A
A
1
2
3
...
30
31
32
...
75

Девон широко улыбнулся. Зубы его блеснули необычайной белизной на фоне загорелого лица. А ярко-голубые глаза смеялись из-за густых ресниц.

— Не стану спорить с леди. Но таких красивых девушек, как вы, я в Лидвилле еще не встречал.

— А вы знаете здесь всех девушек?

— Тех, которые того заслуживают.

Она была так хороша, когда рассмеялась, и Девон ощутил, как что-то толкнулось внутри. Смех ее был похож на тихий звон серебряных колокольчиков в теплом вечернем воздухе. Он вновь ощутил ее запах, донесенный легким ветерком, и опять подумал о розах. Может быть, нужно сказать что-то еще, придвинуться к ней поближе, но из дома донесся громкий нетерпеливый голос:

— Молли! Где ты, на веранде?..

Лицо девушки погрустнело, она будто вспомнила о чем-то не очень приятном.

— Я здесь, матушка, — отозвалась она после краткого замешательства. — Сейчас иду.

Молли… Имя очень подходило ей.

— Вам нужно идти? — спросил Девон, стараясь хоть на секунду удержать ее. Что-то в этой девушке неожиданно взволновало его. А ведь они почти и не поговорили. Может быть, больше слов сказала обо всем Девону ее тихая и мягкая улыбка?

— Нет, еще немного подожду.

— Точно? А как же?..

Девон кивнул в сторону двери, откуда донесся голос.

— Когда матушка на самом деле сердится, она кричит совсем по-другому. Тогда я знаю, что нужно идти. — Молли с улыбкой пожала плечами и чуть тряхнула головой. Девон, как зачарованный, смотрел на ее волосы. — Сейчас она просто спрашивала, где я.

— Вы всегда так хорошо разбираетесь в людях?

— Иногда.

Девон улыбнулся уголком рта.

— А как насчет меня?

Он шутил. Но девушка восприняла все неожиданно серьезно. Она окинула его быстрым взглядом, потом посмотрела прямо в глаза. Девон вдруг вспомнил, что давно не причесывался, и рубашка на нем мятая, несколько дней не стиранная. Да и не брился он уже дня четыре — серебристая щетина отчетливо блестела на щеках.

Молли облокотилась на перила.

— Я думаю, что вас сейчас что-то очень заботит, что-то очень важное. И вы тревожитесь, не зная, как все это для вас обернется…

Девон невольно оттолкнулся от перил, выпрямился и посмотрел на нее. Слишком она была проницательна для юной красотки.

— Такое можно сказать почти о каждом мужчине в этих местах, — усмехнулся он.

Ее глаза расширились, она по-прежнему не сводила взгляда с его лица.

— Может быть. Но у вас печаль в глазах. Думаю, потому что исход этого важного дела от вас не зависит.

Невозможно. Ведь она не могла ничего знать. Значит, просто догадалась. Случайно. Девон несколько расслабился и заставил себя рассмеяться.

— Есть такое… Беспокоит меня одно дельце, — сказал он, глядя ей в глаза, словно пытаясь пересилить ее взгляд. — Боюсь, что не увижу вас опять, после того как хозяйка по-настоящему позовет вас.

Ее губы сложились в улыбку.

— Если это все, чего вы боитесь, — произнесла она едва слышно, наклонившись ближе, — то не тревожьтесь. Я обязательно выйду сюда завтра вечером… Матушка рано ложится спать.

Невольно понижая голос до шепота, Девон спросил:

— Тогда почему сегодня она так поздно сидит в гостиной?

— Сегодня была наша с ней очередь мыть посуду. Мы делаем так, чтобы было меньше расходов, — Девушка позволила ему наклониться еще ниже и сама подалась навстречу. Их тела почти соприкасались, — А завтра посуду будут мыть другие, и матушка сможет лечь пораньше.

Девон чувствовал легкое тепло ее тела, от запаха кружило голову — пахло розами и женщиной. Это сочетание заставило его вздрогнуть. Он с трудом проглотил комок, внезапно перекрывший горло, но уже не мог отвести взгляда от ее груди, туго обтянутой тканью блузки. Наверняка она небольшая и упругая. Ему казалось, что даже соски угадываются под тканью… И наверняка пахнет розами. В каком-то мгновенном затмении ему неистово захотелось узнать, проверить.

Сам не понял, как удержался. А когда осознал, что не сможет, не позволит себе сделать этого, охватило острое чувство сожаления. Словно потерял что-то очень ценное. Такое, чего никогда не сможет обрести… Но все было правильно. Так мог бы поступить негодяй Дюран или этот… Джейк Лесситер. А он не мог. Тем более — с этой девушкой.

