ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Девон попытался поднять голову, но ничего не получилось, и он со стоном закрыл глаза. Все тело словно разламывали на части.

— Чувствую себя так… будто по мне проехал… товарный вагон…

— Ага, — отозвался Мортон. — И выглядишь примерно так же…

Девон пару минут лежал, потом, собравшись с силами, в несколько приемов сел. Огляделся в полутемном помещении.

— Похоже, мы попали под замок. — Он кивнул на крохотное, забранное решеткой оконце под самым потолком.

— Еще и как похоже, — кивнул Даг. — Слушай, Дев… Прошлой ночью я кое-что интересное узнал.

— Прошлой ночью?.. — Девон повернулся к нему. — А сколько мы… здесь?

— Со вчерашнего утра. Здорово они тебя обработали… Так вот, я слышал, как один из этих «помощников» говорил другому, что если маршал дознается о том, что мы здесь… Смекаешь, что к чему?

Девон попытался сообразить. Но ничего не получалось, в голове наперебой ухали тяжелые молоты, а грудь так болела, что он едва мог дышать.

— Значит, они не хотят… — наконец пробормотал Девон, — чтобы маршал знал. И что из этого?..

— А то, что они либо нас взяли, не спросясь у маршала, либо собираются от нас избавиться, пока тот не узнал.

— Тебя это волнует? Все равно мы покойники. Днем раньше, днем позже…

— Девон, ты совсем не думаешь!

— Потому что не могу. Думай сам…

Склонившись к нему, Мортон начал говорить, невольно понижая голос:

— Если они не хотят, чтобы маршал знал о нашем аресте, значит, у них есть какая-то причина.

— Нам-то какая разница?..

— Да послушай ты! — Мортон уже терял терпение. — Может, у них есть здоровенная причина, чтобы мы вообще не появились в суде?

— Ну и что?

— Я думаю, не попросить ли ту милашку, когда она явится в следующий раз, шепнуть маршалу, что нас держат здесь…

— Стой… какую милашку?..

— С которой ты шушукался по ночам на крыльце. Она несколько раз приходила, сказала, что еще наведается.

Молли! Девона обдало горячей волной стыда. Он зажмурил глаза. Что она подумала, когда их арестовали? Она ведь слышала, как ему предъявили обвинения. И, что греха таить; почти все в них было правдой… Как теперь глянут на него огромные, когда-то ласковые глаза?

— Чего она хотела? — хрипло спросил он.

— Хотела?.. Тебя повидать хотела. Поговорить… А какой разгон устроила этим «помощникам»!

— Неужели?

— Ничего не боится! Я слышал. Сказала, что если не пустят к тебе, то поднимет такой шум…

— Одно дело сказать.

Девон попробовал покачать головой, но движение отозвалось такой лютой болью в затылке, что он застонал.

— Не знаю. Но если она придет, почему бы не попросить ее шепнуть маршалу?..

— Зачем ее втягивать во все это?

Мортон нахмурился. Безразличный, замогильный настрой Девона не нравился ему.

— Думаешь, ей легче станет, когда тебя завтра, или даже сегодня, вздернут где-нибудь втихую?.. Или, думаешь, Кейт сильно обрадуется?

Вспомнив о сестре, Девон до боли стиснул зубы. Не хотелось даже думать о том, что сделает с ней Лесситер, если он не вернется к сроку!.. Наверняка этот подонок и организовал все. Нельзя было доверяться ему!.. Девон сжал кулаки. Если бы мог, то разорвал бы Лесситера на куски! Надо было сделать вид, что они с Мортоном уехали, а потом потихоньку вернуться, подстеречь их, убить Лесситера, освободить сестру… Но ему, видишь ли, захотелось поверить, что существует какой-то другой выход, возможность покончить со своим прошлым, изменить всю жизнь… Вот теперь и расплачивался за это!

— Я думаю… Даг, — проговорил он, заставляя себя, — что неудачники женщин не интересуют. Они любят победителей…

— Есть такое, — задумчиво почесывая небритую щеку, отозвался Мортон. — Сам знаю… Как только оступишься, сразу найдется куча охотников подставить тебе ножку. Я лет с четырнадцати все бегаю и бегаю, и остановиться не могу… А началось с того, что жрать хотелось, цыпленка украл… Объявили на всю округу вором. Им какая разница — что ты цыплят воруешь, что коней уводишь…

— Да, им… разницы никакой. Ты — вор… и тебя надо повесить… — проговорил Девон, опять укладываясь на подстилку. Голова кружилась. — Всем только спокойнее будет…

Он закрыл глаза и сразу заснул, поплыл, колыхаясь на медленных волнах. Разбудил его чей-то громкий голос.

