A
A
1
2
3
...
12
13
14
...
75

— Мне кажется, мы находимся в более близких отношениях, чтобы называть меня мистер. Тебе не кажется?

— Вот еще! — прошипела Кейтлин.

Он посмотрел в направлении, где стоял привязанный к дереву Девон, потом опять на нее.

— Не хочешь, чтобы братец узнал? Это я понимаю. Не понимаю только, зачем передо мной притворяться, будто ничего не было.

— Не понимаешь? — Теперь в глазах Кейтлин была настоящая, лютая ярость. И сейчас она не притворялась. — Ты думаешь, мне хочется вспоминать о том, что произошло? Да мне думать об этом противно… Видеть тебя не могу!..

Ладонь Джейка так крепко зажала ей рот, что Кейт не смогла произнести ни звука.

— Хочешь, чтобы я доказал, что это неправда? — произнес он насмешливо.

Кейтлин молчала, ощущая, как кровь стучит в ушах, и в голове мутится от близости его тела.

— Нет, — наконец выговорила она. — И не думай, что можешь что-то доказать. Мне все равно…

В неверных отблесках света Кейт разглядела, как лицо Джейка застыло, потом он наклонился к ней. Если бы она захотела сейчас закричать от ужаса и унижения, то не смогла бы — его губы накрепко закрыли ей рот.

Она знала, что если Девон и не видит, то прекрасно понимает, что происходит. Изо всех сил она пыталась вырваться, но что можно сделать со связанными руками и ногами? Самое страшное заключалось в том, что Девон мог подумать… Неужели он мог вообразить, что она делает это по своей воле или это ей нравится? Проклятый Джейк Лесситер!

А Джейк, подмяв ее под себя, целовал не спеша и все более страстно, пока у Кейтлин не поплыло перед глазами, и она, уже не помня себя, стала отзываться на его ласки. Она слышала яростные вздохи Девона, сдавленные проклятия, чувствовала все более настойчивые руки Джейка… И вдруг поняла, что он делает это вовсе не потому, что так сильно хочет ее, а чтобы сломить Девона, причинить ему боль. Это было невыносимо. Значит, он и до этого целовал ее не потому, что хотел, а только чтобы досадить брату?

Джейк дернулся от боли, когда она прокусила ему губу. Это было глупо с ее стороны, потому что его реакции она предугадать не могла. Он мог за это и убить. Чего Кейт, по совести говоря, очень не хотелось… Но Джейк лишь отстранился, стер кровь с губы и посмотрел на свою ладонь. Тут уж она не смогла удержаться от торжествующего смеха.

Но смех замер, когда она встретилась с ним взглядом.

— В следующий раз, — все же сказала Кейт, — рот мне тоже завязывай.

Замерев, она смотрела, как он снял свой шейный платок, отер им руку, потом приложил к губе. И не знала, что делать, чего ожидать.

Вдруг он усмехнулся.

— Хороший совет. Приму к сведению.

Что-то похожее на восхищение промелькнуло в его глазах. Но настолько быстро, что Кейтлин не поняла.

— Ладно. Хватит представлений для твоего братца. — Он невесело улыбнулся. — Но не забывай, что сейчас ты полностью в моей власти. И если желаешь добра брату, утром и ему скажи об этом.

— Если утром мы еще будем здесь, — ответила она со странной улыбкой.

— Куда вы денетесь?.. Будете, как миленькие. Ручаюсь.

Кейтлин вздрогнула. Что-то было в его голосе зловещее, и от слов веяло такой уверенностью, что она поверила. Утром, когда придется говорить с братом, обязательно надо как-то дать ему знать. И почему она не согласилась, когда Джейк раньше предлагал ей самой поговорить с Девоном? Может, тогда все обернулось бы иначе. Но как иначе, она придумать не могла.

Было ужасно думать, что Девон рисковал своей жизнью, а она валялась тут на одеяле и не могла его предупредить. Зачем только она сказала, что обязательно предупредит Девона, чтобы не верил ни единому слову Лесситера?.. Но теперь мосты сожжены. Джейк тоже не поверит им.

Кейтлин долго лежала, прислушиваясь к ночным звукам. Ветер шелестел листвой деревьев, в лесу что-то шептало, напевало странные, бессвязные песенки. Джейк наконец остановил кровь, обильно текшую из губы, и прилег на седло, скрипнувшее под его весом. Повернув голову, он посмотрел на нее. В его темных, бездонных сейчас глазах отражались две крохотные луны. Кейтлин передернуло, будто от озноба. Почему он смотрел на нее так? Лучше бы сказал что-нибудь. Что угодно, даже ударил. Она чувствовала себя очень неуютно, когда не могла понять, о чем думает находящийся рядом мужчина.

