ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раздосадованная, Кейтлин вернулась к столу, увидела остатки еды на подносе, отломила кусочек черствого рогалика и стала рассеянно жевать. Может, о ней все забыли? Хотя кто-то ведь подтер пол и принес воды. Кроме того, позаботились и о запасе спиртных напитков. На небольшом комоде стояло несколько разнокалиберных бутылок… И все же ей было не по себе. Времени прошло немало. Судя по положению солнечных пятен на полу, время приближалось к десяти часам.

Присев в стоявшее в углу кресло, отгороженное от столика для умывания разрисованным яркими цветами экраном, Кейтлин опять задумалась о том, что произошло и происходит с ней. Потом невольно мысли обратились к Девону. Где-то он сейчас и что делает? Ей очень хотелось, чтобы у него все получилось, все было в порядке. Она не очень надеялась, что брату удастся найти доказательства против Дюрана, но хотелось верить, что все кончится хорошо.

Несмотря на уверенность Джейка, что всегда можно что-то раскопать, если постараться, Кейтлин в этом сомневалась. Она вообще не понимала, почему он согласился помогать им. Лесситер вел себя непонятно: то поступал как завзятый деляга и негодяй, то вдруг начинал разыгрывать из себя этакого весельчака, рубаху-парня, даже благородного ухажера. Все это смущало Кейтлин, ставило в тупик.

Это можно было бы объяснить, если бы он не работал на Дюрана и если бы она не знала о его репутации. Но Джейк Лесситер был слишком известен по всему Западу. Кейтлин слышала это имя, сколько помнила себя. В одном ряду с Клеем Элисоном, Джоном Уэсли Харденом, братьями Джесси и Фрэнком Джеймсами. Все были закоренелые, безжалостные убийцы. Им человека застрелить — что муху прихлопнуть. Правда, в последнее время этих молодцов в округе поубавилось. О братьях Джеймсах говорили, что они осели в Нэшвилле и разыгрывают из себя добропорядочных буржуа. Кола Янгера вместе с братьями повесили за ограбление банка в Миннесоте. Харден уже несколько лет в тюрьме. Говорят, его обвинили в убийстве сорока четырех человек.

Кейтлин вздрогнула, вдруг представив, как обойдутся с ней, если она попадет в руки властей. Люди наверняка относятся к ней так же, как к этим отпетым негодяям. Где же справедливость?.. Все знают, что Лесситер живет тем, что убивает людей, и наверняка убил немало, но ни один прокурор не может ничего доказать. А они с Девоном только пытаются отомстить Дюрану. Но для людей нет разницы. Всех, кто нарушает закон и спокойствие граждан, в конце концов, ждет одна и та же судьба: пожизненный срок или веревка… Нет на свете никакой справедливости! Все именно так, как говорил Девон: выигрывает тот, кто первым нажмет на курок.

Кейт вздохнула, пошевелилась, удобнее усаживаясь в кресле, простыня сползла с голых ног. Все они были в царапинах, кровоподтеках и синяках. Большой палец на правой ноге посинел и распух. Приятного мало, но ничего серьезного. Кейтлин встала, подошла к комоду и, взяв с него серебряное ведерко, в котором с вечера стояла бутылка с вином, вернулась к креслу. Достала из ведерка бутылку и сунула разбитый палец в холодную воду. Ощущение оказалось не из приятных. Кейтлин судорожно втянула в себя воздух, закусила губу и передернула плечами. Но сейчас важно было, чтобы опухоль спала как можно быстрее.

Она так и сидела с ногой в ведерке, когда в коридоре послышались быстрые шаги, потом в замке повернулся ключ, и на пороге обрисовался силуэт Джейка. Он внимательно посмотрел на Кейт и плотно притворил за собой дверь.

— Лохань для мытья чуть побольше размером. Ты перепутала, Колорадо, — сказал он насмешливо.

Кейтлин холодно взглянула на него и поправила простыню на груди.

— Ты прекрасно понимаешь, что я делаю. Не разыгрывай из себя дурачка.

— Ладно. — Лицо Джейка сделалось серьезным. — Дай-ка мне посмотреть твою ногу.

Он шагнул к Кейтлин, но она жестом остановила его.

— Спасибо, я вполне в состоянии позаботиться о себе. И разговаривать с тобой я не хочу. Так что держись от меня подальше.

