A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
75

Джейк вздохнул и взъерошил свои черные, как смоль, волосы, в свете лампы отливавшие синевой. Сейчас он был похож на туземного принца с суровым, красивым лицом и сверкающими глазами. На широких плечах бугрились мышцы, при каждом движении обозначавшиеся туго скрученными канатами. Кейтлин почти половину жизни провела среди мужчин, видела многих из них раздетыми, но такого, как Лесситер, пожалуй, не встречала… Она с трудом отвела взгляд от его груди. Нет, никаких мыслей о том, что может произойти между ними опять, она допускать не собиралась.

Но внутри что-то постоянно помнило власть его требовательных поцелуев, хотя все ее существо сопротивлялось. Сейчас, когда он был в нескольких шагах, не касался ее, это было почти легко. Но что делать, если он опять вздумает?.. Такого с ней не бывало никогда.

Горделиво подняв голову, она посмотрела на него и сказала невпопад:

— А ты знаешь, я иногда читала книги. Когда время было… — Она растерялась. — Ты ведь сказал, что я должна расширять свои… горизонты.

— Господи, о чем ты думаешь?! Я пытаюсь спасти вас от петли, напрягаю последние мозги! И так ничего в голове не укладывается!.. А тут еще ты!

Она показала ему язык.

— Тогда не строй из себя умника и не относись ко мне так, будто я набитая дура. У меня не было возможности учиться, но я делала все, что могла… Девон часто привозил книги, и мы читали вместе.

— Так твой брат тоже ученый?

Теперь она по-настоящему рассердилась. Глаза вспыхнули.

— Не трогай моего брата!

— И не собирался.

Кейтлин смотрела на него и ничего не могла понять. Красивое лицо Джейка было сейчас спокойным и непроницаемым. О чем он думает, понять невозможно. Его темные глаза иногда становились такими холодными и пустыми, что Кейтлин охватывала тоска. Ей тогда казалось, что ни одна ее мысль не может укрыться от его бесстрастного, безжалостного взгляда.

— Хорошо, Колорадо, — сказал он внезапно, и она вздрогнула. — Правда состоит в том, что я устал воевать с тобой. Устал думать. И вообще, есть хочу. Давай попросим Паулу, чтобы нам принесли чего-нибудь поесть.

— Я не хочу, спасибо.

— Не хочешь? — Его брови взлетели вверх. — Пять минут назад ты ныла, что умираешь с голоду!

— Перехотела. Кроме того, не хочу быть обязанной тебе. Он с усмешкой поднял с пола свою грязную рубаху.

— Ладно. Смотри не пожалей.

Глава девятая

Прикрыв за собой дверь, Джейк прислушался. Кейтлин, оставшаяся в комнате, сидела тихо. Крадущейся кошачьей походкой он неслышно спустился в полуосвещенный холл. Это он умел, потому как давно усвоил, что умение передвигаться быстро и неслышно дает в жизни немало преимуществ. Все его движения были отточены и осторожны.

Из дальней комнаты послышалось бренчанье пианолы, потом взрыв хохота. Наверняка из «приемного покоя», как называла эту гостиную Паула, где клиенты могли присмотреться к ее девочкам, выбрать. А Джейк однажды назвал это место камерой смертников. Паула посмеялась и согласилась. Она тоже была не очень высокого мнения о бизнесе, которым занималась.

Паула Грейсон зарабатывала на жизнь тем, что обеспечивала мужскую часть местного населения развлечениями и удовольствиями. Они этого хотели, и она им это давала. Дела шли неплохо, охотников посетить заведение среди старателей, которые порой месяцами не видели женщины, находилось немало. Захаживали и ковбои. Вместе с репутацией заведения росли и цены. Правда, Паула старалась все делать на совесть, без обмана. Сейчас, кроме обычных номеров, в доме было несколько хорошо обставленных уютных гнездышек для людей солидных, о чем раньше Паула могла только мечтать. Посетителей попроще принимали через другой вход.

Новое место, новые люди, новая жизнь. Все работало на Паулу. Да и публика, съехавшаяся сюда со всего света, не строила далеко идущих планов, жила одним днем и не маялась воспоминаниями.

Джейк толкнул кухонную дверь и увидел Паулу, которая руководила кухарками. Паула всем занималась сама, не передоверяя никому.

— Привет, красавчик, — усмехнулась она, оборачиваясь. — Укротил свою тигрицу?

