ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она знала, что мужчины не всегда в состоянии объяснить свое поведение — как-никак выросла среди них. Но чтобы с ними творилось такое же, как с Лесситером, прежде не встречала. У Девона случались припадки гнева и бывали минуты, когда Кейтлин хотела находиться подальше от брата, спрятаться где-нибудь и пересидеть опасные часы. Но время проходило, Девон забывал свой гнев, и все шло как прежде. С Джейком было не так. Кейтлин чувствовала — он постоянно напряжен, даже пытаясь разыгрывать из себя беззаботного гуляку, неотступно думает о чем-то. И это не давало ему спокойно жить… Кейтлин вдруг пришло в голову, что Лесситер очень похож на большого сильного зверя, запертого в тесную клетку. Он прекрасно знает, что его окружают стальные прутья; когда за ним наблюдают, пытается сделать вид, что смирился с ними, но на самом деле каждую секунду он до предела собран, напряжен и только ждет момента, и не успокоится, пока не выберется из клетки.

И еще в одном была уверена Кейтлин: что даже от его пристального взгляда мурашки начинают ползти у нее по спине.

А уж когда он прикасался к ней… Тут она просто ничего не могла объяснить… С ее чувствами начинало твориться что-то неописуемое. Вот и сейчас, глядя в темные, непроницаемые глаза, она ощутила, как в горле растет плотный комок.

Это было похоже на ощущение, предчувствие… Да какое там к черту предчувствие! Кейтлин зажмурилась. Она хотела его. Хотела, чтобы он подошел, прикоснулся, стал гладить, целовать ее. Неужели он сам этого не видел?

Все он прекрасно видел и понимал. И темный взгляд из-под густых ресниц говорил о многом, хоть и пытался не сказать ничего. Кейтлин не была дурой и научилась разбираться в его взглядах.

Рассеянным движением поправив волосы, Кейтлин взглянула не него с улыбкой. Джейк улыбнулся в ответ.

— Пришла в себя? Понимаешь, что нам рановато выскакивать под пули Дюрана?..

— Не знаю. — Кейтлин вздернула одним плечом. Именно тем, с которого слетела бретелька. — Оставаться здесь, с тобой, тоже небезопасно…

Он коротко рассмеялся. А Кейтлин вдруг вспыхнула. Господи! Да она заигрывает с ним!.. Это открытие настолько поразило ее, что несколько секунд она не могла придумать, что сказать. Все мысли будто мгновенно выдуло из головы сквозняком.

— Один на один со мной, думаю, все же лучше, чем с пулей. Она не выбирает, и ее не попросишь подождать, — Он стоял, словно в задумчивости: сделать шаг к кровати или оставаться на месте. Кейтлин показалось, что в комнате вдруг сделалось невыносимо жарко. — А со мной, если хорошенько попросить, всегда можно договориться…

— Никогда не пробовала договориться с пулей, — ответила она, глядя, как Джейк приближается к кровати. — А насчет тебя…

И замолчала, с недоумением наблюдая, как он, осторожно взяв ее за руку, стал целовать, начав от запястья и медленно приближаясь к локтевой впадинке. Другой рукой он обнял ее за плечо и притянул к себе. Кейтлин склонила голову.

Как только он начал ее целовать, Кейт ощутила разлившуюся по телу знакомую дрожь. Ее мучительно-сладкие волны, рождаясь где-то в самой середине, прокатывались до кончиков пальцев, глуша все остальные чувства. Ощутив внезапную слабость, Кейтлин, будто спасаясь, обхватила рукой плечо Джейка. Его сильная рука крепче сжала ее. Джейк нетерпеливым движением придвинулся, и Кейт ощутила сквозь ткань юбки жар его тела.

Потом его раскаленные поцелуи, будто плавившие под собой кожу, заскользили по шее вниз, к груди. Когда его губы сомкнулись на затвердевшем соске, Кейт застонала и подалась к нему.

Теперь ей казалось, что так было всегда. Она всегда хотела, чтобы он крепко сжимал ее в объятиях, хотелось чувствовать его так близко, чтобы он казался частью ее собственного тела. Пальцы Кейтлин скользнули под его рубашку, потом принялись расстегивать пуговицы. У нее плохо получалось, пальцы дрожали, не слушались. Волнение передалось и Джейку. Ему в такие моменты было трудно соразмерять свои усилия, и Кейтлин даже не поняла, каким образом оказалась лежащей на кровати.

