ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой звездный роман
Карпатская тайна
Хищник
Две недели до любви
Девочки
Я тебя выдумала
Одно идеальное лето
Анна. Тайна Дома Романовых
Одержимость
A
A

Он ничего не ответил, а Кейтлин не могла заставить себя поднять на него глаза. Услыхав звук его шагов, лишь ниже пригнула голову. Джейк подошел к стулу, на котором она сидела, и присел рядом.

— Колорадо, — негромко и мягко, словно в сотый раз что-то пытаясь объяснить капризному ребенку, начал он. — Не хочется тебя разочаровывать, но ты сейчас не в том положении, чтобы ставить какие-то условия. Ты и твой брат на свободе только потому, что я дал вам шанс. И все… Кроме того, ты, подозреваю, сама не знаешь, чего сейчас хочешь.

— Зато ты знаешь лучше меня!

— Кое о чем догадываюсь. — Он улыбнулся. — Одна часть тебя тянет в одну сторону, а другая — в противоположную.

Кейтлин вдруг захотелось изо всей силы пнуть его или ударить. Но она сдержалась, зная, что все это дороже обойдется ей самой.

— Ошибаешься, Лесситер.

— Не думаю, — Он встал во весь рост и посмотрел на нее сверху вниз. — Хотя, какое это сейчас имеет значение…

— Для тебя, может, и не имеет, а для…

— Слушай, Колорадо, ты можешь хоть на секунду придержать язык? У меня голова начинает болеть!

Кейтлин окинула его негодующим взглядом. Но он, повернувшись к ней спиной, направился к застекленному буфету, на полочках которого размещалось десятка полтора бутылок и графинчиков. Выбрав одну из бутылок, он наполнил два бокала и понес к ней.

— Не употребляю этой гадости, — фыркнула она, отворачивая голову.

— Это не гадость, а хороший бурбон, — спокойно отозвался он. — Паула всегда закупает приличные напитки.

Кейт обожгла его гневным взглядом.

— Вот иди и пей с нею!..

— Может, и пойду. Позже.

Он поставил бокал на буфет и с усмешкой смотрел на Кейтлин. А она почему-то чувствовала себя полной дурой. Все раздражало ее, особенно его глупая усмешка… И смотрел он так спокойно и бесстрастно, словно выжидал, словно знал что-то такое, чего не знала и знать не могла она.

От громкого стука в дверь Кейтлин чуть не подпрыгнула.

Снаружи донесся веселый голос:

— Горячая водичка, сэр!

Джейк повернул ключ в замке, пропуская в комнату парнишку с двумя большими кувшинами. Зная свое дело, парнишка забежал за ширму в углу, и Кейтлин услышала звук льющейся воды. Звук был такой чистый и прозрачный, что ей сразу захотелось окунуться в воду, смыть с себя все, что накопилось, отложилось на ней за последние дни, за эти бесконечные часы…

Не успел первый парнишка закончить, как явился второй, с корзинкой в руке. Джейк взял у него корзинку.

— Свежие полотенца?

— Не свежие, а самые лучшие, — выпалил носильщик почти с негодованием. — И целых четыре! Хозяйка сказала, что леди, скорее всего, придется мыть два раза.

Кейтлин чуть не поперхнулась от такой наглости, а Лесситер с улыбкой подтолкнул чересчур откровенного посланца к выходу и запер за ним дверь.

Потом опять послышался звук льющейся воды. На этот раз распоряжался сам Джейк. Кейтлин видела, как он двигался за ширмой, которая едва доходила ему до груди, и ловила себя на том, что ей нравится смотреть на него. Да еще предвкушение настоящей, горячей бани… В конце концов, не все в жизни было так плохо. Во всяком случае — пока. Могло быть хуже. И комната оказалась вполне приличная. Кейтлин огляделась вокруг уже с интересом. Полог над кроватью из расшитого крупным узором атласа ей понравился. Вот шторы из плотного дамасского шелка были, на ее взгляд, тяжеловаты, да и светильники какие-то слишком вычурные. Но это, в конце концов, не самое главное.

Джейк отодвинул ширму и сделал широкий приглашающий жест, показывая Кейтлин вместительную лохань. Она инстинктивным движением поднялась со стула, но что делать дальше, не знала. Руки поднялись было к пуговицам рубашки, но опять опустились. К горлу подкатил тугой комок.

— Мне что, мыться первой? — спросила она, но совсем не так беззаботно, как хотелось. Джейк улыбался. Но взгляд оставался холодным, сосредоточенным. И Кейтлин вдруг поняла, что именно постоянно пугало ее, держало в напряжении. Это был его никогда не теплеющий взгляд.