Просунувшись в полуоткрытую дверь, его грубо окликал один из помощников Вомака, невысокий рыжеватый крепыш.

— Чего тебе? — отозвался Девон.

— Тут к тебе пришли, Конрад. Так что умойся, причешись… гы-гы!.. Может, это твое последнее свидание в жизни.

Девон хотел ответить достойно, но тут заметил, что рядом с помощником шерифа стоит Молли. На избитом лице Девона против воли появилась радостная улыбка.

Молли шагнула к решетке, отделяющей камеру от коридора, негодующе поглядывая на помощника.

— Вы ведете себя грубо и непозволительно, мистер Джером! Я обязательно расскажу об этом моему дяде!..

— Да кому угодно рассказывайте!.. Лучше поторопитесь. У нас не благотворительный приют. Этим двум субчикам не долго осталось жить…

— Хорошо, тогда отоприте.

— Нет, этого нельзя. Они могут захватить вас или еще чего… На кой мне лишние хлопоты?

— Я хочу осмотреть их, чтобы потом засвидетельствовать в суде, какие им были нанесены побои…

— Мисс Макгован, если вы хотите поговорить с ними, то ведите себя посмирнее. — Было видно, что Джером начинает злиться. — Хоть вы и племянница судьи, это не значит, что можете вести себя в тюрьме, как захотите. Тут существуют правила. Вам и так пошли навстречу…

За это время Девон поднялся с лежанки и, придерживаясь за стенку, подошел к решетке.

— Не спорь с ним, Молли. Они всегда окажутся правы… Да и я не настолько плох…

Молли жадно вглядывалась в его лицо, и ее губы непроизвольно кривились, словно от боли.

— Господи! Что они с тобой сделали?.. На тебе живого места нет!

— В ближайшее время я вряд ли смогу нравиться девушкам…

— Перестань!..

Джером фыркнул, даже Мортон не удержался от улыбки. Но тут же сделал вид, что закашлялся. Молли повернулась к помощнику шерифа.

— Пожалуйста, оставьте нас всего на минуту одних!.. Мне нужно поговорить с ним об адвокате.

— Об адвокате?.. Хе… мадам. В тех делах, в которых его обвиняют, никакой адвокат не поможет. Ему лучше поберечь свои денежки на могильщика.

Гневно взглянув на него, Молли погрозила пальцем.

— Мистер Джером, вы слишком много себе позволяете! И об этом тоже будет известно судье… Кроме того, я знаю правила. Вы обязаны оставить меня наедине с заключенным. Он, как всякий человек, имеет право предстать перед справедливым судом!

— Да сколько угодно! — проворчал Джером. — Будет ему справедливый суд. Если только найдется двенадцать придурков, которые готовы ради него бросить свои дела и заседать в суде. — Однако, взглянув на решительное лицо девушки, хмыкнул и направился куда-то по коридору. — Делайте, что хотите. У вас — пять минут…

Прижавшись к прутьям решетки, Молли опять стала разглядывать лицо Девона. Он смутился, попытался улыбнуться, но вместо этого получилась болезненная гримаса.

— Мортон сказал мне, что вы… ты уже приходила, когда я был без сознания… Я очень ценю это… но лучше больше не приходи.

— Почему?

Она не удивилась, словно была готова к такому повороту.

— Помочь ты все равно не сможешь, только себе навредишь… Тебе жить в этом городе… а мне… Мне уже все равно.

— Значит, ты уже смирился? — спросила Молли неожиданно зло. — Сам себе на шею веревку надел?

— А что может из всего этого выйти? Как ты думаешь?..

— Я думаю? Я думаю, что нужно бороться до конца! — Она вся устремилась вперед, будто хотела проникнуть сквозь решетку, — Девон! Почему ты не хочешь, чтобы я помогла тебе?

— Мне не нужна твоя помощь. Я хочу, чтобы ты ушла и больше не приходила! Ты хочешь, чтобы о тебе говорили как о подружке бандита?…

— Девон! Неужели ты не понимаешь, что это значит для меня?! Почему ты не хочешь, чтобы я помогла тебе?.. Только скажи, что я смогу сделать?

55
{"b":"4635","o":1}