Губы его насмешливо поджались, но настаивать Джейк не стал. Кейтлин заметила, что выглядит он усталым и чем-то явно озабочен. И еще заметила, что он успел переодеться. Теперь поверх красной байковой рубашки на нем был кожаный жилет, а джинсы были явно только что из стирки. Даже сапоги выглядели так, будто их недавно начистили до блеска. Вначале она удивилась, кто это успел так позаботиться о нем. Но ответ напрашивался сам собой. И не вызвал у Кейтлин ничего, кроме раздражения.

— Успела уже к бутылке приложиться с утра, — заметил он беззаботным тоном, который особенно не нравился Кейтлин и действовал на нее, как удары электрического тока. Впервые она испытала такое в детстве на ярмарке, где, как диковинку, показывали состоящую из полированных железяк машину, из которой время от времени могли сыпаться — голубоватые искры.

— Я не пью, — ответила она не сразу, взглянув на бутылку, стоявшую рядом. — Предоставляю это тебе. У тебя здорово получается.

Он кивнул, взял бутылку, посмотрел на просвет и понюхал горлышко.

— И правильно делаешь. Вино уже выдохлось…

Она нахмурилась и решила ничего не отвечать. Не хотелось вести пустопорожние разговоры.

Джейк поставил бутылку на стол, подошел к окну и выглянул. На ярком свету следы утомления были еще заметнее у него на лице, и Кейтлин вдруг с неожиданной болью и обидой представила его в объятиях Паулы или какой-нибудь из ее любвеобильных «девочек». Ей-то, конечно, наплевать. Наплевать!.. Но отчего же так противно заныло в груди?

Повернувшись спиной к окну, Джейк пристроился на подоконнике, сложив руки на коленях. Солнце освещало его сзади, и веселые искорки плясали в иссиня-черных волосах.

— Когда ты, наконец, успокоишься, Колорадо, и с тобой можно будет спокойно поговорить? — спросил он каким-то очень обыденным, даже усталым голосом.

Кейтлин взглянула на него и отозвалась мрачно:

— Когда буду чувствовать себя спокойно.

— Значит, не скоро… Никогда не встречал столь взбалмошной дамочки. Ты, по-моему, постоянно готова устраивать скандалы по любому поводу.

— А как бы ты чувствовал себя на моем месте? — резко ответила она. Гнев и обида буквально душили. — Я не просила тебя привозить меня сюда. Ты притащил меня силой и теперь хочешь, чтобы я благодарила тебя за это?..

— Ну не совсем уж силой.

— Да. Просто пригрозил, что иначе убьешь брата или сдашь нас обоих Дюрану. Очень галантное приглашение. От такого невозможно отказаться.

— Что поделаешь. Но я не об этом хочу поговорить…

Джейк соскочил с подоконника, подошел к ней, остановился рядом и окинул ее обнаженные выше колен ноги. Потом положил руку на плечо. Кейтлин вздрогнула.

— Я не о том хотел, — проговорил он тихо и как-то слишком нерешительно. — Тебе нравится, когда я притрагиваюсь?

— Я ненавижу тебя, — произнесла она, не смея поднять глаз.

— Милая, кто из нас кого дурачит? Или показать тебе следы, которые твои коготки оставили на моей спине, когда я пытался вырваться их твоих объятий?

Кейтлин вся вспыхнула. Она не знала, что сказать, чем ответить на его слова, и ненавидела себя за это. Тем более, что в этих словах было слишком много правды. Слишком.

— Я уже говорила тебе… — начала она с натугой. — Если уж так случилось… Но я не хочу быть одной из многих в твоей постели. И не буду… Может, я порой не в силах справиться с собой. Но это ничего не значит. Просто ты слишком хорошо знаешь эти ниточки… за которые надо дергать. Любой другой с таким опытом добился бы от меня того же…

Она почувствовала, как пальцы Джейка сжали ее плечо. Потом он убрал руку и отступил.

— Я смотрю, ты умеешь воткнуть вилку в нужное место. — Он усмехнулся. — Давай говори дальше, я потерплю.

— А что дальше? Тебе ровным счетом наплевать на меня и мои чувства…

Джейк облокотился о комод и, сложив руки на груди, смотрел на нее исподлобья. Опять он выглядел усталым и подавленным. А Кейтлин все не могла успокоиться. Вдруг ее поразила догадка, что вся эта мужественность и насмешливость — лишь защита. Что за ней может скрываться что-то очень чувствительное и ранимое. Но и за эту догадку, за это невольное сочувствие к нему она еще больше возненавидела себя.

32
{"b":"4635","o":1}