Потом он неожиданно начал, как бы нехотя, холодным, безразличным тоном:

— Я все больше думаю, что не стоите вы всех этих хлопот, Колорадо. Ты и твой братец. Ведете себя, как сопливые дети, а по сути…

— Что, по сути? — мгновенно отозвалась она. — Что ты можешь понять?.. Если ты такой справедливый и благородный, представь, как чувствует себя человек, которого предали, обманули, лишили всего?..

Никто не ответил. Догорающие головни вспыхивали голубыми огоньками, издалека донеслось леденящее душу тремоло койота. Кейтлин вздрогнула и посмотрела на Лесситера.

Тот лежал с открытыми глазами, но было непонятно, смотрел он на Кейт или нет. В зрачках его застыла пустота. И это было страшно. Страшнее всего. Только теперь Кейтлин по-настоящему ощутила, что даже предугадать не может, что сейчас скажет или сделает этот человек. Тем более — что будет завтра утром.

Повернувшись, она попыталась разглядеть под деревом Девона. Но видела лишь неясный силуэт, пятно. На фоне древесной коры выделялось только бледное лицо, да время от времени мерцали искорки лунного света на шпорах. На глаза навернулись слезы. Ей стало жаль Девона, так жаль, что казалось: жизнь бы за него отдала. И отдала бы. Но что толку в этом сейчас? Теперь слишком поздно — завтра их жизни отберет Дюран.

Слезы медленно сочились сквозь сомкнутые веки, и Кейтлин не сдерживала их. Она лежала так очень долго, целую вечность, и не заметила, как сон сморил ее.

Джейк ощутил, как тело девушки обмякло, и улыбнулся. Но улыбка получилась невеселой. Длинный выдался у него день. Поймал он и Колорадо Кейт, и ее брата, но ни радости, ни удовольствия от этого не чувствовал. И что теперь с ними делать, понятия не имел… Он подряжался доставить их Дюрану живыми или мертвыми. Захватил живыми. И теперь больше всего жалел о том, что вообще ввязался во все это.

Если хотя бы половина из того, что рассказала Кейт, правда, то Дюрану самому давно пора на виселицу. И это Джейка вполне устраивало. Он давно подбирался к мерзавцу, чтобы начать с ним войну. Так что, выходит, Колорадо сослужила ему неплохую службу. Есть, по крайней мере, чем оправдаться перед собой.

Губы Лесситера невольно сжались, на скулах заходили желваки. Он вдруг понял, что давно и больше всего в жизни ненавидит благополучного, процветающего Дж. К. Дюрана, который царит над этим краем, как дыхание чумы, разрушая все вокруг, убивая все и вся на своем пути. Подписывая контракт, он хотел подобраться поближе к этому исчадию ада, осмотреться, чтобы потом было удобнее осуществить то, что задумал.

Задумал давно. Но сейчас было еще рано. Поэтому на поиски Колорадо Кейт он отправился без особых раздумий и угрызений совести. Но сейчас все вдруг закрутил ось таким бешеным колесом, что Джейк и понятия не имел, как из этого выбраться.

И еще это. С ней. Как назло… Дед всегда говорил: все неприятности на свете — от женщин. И вот лежит сейчас под боком живое доказательство, а он не может заснуть, сам не понимая, о чем думает всю ночь напролет.

Он взглянул на Кейтлин. Сейчас она, свернувшись клубочком, насколько позволяли веревки, тихонько посапывала во сне. Совсем как ребенок. Губы слегка приоткрылись, веки оттенены длинными густыми ресницами. Круглый, но вместе с тем решительный, четко очерченный подбородок. Нос не совсем прямой, а именно такой, как нужно, чтобы на такую мордашку обратил внимание любой мужчина.

И это дитя, мирно спящее рядом с ним, — знаменитая грабительница, вожак банды, убийца… распутная девка Колорадо Кейт. Что это — высшее достижение цивилизации или ее жуткая гримаса?

Джейк шумно вздохнул. Нет, никакая она не убийца. Он готов был поклясться, что рассказы о ее безжалостных убийствах — выдумка. Точно такая, как истории о легионах ее любовников… Но почему так много этих рассказов? Значит, кто-то специально придумывает и раздувает все это. Уж не сам ли Дж. К. Дюран?

13
{"b":"4635","o":1}