Глубоко вздохнув, Девон отступил. Посмотрел на дверь.

— Думаю, хозяйка сейчас придет сюда. Кажется — шаги…

— Тогда до завтра? В девять вечера? — спросила Молли быстрым шепотом.

Он хотел ответить отрицательно и не смог. Пусть потом поймет, что не дождется его. Только не сейчас.

— До завтра, — выговорил он, надеясь, что слова прозвучали не слишком фальшиво. И заставил себя улыбнуться.

Когда она скрылась в доме, одарив на прощание своей тихой улыбкой, Девон долго смотрел на дверь. Потом отвернулся и уставился во тьму. Едва ли понимая, что делает, свернул и закурил сигарету. Черт побери, никогда он так не волновался из-за женщины. Если не считать Дженни Эванс, самой красивой девочки в округе. Но это было в первом классе… Два месяца он ходил за ней по пятам, а потом вдруг решил, что ему надоело. Может, и на этот раз будет так? Только решить все: надо быстрее. Сейчас.

Но за первой сигаретой пальцы свернули вторую, и Девон не заметил, как выкурил ее. Он ничего не знал о девушке, даже ее фамилии, но ему было все равно. Да оно и правильно. При его-то жизни, когда не знаешь, доживешь ли до вечера, не хватало только влюбиться.

А потом мысли как-то сами собой вернулись к Кейтлин. Сестра! Только теперь он вдруг осознал, как много Кейт значила для него. И вот сейчас она в руках этого Лесситера!.. Девон яростно помотал головой. Он готов был лететь в ад в обнимку с этим мерзавцем, чем сознавать, что беззащитная Кейт находится в его руках.

Глава двенадцатая

Лучи утреннего солнца дробились решетками жалюзи, солнечные пятна бродили по едва колыхавшимся шторам. Кейтлин открыла глаза и пошевелилась. Потом резко села на кровати и только тогда поняла, где находится.

Как давно она не спала в настоящей постели, на настоящей кровати с простынями, матрацами, подушками! На кровати, стоящей посреди комнаты. И если бы не вновь ожившие мысли о том, почему она здесь находится, Кейтлин обязательно понежилась бы в мягком тепле. Но она была пленницей Джейка Лесситера… И все сразу померкло. Сказочная спальня превратилась в грязный гостиничный номер. Даже хуже. В бордельный «кабинет».

Джейк еще не возвращался. Постель с его края была не тронута, одежды тоже нигде не было видно.

Кейтлин нетерпеливо откинула волосы с лица. Ей было абсолютно все равно, где он шляется. И с кем. Нашел какую-нибудь мягкую толстуху, которая позволит ему что угодно. Сколько же баб ему надо, чтобы насытить свою похоть?

Завернувшись в простыню, она спустила ноги с кровати и встала. Лодыжку пронзила острая боль. Прихрамывая, Кейтлин обошла комнату.

Кто-то побывал здесь, когда она спала, подтер на полу лужи, оставшиеся после их купания. На столе стопкой лежали чистые полотенца, возле лохани стоял кувшин с водой. Интересно, что они подумали, когда прибирали? Кейтлин невольно улыбнулась. Хотя горничные в этом доме наверняка привычны и не к такому.

Поднос с остатками еды все еще находился на столе, никто не подобрал с пола и фруктов, которыми она швырялась в Джейка. Жаль, что ничего не осталось на подносе. Сейчас Кейтлин не отказалась бы от яблока.

Она вздохнула, подошла к окну и распахнула ставни. Яркие солнечные лучи залили все вокруг. Острый утренний холодок проник в комнату. Кейтлин передернула плечами и вдруг ощутила, как, несмотря ни на что, она была счастлива прошлой ночью.

Потом высунулась из окна и глянула вниз. Крутой обрыв, усеянный острыми каменными зубцами, выглядел ужасно. Кейтлин поняла, как ей повезло. Теперь казалось чудом, что она не разбилась насмерть о скалы. И кому пришло в голову построить дом на таком обрыве, подумала она неприязненно.

С одной стороны к дому примыкала длинная, приземистая конюшня, возле нее стоял элегантный экипаж. Кейтлин чуть не рассмеялась, представив, как по воскресеньям проститутки чинно усаживаются в него и отправляются в церковь. Да уж, картинка!.. Она вспомнила женщин, которых видела здесь, когда они с Джейком приехали. И вдруг поразила мысль: а чем она сама сейчас лучше их? Ведь никому не докажешь, что она очутилась здесь не по своей воле.

31
{"b":"4635","o":1}