ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо, хорошо, — усмехнулся Хартман и поднялся со стула. — Может, хотите пока почитать что-нибудь? У меня есть прекрасные, оригинальные издания… Вот, например, невероятный сюжет «Кейт — гроза окрестных гор». Это с вас списано?

Хартман смотрел так серьезно, что Кейтлин не решилась рассмеяться.

— Не знаю, не читала. Как только прочту, дам вам знать… А скажите мне, эта мисс Оуэн, она тоже родственница Джейку? Если она приехала вместе с дедом…

— Мисс Оуэн тоже здесь? — удивленно переспросил Хартман. — Не знаю, насколько она ему родственница. Но знаю, что Джейк никогда не относился к этому серьезно…

— Но зачем-то она приехала?.. — словно размышляя про себя, проговорила Кейтлин. И заметила, как на лице Хартмана появилось странное выражение, словно его уличили в чем-то. Но он быстро справился с собой и улыбнулся.

— Еще какие-нибудь вопросы о родственниках Джейка?

— А вы не знаете — они помолвлены? Мне показалось, что мисс Оуэн как-то так смотрела на Джейка…

— Мисс Конрад, — суховато отозвался Хартман, — а вам не приходит в голову, что не очень вежливо и воспитанно интересоваться такими вещами? Не проще ли спросить об этом самого Джейка или его деда?

— А у деда… его, — машинально, словно не слыша, спросила Кейтлин, — есть еще внуки?

— Нет. Джейк его единственный наследник.

Кейтлин потрясла головой. Она вспомнила, как в одном из городов, она уже не помнила, где именно, видела на центральной улице огромный, сияющий огнями магазин, над входом в который было написано большими красивыми буквами: «Джейкоб Кресвелл и сыновья». Но какие же сыновья? Кейтлин ничего не могла понять.

— Успокойтесь, — услышала она наконец слова Хартмана. — Джейк вполне взрослый человек и умеет контролировать свои чувства. Мне он, во всяком случае, никогда не говорил, что собирается жениться на прекрасной мисс Оуэн…

— А мне это абсолютно безразлично, — отозвалась Кейтлин несколько рассеянно. — На мне он жениться не собирается. В его планах, которые он, как вы говорите, всегда доводит до конца — только доставить меня к маршалу Соединенных Штатов и сдать ему с рук на руки.

— Вот видите, он и это выполнил, — с какой-то странной усмешкой сказал Хартман. — А вы в нем сомневались…

— Что вы имеете в виду? — спросила Кейтлин, чувствуя, как все начинает обрываться внутри.

— Я — Роджер Хартман, федеральный маршал штата Колорадо… Приятно было познакомиться.

Кейтлин застыла. Все, что грезилось впереди, все, пусть самые несбыточные и безумные надежды, вдруг сжались, сморщились, словно сгорающая в огне бумага, и померкли.

— Джейк, — сердито выговаривал Джейкоб Кресвелл, теряя терпение, — когда ты, наконец, образумишься? Когда тебе надоест таскаться по задворкам и ты вернешься в тот мир, к которому принадлежишь? — Он со стуком положил на стол тяжелую серебряную вилку. — Я не шучу!

Внук бесстрастно, может быть, лишь с некоторым раздражением посмотрел на него через стол.

— Зачем все повторять в сотый раз? Я уже говорил, что не собираюсь возвращаться. Я давно принадлежу этому миру, этим задворкам…

— Джейк, как ты можешь? — вмешалась Шарлин с точно рассчитанной драматической интонацией. — Послушай, что ты говоришь?! Ты принадлежишь этому миру дикарей и негодяев?! Ты готов, чтобы тебя окружали женщины вроде той растрепанной, распущенной особы, которую мы видели на вокзале?! Опомнись!

Джейк, с трудом сдерживаясь, чтобы не поморщиться, взглянул на Шарлин. И чего дед вбил себе в голову, что она ему нравится? Джейк не то чтобы не любил ее или относился к ней плохо. Все было гораздо хуже. Он не относился к ней никак. Она была неотъемлемой частью мира, который для него давно не существовал.

— Шарли, ты противоречишь сама себе, — усмехнулся он. — Все местные, конечно, дикари и негодяи. Но как ты можешь называть растрепой и черт знает кем женщину, которую видишь первый раз в жизни? Может быть, она мне нравится?