— Ну я подумал… Хотя, если не спешишь, можешь завернуться в полотенце и подождать.

— Лучше подожду.

Что делать дальше, она не знала и чувствовала себя полной дурой. Да еще за спиной что-то назойливо и насмешливо тикало. Зато Джейк не испытывал ни малейшего неудобства. Он вернулся к буфету, взял бокал, который налил для нее, и отпил изрядный глоток. И все это — не отводя от нее пристального, ожидающего взгляда.

— Что ты на меня уставился? — не выдержала наконец Кейт. — Думаешь, я сейчас начну раздеваться, а ты будешь стоять и пялиться?

— А почему бы и нет? — вполне искренне удивился он. — Ведь было же раньше.

— Это было совсем другое… Ты… заставил меня. Я была не в себе!

— А сейчас, значит, в себе?

Да он откровенно издевался над ней! Руки Кейтлин сами собой сжались в кулаки.

— Может, и не в себе, но не совсем дура. И хочу помыться!

— А кто против? — спросил он, допивая остатки бурбона. — Все, что пожелаешь. Страсть как хочу увидеть, какова ты в хорошем настроении!..

— Не думаю, что буду после этого в хорошем настроении. Я просто сказала, что хочу помыться!..

— Тебе не угодишь! — Он со смехом покачал головой и бросил ей полотенце. — Уж и так из кожи вон лезу… Но все, похоже, зря.

Полотенце было толстое, пушистое и пахло свежестью. Кейтлин едва сдержалась, чтобы не зарыться в него лицом.

— Не хочу показаться неблагодарной, — сказала она, — но думаю, что делаешь ты все это не без корысти.

— Вот те здрасьте! — Джейк присвистнул. — Какая же мне во всем этом корысть?.. Хотя, может, ты и права. Была у меня, когда отпускал твоего брата, одна мыслишка…

Пальцы Кейтлин впились в мягкие складки полотенца.

— И что же это за мыслишка?

— Да так. Дерьмо собачье… Забудь.

Лицо Кейтлин пошло пятнами. Не то чтобы она не слышала раньше грубых слов. Всякое бывало в разговорах между братом и другими членами шайки, и люди, которых они грабили, не очень-то стеснялись в выражениях. Но там все было иначе. Или она уже не считала Джейка способным на такое?

— Не очень-то ты выбираешь выражения, Джейк Лесситер.

— А что их выбирать?.. Давай начистоту. Еще позавчера ты хотела меня убить и убила бы, если бы очень повезло. Да и вчера… И сегодня. — Он кивал головой, словно убеждая ее. — Не думаю, что ты настолько лицемерна, чтобы отрицать это.

— И не собираюсь, — отозвалась она без колебаний. А что еще сказать? Он был прав. Только она уже забыла об этом или предпочла забыть. А он, оказывается, помнил.

Джейк бросил остальные полотенца на кровать.

— Я знаю, что ты только терпишь меня. И если нам потом, когда-нибудь, доведется встретиться, то даже не узнаешь. Или сделаешь вид…

— Я этого и не скрываю. — Кейтлин выпрямилась и в упор посмотрела на него. — Какой смысл во всем этом, если через две недели мы, в любом случае, расстанемся навсегда?

— Да. В любом случае… — Он задумчиво улыбнулся, а глаза еще больше потемнели. Потом, словно опомнившись, он кивнул на лохань. — Еще полчаса таких умных бесед, и вода остынет. Ты, я помню, помыться хотела?

— Да. Но я жду, пока ты выйдешь из комнаты.

Черные брови взлетели вверх, придав его лицу насмешливо-издевательское выражение, которое Кейтлин ненавидела.

— Зря ждешь. Я не собираюсь уходить.

Кейтлин едва сдержалась, чтобы не затопать ногами от ярости.

— Почему?

— Потому что собираюсь быть здесь. — Он ухмыльнулся. — А что, какие-то проблемы?

— Черт побери, Джейк Лесситер, неужели ты собираешься сидеть и смотреть, как я буду мыться?

— Я, конечно, и надеяться не мог… Но сейчас ты не в том положении, чтобы выбирать. — Он сел на стул и, откинувшись на спинку, вытянул ноги чуть ли не на середину комнаты. — Думаю, это самое меньшее, что ты можешь сделать для человека, который подарил жизнь твоему брату.

— Какая же ты скотина!..

— Может быть. Но это ничего не меняет.

19
{"b":"4635","o":1}