, жила в соседнем городке и планировала осенью пойти на курсы сиделок. Джимми Дон работал на лесозаготовках Крэндола. Взялся за бухгалтерию, которой прежде ведал Кен Хоуэл. В полиции им были довольны, и Шейла питала большие надежды в отношении этой пары. Все у них должно пойти прекрасно, тем более что они избавились от преследований Джигера Флина.

Шейла была ошеломлена новостью о его ужасной и таинственной смерти. Несмотря на то что это было самое кошмарное убийство в истории округа Лорент, ни единой улики найти не удалось. У каждого были свои соображения по поводу возможного убийцы, но доказательств никто не мог представить. Джигер взлелеял вокруг себя врагов, как другие выращивают сад. Мало кто сожалел о его жуткой кончине. Его убийство вошло в анналы неразгаданных преступлений.

76
{"b":"4634","o":1}