Остатки одежды они почти срывали друг с друга. Кейтлин ощутила, как воздух из окна холодит низ живота. Рука Джейка уже скользнула ей между ног, но она не чувствовала стыда. Разве что когда, на миг открывая глаза, видела его внимательный, словно изучающий взгляд. Тогда руки Кейтлин, будто лучше ее самой зная, что делают, начинали скользить по его груди и животу.

— Господи, Колорадо, — выдохнул он хриплым полушепотом, когда Кейтлин стала целовать его живот, состоявший сейчас из напрягшихся под кожей мышечных долек.

Его хватка ослабла, и он, откинувшись, прилег на кровати рядом с ней. Кейтлин заскользила губами по его груди, добралась до плеча, с каким-то сладостным замиранием ощущая хранившийся в складках запах мыла, смешанный с терпким ароматом его кожи.

— Люби меня, Кейтлин, — пробормотал он сдавленным голосом, от которого у нее все задрожало внутри.

И только через секунду она поняла и замерла. Он впервые назвал ее «Кейтлин».

— Не понимаю… что ты имеешь в виду, — произнесла она полушепотом, когда появился голос.

Тогда он, мягко подталкивая, словно подсказывая без слов, положил ее на себя и, чуть приподняв за плечи, принялся целовать грудь. Жаркий трепет пробежал по ее телу, разгораясь все ярче огнем желания. Джейк, придерживая ее за плечи, усадил на себя. Кейт ощутила под собой его мускулистые бедра, от этого внутри все сладостно содрогнулось. Она поняла, чего он хотел от нее, поняла, что надо делать.

Джейк осторожно приподнял ее, чуть подвинул назад… Кейтлин не могла удержаться от стона, когда ощутила, как его затвердевшая плоть вошла внутрь нее, казалось, расколов, до самой сердцевины.

Откинувшись на подушку, Джейк мощным движением попытался приподнять ее. Чтобы удержаться, Кейтлин оперлась руками на его плечи и ощутила, как в ответ на его движение, что-то стало пульсировать и сокращаться у нее внутри.

Потом, лишь на краткие миги приходя в себя, Кейтлин успевала заметить косые солнечные полоски, падавшие на его лицо и шею. Медового цвета кожа и будто воткнутые в нее черные волоски на подбородке… И опять летела, взвивалась куда-то под самые небеса. Пересохшими губами судорожно хватала воздух и снова падала куда-то вниз, в темную бездну.

Его руки все крепче, почти до боли сжимали ее бедра, подбрасывали вверх, чтобы потом поймать и сжать еще сильнее. А она все больше чувствовала себя не Кейтлин Конрад… Она уже не знала кем. Никем. Каким-то мучительно сокращающимся мышечным кольцом, все туже обвивающим его. Других ощущений не было. Только когда его пальцы до боли сжимали ее груди, Кейт нетерпеливо постанывала.

Иногда, будто сквозь толстый слой войлока, доносились его слова. Что-то о том, чтобы она шире раздвинула ноги. Кейтлин едва ли понимала, но подчинялась, чувствуя, угадывая, что именно надо делать. Его движения становились все более мощными. Кейтлин казалось, что она каждый раз переворачивается в воздухе вверх ногами. И боялась, что вдруг перевернется совсем и полетит куда-то вниз, беспорядочно кувыркаясь и распадаясь на части.

Этот момент наступил, когда она ощутила, как плоть Джейка стала, вызывая сладостную дрожь, сокращаться у нее внутри. Потом он замер на секунду и обмяк в изнеможении. Кейт со счастливыми рыданиями, которых не могла сдержать — да и понимала, что не нужно сдерживать, — прильнула к нему, уткнув лицо под мышку. Так и лежали оба, неподвижно, обессиленно. Он, обнимая ее руками, словно прикрывая от всего, что могло случиться. Она, чувствуя это и понимая, со счастливой улыбкой.

Так и заснули, крепко обняв один другого, не разъединяясь. Его негромкое похрапывание в ухо казалось Кейтлин самой сладкой колыбельной.

Глава шестнадцатая

Когда глаза Кейт немного привыкли к полумраку и она поняла, что все еще лежит на груди Джейка, она хотела осторожно соскользнуть с него. Но невольно задержалась, взглянув на его лицо. Она никогда не видела Джейка таким. Черты его лица смягчились во сне, стали отчетливее. Губы чуть приоткрылись, с них исчезла словно приклеенная навек насмешливость. И Кейтлин вдруг увидела перед собой лицо ребенка… Таким Джейк был, наверное, лет пятнадцать, а то и двадцать назад.

42
{"b":"4635","o":1}