— Веревки не хватило. — Он кивнул в сторону кастрюль, стоявших на плите. — Но, думаю, несколько кусков тушеного мяса здорово помогли бы.

— Не скоро же ты до этого додумался. Паула заговорщицки подмигнула ему.

— Как-то в голову не пришло, — рассмеялся он в ответ. — Так как там насчет поесть, а то она мне голову отгрызет!

Но Паула еще не все сказала.

— Она, по-моему, тебе не подходит. Не твой стиль, Джейк. Я думала, ты любишь более покладистых…

— Я потом расскажу тебе, кого я люблю. Наедине, за стаканчиком бурбона. — Он подмигнул Пауле. — Если захочешь…

Паула рассмеялась. Потом отвернулась, дала несколько указаний по поводу гуся с яблоками, понюхала тушенные в томате бобы и приказала одной из девушек отнести ужин в угловую комнату.

— И не забудь бутылку хорошего вина… Думаю, до полного лада у вас еще далеко. Так что не помешает.

Девушка кивнула, словно слышала такое от хозяйки постоянно. Главная кухарка, дородная краснолицая женщина, повернулась, посмотрела на Джейка, но ничего не сказала.

— Пошли, Джейк, — сказала Паула и направилась в коридор. Там было светло и чисто. На полу лежала красная ковровая дорожка. Все, как на картинке о добропорядочном английском домохозяйстве, хмыкнул про себя Лесситер. Пахло лавандой. Мебель в одной из гостиных была явно заморского производства. На окнах висели занавески из тонко выделанного ирландского тюля. Электричество сюда еще не добралось, но по стенам ярко горели газовые рожки.

Кабинет Паулы был под стать остальной обстановке дома. Но поскромнее. Здесь не было кружев и дамасских шелков, хотя мебель стояла добротная, обитая настоящей кожей. По стенам висело несколько небольших картин, но здесь они изображали горные пейзажи и сцены охоты. Ничего фривольного, распаляющего мужское воображение.

— Хорошо у тебя, — сказал Джейк, садясь на стул и вытягивая длинные ноги. Паула улыбнулась, налила в стакан бурбона и протянула ему.

— Расскажи мне, наконец, где ты нашел эту голубицу? В общем-то, она — ничего, только коготки больно острые.

— Слышала когда-нибудь о Колорадо Кейт?

Паула недоверчиво посмотрела на него и протяжно свистнула.

— Тебе что, неприятностей в жизни мало? Кроме того, я слышала, что у нее мужиков сотен пять перебывало. А при случае может и достоинство отстрелить.

— Надо же людям о чем-то болтать. — Джейк еще вольготнее расположился на стуле и загадочно улыбнулся.

— И все же, будь поосторожней. Ходят слухи, что Дж. К. Дюран на нее здоровенный зуб точит.

— Даже два, — кивнул Джейк, отхлебывая из стакана. — Но досталась она мне, и я не хочу… чтобы Дюран знал об этом. Время не пришло.

Паула нахмурилась.

— Ты еще на него работаешь?

— Ничего от людей не скроешь, — Джейк сокрушенно покачал головой. — В общем-то, да. Но я отнюдь не такой простой, чтобы без задней мысли подставлять голову под пули. Есть у меня мыслишка… Ты, кстати, ничего не слышала о нем в последнее время?

Усевшись за стол, Паула подперла подбородок рукой и посмотрела на Лесситера.

— О Дюране лучше не вспоминать. Помяни черта, а он тут как тут…

— Знаю… Я так, на всякий случай спросил. Мало ли о чем бабы между собой сплетничают…

Он смотрел на нее поверх стакана, понимая, что внутри у Паулы происходит сейчас нелегкая борьба.

— Дюран выкачивает из Восьмого Счастливого от десяти до пятнадцати тысяч в неделю, — наконец сказала она. — Теперь там работает целая куча инженеров, навезли всякого оборудования. А он не дурак, чтобы зря вбухивать деньги… У него вклады в пяти или шести банках; Это все знают. И денег немало… А когда Колорадо Кейт начала грабить его поезда, он чуть с ума не сошел…

— Еще что-нибудь? — Джейк пристально смотрел на нее, медленно поворачивая в пальцах стакан. — Я думаю, тебе известно кое-что помимо того, что знает тут каждый школьник.

26
{"b":"4635","o":1}