Шарлин застыла с широко распахнутыми глазами, и Джейк на миг испугался, что они выпадут прямо на стол. Лицо Джейкоба стало наливаться нездоровой багровостью.

— Скажи мне, что ты пошутил, — наконец справилась с собой мисс Оуэн.

— Разве было похоже?

— В том-то и дело, что непохоже!

— Значит, я не шутил.

— Джейк, — вмешался мистер Кресвелл, — нельзя же так. Я тебя совсем не узнаю.

Джейк выпрямился и аккуратно положил вилку рядом с тарелкой.

— Это потому, что плохо знаешь. Мне не хочется делать тебе больно, Джейкоб, но скажу: ты меня совсем не знаешь…

— Но… как же? — Голос у мистера Кресвелла вдруг задрожал. — Ты ведь мой внук…

— Прости. Я был когда-то твоим внуком… Но это было настолько давно, и после этого столько всякого произошло… А теперь я взрослый и не очень молодой мужчина… А детство… — Джейк горько усмехнулся. — Я выронил его где-то на повороте. Даже забыл, где именно.

— Хорошо. — Джейкоб поднял руку. — Ты теперь взрослый. Значит, должен понимать, что человек не может всю жизнь прожить здесь… Человек должен жить в нормальных условиях, тем более, если имеет возможность.

— Ты хочешь сказать, что в Филадельфии нормальные условия? Или в Нью-Йорке?.. Да ты сам себе не веришь! Тут, по крайней мере, шакалы не маскируются под верных псов!

— Как ты можешь говорить такое?! — У Джейкоба задергалась нижняя губа. — Тут все, кому не лень, ходят с кольтом в кобуре и готовы выхватить его по самому ничтожному поводу!

— Обычная мера безопасности. Всякое ничтожество будет поосторожнее, если увидит, что ты сможешь ответить ему… Но обычно кольты используют против зверья и змей, которых полно в этих местах. Ковбоям на работе без оружия просто нельзя. Но это не значит, что они готовы палить в кого попало на главной улице города.

— Значит, и то, что я тут слышал о тебе, — тоже пустые слухи?

Джейк пожал плечами.

— Понятия не имею, что ты мог слышать.

Теперь настала очередь Шарлин отложить вилку. Она побледнела и стала выговаривать Джейку, словно строгая учительница:

— Мы слышали, Джейк, что ты зарабатываешь на жизнь, убивая людей! Общаешься с печально известными женщинами и бандитами… Вот что мы слышали!

— А, это… В общем-то, вам все верно рассказали.

— Джейк, как ты можешь?!

— А что такого, дорогая? Только не падай в обморок. У меня такая работа, я неплохо с ней справляюсь…

— Работа — убивать людей?..

— Работа — восстанавливать справедливость… И не смотри на меня так. — Джейк заговорил серьезно, даже зло. — Ради этого иногда приходится и пострелять… Я не собираюсь извиняться, что делаю в жизни то, что хочу делать.

За столиком повисла напряженная тишина. У Шарлин дрожал подбородок, лицо Джейкоба из багрового сделалось серым, потом опять побагровело. Джейк сидел спокойно, наблюдая за ними.

Наконец, отослав нетерпеливым жестом подскочившего официанта, Джейкоб прокашлялся и заговорил:

— Ладно. Только я все равно не понимаю, что привлекает тебя в этом! Что держит тебя здесь?.. Я ожидал увидеть прекрасную землю, широкие просторы для приложения сил, а тут… извини, какая-то пустыня. На сотню миль можно не встретить человеческого жилья.

Джейк улыбнулся и кивнул.

— Знаешь, в Филадельфии я наблюдал, как ты строил на пустыре универмаг. Ты пропадал там с утра до ночи, сам руководил стройкой, все рассчитывал наперед, переживал, если что-то не получалось… И я тебя понимал — это твое, тебе это нравится. Но и ты пойми меня… Я люблю эту пустыню, люблю ледяной ветер в лицо с перевала. Люблю смотреть, как кружат ястребы над водопадом. Мне нравится скакать на коне и знать, что за весь день могу не встретить ни одного человека! Это — моя жизнь, и она мне нравится…

Джейкоб внимательно слушал внука, и во взгляде его, казалось, что-то менялось. Но когда Джейк закончил, дед пожал плечами.

— Мне трудно это понять. Но я верю… Только обещай, что будешь приезжать ко мне почаще.

— Но я и так приезжаю!

57
{"b":"4635","o":1}